Ярмарки воронежа рукоделия

Евгений Поселянин

Богоматерь

Полное иллюстрированное описание Ее земной жизни и посвящённых Её имени чудотворных икон

Часть 1

рукоделия Часть 2

Содержание
Предисловие. Богоматерь на земле
Глава 1. Рождество. Детство, юность, обручение
Глава 2. Благовещение. Праведная Елисавета. Иосиф Обручник
Глава 3. Рождество Христово. Сретение. Бегство в Египет
Глава 4. Назарет. Детские и отроческие годы Христа
Глава 5. Выступление Христа на проповеди, страдания Его
Глава 6. Жизнь Богоматери по Вознесении Христовом
Глава 7. Успение Богоматери
Глава 8. Почитание Богоматери
Глава 9. Следы Богоматери на земле

Сказание о чудотворных иконах Богоматери и о Её милостях роду человеческому
Январь
          Отрада или Утешение
          Утоли моя печали
Февраль
          Умягчение злых сердец
          Взыскание погибших
Март
          Ченстоховская
          Лиддская икона
          Феодоровская икона
          Иверская икона
Иконы Богоматери, празднование которым совершается в дни преходящие по пасхалии
Апрель
Иконы Богоматери, празднование которым совершается во дни преходящие, по пасхалии
Май
         Владимирская икона
Иконы, празднование которым совершается в дни преходящие по Пасхе

Июнь
          Достойно есть

          Боголюбская
          Тихвинская икона

Июль
          Смоленская икона
Август
          Толгская икона
          Семистрельная
          Донская икона
Сентябрь
          Неопалимая купина
          Знамение (Курская)

          Почаевская икона
          Явление Божией Матери преподобному Сергию Радонежскому
Октябрь
          Икона Покрова Пресв. Богородицы
          Казанская икона
          Всех скорбящих Радость
Ноябрь
          Скоропослушница
Декабрь
          Нечаянная Радость
          Неувядаемый цвет

Иконы Божией Матери, день празднования которым не установлен или не известен

Приложение: Чудотворные иконы Божией Матери, упомянутые в месяцеслове

Предисловие. Богоматерь на земле

Восемнадцать с лишком веков от того дня, когда Дева Мария на руках Своего Сына была вознесена к великому Престолу и после жизни несказанной скорби, мук и уничижений была коронована на чудное царство небес, — эти восемнадцать веков бессильны были умалить восторг человечества пред тихой святыней Девы Марии.

В немногих дошедших до нас отзывах Ее современников слышно безграничное восхищение сердца, слышны чувства, превышающие всякие слова, не умеющие найти достаточных выражений.

Дионисий Ареопагит, нарочно приезжавший в Иерусалим из Афин, чтоб видеть Богоматерь, писал своему учителю апостолу Павлу:

«Свидетельствуюсь Богом, что, кроме Самого Бога, нет ничего во вселенной, в такой мере исполненного Божественной силы и благодати. Никто из людей не может постигнуть своим умом то, что я видел. Исповедую пред Богом: когда я Иоанном, сияющим среди апостолов, как солнце на небе, был приведен пред лицо Пресвятой Девы, я пережил невыразимое чувство. Предо мною заблистало какое-то Божественное сияние. Оно озарило мой дух. Я чувствовал благоухание неописуемых ароматов и был полон такого восторга, что ни тело мое немощное, ни дух не могли перенести этих знамений и начатков вечного блаженства и небесной славы. От Ее благодати изнемогло мое сердце, изнемог мой дух. Если б у меня не были в памяти твои наставления, я бы счел Ее истинным Богом. Нельзя себе и представить большего блаженства, чем то, которое я тогда ощутил».

Обращаемые к вере апостолами, с проповедью обходившими вселенную, новые христиане стремились видеть Богоматерь, Которая одним Своим видом свидетельствовала о том, что Родившийся от Нее был воплотившийся Бог. Игнатий Богоносец, архиепископ Антиохийский, бывший, по преданию, тем самым отроком, которого взял на руки Христос, говоря: «Если не обратитесь и не будете, как дети, не можете войти в Царствие Небесное», — говорит в письме к Иоанну Богослову:

«Много жен у нас только о том и думают, как бы проехать к вам, чтоб видеть Матерь Иисусову. Достойные доверия люди поведали нам, что в Ней, по Ее великой святыне, человеческое естество кажется соединенным с ангельским. И все такие слухи возбудили в нас безмерное желание видеть это небесное чудо...»

Но разве с тех пор, как Богоматерь призвана была в небо, уменьшилось стремление к Ней сердец человеческих? Только не нужно теперь плыть из Антиохии в Иерусалим, чтоб войти в общение с Ней. Пред успением Своим Богоматерь говорила плакавшим пред Ней христианам, что теперь Ей будет легче помогать людям, всегда видя Сына Своего. Она обещала посещать весь мир и заботиться о нем.

И как чудно сбылось это обещание! Тот, кто однажды доверил Ей свою жизнь, приобрел в Ней неизменную Заступницу.

Если жизнь человеческая представляется страшным полем, где в безумной борьбе между собой валятся люди, где гибнут мечты, надежды, где звучат нескончаемые вопли и стоны, то над этим житейским адом царит одно отрадное видение. Чудная Дева Небесная с безграничной скорбью и любовью во взоре, с ланитами, по которым стекают жемчужины слез, стоит над этим морем людского страдания, спускаясь туда, где оно особенно ожесточилось. Не в силах Она изменить лица земли, водворить рай на месте земной каторги. Но, приникая к исстрадавшейся, обезумевшей, отчаявшейся душе человеческой, как склонялась некогда над Своим Божественным Младенцем, Она шепчет душе верную весть о лучших днях... Как мать, Она знает подходы к сердцу человеческому, и под Ее безмолвную речь ослабевшая, одряхлевшая вера становится живым видением и ясным предчувствием.

Ужасы жизни меркнут пред сиянием дивных картин, навеваемых на душу Ее благодатной силой. Вместо земного раздора и земных уродств восхищенному взору открываются райские дали, сонмы светлых небожителей, сверкание лучей славы Божьего Престола...

Слава, слава Деве Марии!

Она была таинственной лестницей, по которой соскучившееся и стосковавшееся на земле человечество восходило на небо. Она была связью между Богом и людьми: благоволением Бога к людям, дерзновением людей к Богу...

Какие символы, какие предания!..

Вот Андрей юродивый, молясь в храме, полном народа, возводит глаза к небу и видит, как Богоматерь, стоя над народом в воздухе, осеняет народ Своим омофором, молясь за него...

«Мы, благоверные люди, радостно празднуем, осеняемые Твоим, Богоматерь, пришествием... Покрой нас честным Твоим омофором!»

Того же блаженного Андрея ангел водит по райским селениям, показывает ему разных святых и их светлые обители, и не видит Андрей Той, Кого больше всего хочется ему видеть, Кого больше всего ищут его глаза. И спрашивает Андрей своего путеводителя, где же Пречистая Богоматерь.

— Ее нет здесь, — отвечает ангел. — Она отошла в многоскорбный мир помогать бедствующим и утешать печальных.

Как хорошо понял значение успения Ее знаменитый Иннокентий Херсонский, когда, составляя акафист этому празднику, он вдохновенно воскликнул: «Радуйся, Обрадованная, во успении Своем нас не оставляющая!»

Дышавший детской верой, любимый и чтимый народом старец Варнава, основатель Иверского Выксунского монастыря, рассказывал как-то с восхищением о красоте своей обители:

«Наш монастырь — что с неба спущенный... Вот, как приезжает к нам на праздник архиерей, встречаем его наруже, пред захлопнутыми святыми вратами, а там внутри от врат до собора стоят монахи с цветами в руках. Начинаем служить молебен, и как в акафисте дойдем до припеве: «Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая», — святые врата вдруг распахиваются настежь, — и все вместе с архиереем входим внутрь». Не так ли тысячелетиями стояло человечество пред заключенными дверями рая, пока Пречистая Дева не повела его за Собой, устилая терния пути цветами Своей благодати...

Время лишь усиливало почитание Пресвятой Девы. На прежние Ее милости и чудеса ложатся наслоения новых милостей и чудес, и бережно одно поколение передает другому те же чувства к Ней, то же сознание, что в трудную минуту есть, Кого позвать в высоком и далеком небе, чтобы оно стало доступным и близким.

Иногда мы не смеем обращаться к Богу. Наша греховность кажется нам страшной стеной между Ним и нами. А если душа наша истерзана неутешным страданием, нам близко чувство ропота, вера наша колеблется, и мы не можем, не смеем молиться Ему так, как молимся в минуты умиления, в часы спокойной, сознательной веры.

И вот в эти дни сомнения, тоски и горя мы находим благую Утешительницу в Матери Божьей.

Ее мы не боимся! Мы знаем, что Ее тихая святыня не отвернется от нас, в каких бы язвах, из каких бы позорных пропастей греха мы к Ней ни пришли.

Мы не видали Ее. Но мы знаем и чувствуем безошибочным внутренним чувством, что часто-часто задумчивый и заботливый взор чудной Матери-Девы останавливается на нас.

Сложны чувства верующего христианина к Матери Божией: жгучее сострадание к Той смиренной Деве Назарета, Которая от дней рождения Христа жила под страшным пророчеством ожидавшей Ее муки: «Тебе оружие пройдет душу»; ужас пред той вершиной страдания, до которой возведена была Ее душа на Голгофе; какая-то нежданная радость при воспоминании о слове, которым Христос с высоты креста в лице Иоанна усыновлял Ей каждого из нас: «Жено, се сын Твой!..» «Се Мати твоя», — и умиленный восторг при мысли о силе и власти сияющей вечной Царицы Небес...

Она была человеком, родившимся, как мы, в условиях земного ограничения; но как высоко вознесла Ее благодать!

Почитание Богоматери является одной из отраднейших сторон христианства и угаснет только тогда, когда будет вытравлена в душе человеческой жажда материнской любви, материнской ласки и заботы.

Мы нуждаемся в сердце всепрощающем, любящем нас не за то, что мы хороши или приятны, а за то, что мы существуем, что оно нас в себя вместило раз навсегда и уже не может от нас отказаться, как река не может не течь и звезда не может не сиять.

Человечество поняло, испытало на себе эту материнскую черту всеобъемлющего, безграничного сердца Марии, Матери Божией. В этом сердце оно нашло надежнейшее убежище от горя земного, и чудные связи связали страдающее, рвущееся к небу, но прикованное к земле со светлыми порывами и неисчислимыми падениями человечество с Непорочной Девой Марией.

К Ее лику, смотрящему с улыбкой услады или тихой грустью на приходящих к Ней, бегут малые дети, шепча свои несложные желания, доверяя свои заботы и делишки. Женское сердце, переполненное счастьем разделенной любви или страдающее мукой любви, — к Ней же, не знавшей иной любви, как поклонение Своему Иисусу, несет свою радость и печаль, Ей рассказывает свои надежды и мечты. Строгий затворник, уединясь от людей в подземной пещере, куда никогда не проникает свет солнца, ставит у себя Ее икону с неугасимой лампадой, и Пречистая Дева Мария одна заменяет ему все те радости и утехи, которых он себя добровольно лишил.

Итальянский разбойник, идя на свое страшное дело, склоняет колени и преступную голову перед Ее статуей и тем как будто говорит: «В моей беззаконной жизни есть одна святыня и луч, который не померкнет для меня и тогда, как я посягаю на жизнь людей... Ты свет погибшей души моей, и во аде я буду славить Тебя, Пресвятая, Пречистая Дева Мария».

Магометане, язычники знают о любви и вере христиан к таинственной Деве, и, когда Царица Небес встала на защиту Своих детей, они не пытались бороться с Ней, зная, что сила Пресвятой Девы Марии необорима.

Подумайте о красоте, о всем значении того, что происходит вот уж девятнадцать веков между небом и землей. Не было за эти два тысячелетия ни одной минуты, в которую бы не несся с земли зов души человеческой к Матери Божией.

Не страхом, не угрозами, а любовью и безграничным милосердием ведет людей ко Христу Богоматерь. Она жалеет человечество каким-то жгучим, всепрощающим состраданием. Она принимает на Свои руки людей, которым, по-видимому, уже нет возврата к благой жизни.

Одному афонскому монастырю угрожали разбойники, и воля Божия была в том, чтоб иноки были наказаны разрушением обители за их нерадивую жизнь. Тогда одному иноку, молившемуся пред иконой Богоматери, был слышен от этой иконы голос, предупреждавший об опасности. Младенец Христос хотел заградить Своей ручкой уста Приснодевы, но Богоматерь со сладостной улыбкой отводила эту руку от Своих уст, — и обитель была спасена. Вот верный и трогательный символ этой чудной, продолжающейся в веках борьбы Божественного правосудия и ничем не истощимого, никогда еще не побежденного милосердия Пречистой Девы.

В именах прославляемых икон Богоматери благодарное человечество отразило свои чувства к Теплой Заступнице мира холодного.

То радость весны, ибо Дева была, действительно, весной для человечества, то похвала милующей любви Ее, — вот что звучит во многих из этих имен.

«Благодатное Небо», «Благоуханный цвет», «Взыграние», «Взыскание погибших», «Воспитание», «Всех скорбящих Радость», «Милующая», «Живоносный Источник», «Избавительница», «Милостивая», «Млекопитательница», «Нечаянная Радость», «Услышательница», «Неувядаемый Цвет», «Призри на смирение», «Скоропослушница», «Сладкое Лобзание», «Спасительница утопающих», «Споручница грешных», «Умиление», «Утоли моя печали», «Целительница», «Утешение в скорбях и печалях».

Если б мы на земле жили жизнью бесплотных, мы бы не имели нужды ни в чем внешнем, и чувства наши не нуждались бы во внешнем выражении.

Но человек не есть дух. Он — дух, облеченный в плоть. Он окружен видимыми, осязаемыми вещами, а внутренняя жизнь его выливается во внешних действиях, и чувства его невольно выражаются внешним образом.

Он любит — и ему надо видеть любимое существо, смотреть в любимые глаза, слушать любимый голос. А в разлуке он жаждет видеть изображение любимого человека, вглядываться в черты его на портрете, который он как бы оживляет силой своей привязанности и своего воображения.

Вот это свойство души — возноситься мыслью и сердцем к любимым существам, смотря на их изображения, — и дало повод к возникновению почитания икон.

Забота Богоматери о роде людском избрала иконы как средство постоянного и близкого общения Ее с людьми.

Величайшее утешение и отрада для современных Ей христиан, Богоматерь знала, как пусто и холодно будет людям без Нее по уходе Ее из мира.

И вот Она решилась в изображениях лика Своего оставить христианам залог Своего непрекращающегося общения с ними. Святая Дева дала списать с Себя апостолу Луке, искусному живописцу, несколько изображений Своих и обещала, что с этими изображениями-иконами Ее пребудет всегда Ее благодать.

Люди искали новыми и новыми изображениями выразить переполнявшее их к Пречистой Деве чувство восторга и любви. Лучшие художники на своих полотнах старались в красках выразить слагавшуюся в их душе мечту о Пречистой Деве. В тихих кельях монахи-иконописцы изображали на темных досках в несовершенном по живописи, но дышащем верой и умилением образе лик Пречистой.

Однообразен темный цвет,
И дремлет краска вековая;
Но в этом греческом письме,
Но в этой простоте старинной
Есть тайна, внятная душе,
С приветом для мольбы невинной!..
Родное что-то говорит
В чертах, по-видимому, хладных;
Святая милость их манит
Призванье песней безотрадных;
На сердце, сжатое тоской,
Они наводят умиленье,
Они шлют горестям покой
И укрощают дум волненье.

В иконах Богоматери верующие люди, их писавшие, отразили Пречистую Деву в разные минуты духовной Ее жизни.

Вот Она с тоской взирает на крест Своего Сына (Ахтырская). Вот прижимает нежно обеими руками к щеке головку Младенца (Касперовская). Вот, держа правой рукой Младенца, левую в скорби прижимает к голове — обычный жест тяжко страдающих людей («Утоли моя печали»). Вот крепко-крепко обхватила и держит обеими руками протянувшего у Ней на груди Свои руки Младенца, точно боясь, что Его отнимут от Нее, — как готова Она принять на руки и держать в материнских объятиях всякого человека, которому грозят волны мира («Взыскание погибших»). Вот показывает Она сидящему у Ней на коленях, одетому в рубашечку Христу небольшой крест, за который Он схватился ручонкой; а около, на столе, стоит чаша, таинственная чаша, которую Он должен испить (Козельщанская). Вот держит царственно сидящего у Ней на руке, как на престоле, Младенца, Который благословляет, как Бог, правой ручкой, и Сама с царственным видом дает людям благословение (Смоленская). Вот склонилась к Сыну головой и держит в левой руке ветку расцветших цветов («Неувядаемый Цвет»). Вот держит от рук к плечу, обхватывая в то же время Младенца, лестницу, как знамение того, что Она служит связью между землей и небом (Путивльская). Вот восседает на троне в одежде царицы, и на коленях Ее, тоже как на троне, никем уже не поддерживаемый, Младенец. Он положил ручки Свои на головы коленопреклоненных начальников русского монашества, преподобных Антония и Феодосия, а Сама Она опустила Свои руки на их рамена (Печерская). Вот со скорбным лицом держит свободно лежащие в Ее руке обе ручки Младенца, точно скорбит о предстоящей Его участи, но уже согласна отдать Его в жертву (Страстная). Вот покорно поникнула головой, поддерживая руками семь стрел, пронзивших Ее сердце (Семистрельная). Вот печальная прильнула головой к головке Иисуса, ласкает щечки Его перстами, и так оба замерли — Пречистая Мать и Божественный Сын — в предчувствии грядущих мук (Петровская). Вот сияет среди огненной звезды («Купина Неопалимая») — прообраз Ее девства, не нарушенного и Рождеством Христа. Вот распростерла омофор над молящимися в храме (Покров). Вот с грустью принимает ласку Младенца (Яхромская). Вот стоит в воздухе над сонмом бедствующих, разослав ангелов одеть нагих, напитать голодных, поднять больных («Всех Скорбящих Радость»). Вот, подняв руки к небу, являет на лоне Божественного Младенца («Знамение»). Вот, сложив руки, в великолепном царском одеянии, поникла главой, внимает тайнам, святым тайнам, совершающимся в Ее безмолвной душе (Остробрамская).

Все это, в разные минуты благословенной Ее жизни, попытка проникнуть в духовную жизнь Непорочной Девы. И с этой стороны иконы Богоматери — как бы оставшиеся запечатленными шаги Ее на нашей земле, никогда не разлучающаяся с нами память Ее постоянных дум о нас, Ее невидимого присутствия среди нас...

Е. Поселянин

Глава 1. Рождество. Детство. Юность. Обручение


При первом великом несчастье рода человеческого Богоматерь уже сияет людям отрадным лучом.

Когда дух-искуситель соблазнил первого человека и вывел его из повиновения Божеству, Бог произнес искусителю следующее таинственное пророчество: «Вражду положу между тобою и между женой и между потомством твоим и потомством ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту».

Вот это таинственное слово: «Семя жены сотрет главу змия» — явилось единственным утешением в тот страшный час, когда человечество изгнано было из рая, и звучало единственной надеждой и отрадой в те пять тысячелетий, которые человечество томилось в отвержении от Бога, среди земных мук, чтобы после них отходить в унылое царство теней.

Люди, остававшиеся верными Единому Богу, жили смутной надеждой на то, что явится некогда чудный Сын таинственной Девы, Избавитель-Мессия, и наполнит пропасть, отделившую человека от Бога, и вернет людям достоинство «детей Божих», вернет утраченное блаженство.

Среди песен, слов и похвал, которые умиленная церковь сложила в честь Пресвятой Девы, есть два знаменательных обращения к Ней. Это два восклицания из акафистов Богоматери — общего и акафиста Иверской иконе.

«Радуйся, райских дверей отверзение!»

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая!»

Глубокие, чудные слова... Великолепный, правдивый символ!

Пусть двери рая заключены, охраняемы архангелом с огненным мечом... Там, за далью многих десятков веков, маячит лучезарный, спасительный образ. Непорочная Дева Матерь после неимоверного страдания, приняв в человеческую душу Свою крестную муку сладчайшего Своего Иисуса и в этот час выстрадав право на материнство всего усыновленного Ей с креста человечества, — подойдет к этим заключенным дверям; и дрогнет защищающая их рука архангела пред Матерью Бога, и отступит он от заветных заключенных дверей, и тихо подойдет к ним Дева, и тихо распахнет их пред Ею усыновленным и Ею выстраданным человечеством.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая!»

На пространстве ветхозаветных веков, один за другим, являлись пророки, предвозвещавшие о таинственной Деве, и, бросив такой луч надежды страдающему человечеству, сами отходили в безотрадное царство теней. Не останавливаясь на этих пророчествах, вспомним о тех внешних, живых прообразах, в каких Бог обетовал о Пречистой Деве Матери.

Тот корабль, в котором Ной спасся от потопления, носясь в нем невредимо по разбушевавшейся стихии, изображал Пресвятую Деву. Долговременное построение ковчега говорило о долгом приготовлении рода человеческого к рождению Богоматери. Корабль был устроен из негниющего дерева, подобно тому как и Дева Мария и в материнстве пребыла неистленна: «в рождестве девство сохранила». Как ковчег укрыл от гибели Ноя с семьей, так спасутся все, которые доверяют себя заступничеству и покрову Богоматери... И голубица, выпущенная Ноем из ковчега по спаде воде и вернувшаяся с масляничной веткой, опять знаменует собою Пречистую Деву, как величайший момент момент милосердия, когда спал с человечества гнев Божий, удовлетворенный кровию Сына.

«Лествица», которую видел со сне Иаков, знаменовала собою Ту, Которая явилась связью между умилостивившимся небом и прощенной землей, Которая была как бы землей, на небеса вознесшеюся, и небом, к земле приникшим, Которая имела в Себе все человеческое, кроме греха, и все небесное, кроме Божественной сущности, Которая возвысилась до облагодатствованного состояния первого богоподобного человека, даже отдаленной мыслью не познавшего в себе зла, и поэтому беспрепятственным порывом могла взойти к небу, куда повела с Собой и никогда Ею не забытый род людской.

«Купина» (куст), которую увидел Моисей, горящую жарким огнем и не сгорающую, — была тоже прообразом Девы, возвысившейся до непостижимой святости и в материнстве пребывающей Девой.

Огненный столп, который вел израильтян по пустыне, был прообразом Той, Которой церковь восклицает теперь: «Радуйся, огненный столпе, наставляяй сущия во тьме; радуйся, покрове миру, ширший облака...» Церковь назвала ее Одигитрией, то есть путеводительницей.

Святитель Димитрий Ростовский, чья пламенная душа расширялась великим усердием к Пресвятой Деве, пишет: «Мы не отчаиваемся в Божием милосердии, ибо в жизни нашей есть у нас премилостивая Одигитрия, благая Наставница, Пречистая Дева, данная нам от Бога, как столп израильтянам, к обетованной земле ведущий. Она — божественный огонь, просвещающий тех, кто ходит во тьме. Она облако, носившее Бога и изливающее нам дождь Божьей благодати. Она — столп, утверждающий ратующую на земле церковь и защищающий ее от врагов видимых и невидимых».

Ветхозаветный храм Соломонов, сам по себе и всем тем, что в нем вмещалось, служил прообразом Пречистой Девы. Скиния Моисея и «Святая святых», и «кивот завета», и «трапеза», и «светильник», и «кадильница» — все в этом храме было прообразом таинственной Девы.

А теперь, в наши новозаветные дни, сколько раз во внешней природе верующее сердце увидит и почувствует символы Матери Божией!

И плещущие воды половодья, омывающие прибрежные луга, обеспечивая богатый сбор покоса, и тихо-торжественно разгорающаяся на горизонте заря, и звезда, утренняя провозвестница солнца, — все это символы Той, Которая обняла, обхватила Собой всю жизнь человеческую.

Появление Девы Марии исподволь готовилось Божественным Промыслом. Последовательно в длинной цепи поколений возвышалось благородство, утончались чувства, все духовно совершеннее становилась природа, пока, наконец, благословенная чета, Иоаким и Анна, явились той благодатной почвой, на которой мог появиться такой чудный всход, как Пресвятая Дева Мария.

В трех днях пути от Иерусалима лежал ничтожный городок Назарет, где жили Иоаким и Анна, которых мы представляем себе теперь не иначе, как с усвоенным им церковью именем «Богоотцов». Происходили они из царственного рода Давида, потомки которого в то время смешались в общем множестве народа, ничем от других не отличаясь. Они жили безбедно, и Иоаким владел многочисленными стадами. Отличительной чертой их характера было милосердие к бедным. На себя они тратили только одну треть со своих доходов, другую жертвовали в храм, а третью раздавали бедным. Больше ничего не известно об их жизни, но то самое, что от них произошла Пресвятая Дева, должно было доказывать, что они праведностью своею превзошли всех ранее живших людей, были той высшей точкой, до которой могла только достичь жизнь людей в Ветхом Завете. Однако горе, неисходное, ежедневное, постоянно грызущее горе омрачало жизнь этих добрых людей. У них не было детей, а у израильтян это считалось позорным, потому что бездетные люди лишались надежды иметь Мессию своим потомком.

В один из великих праздников Иоаким пришел со своими соплеменниками в иерусалимский храм для приношения жертвы Богу. Но здесь случился человек, который стал говорить уничижительно о его бездетном браке. Тут, в храме, к которому так лежала душа праведного Иоакима, пред жертвой, которую он намеревался с такой любовью принести, его проняло жуткое чувство своего недостоинства. В глубокой скорби вышел он из храма, повторяя: «Для всех сейчас великий праздник, а для меня день слез». Он утешал себя тем, что, быть может, пример его не единственный, и, в надежде найти благочестивого бесчадного мужа, он из храма пошел осматривать родословные таблицы двенадцати колен. Но таблицы сказали ему, что все благочестивые люди имели потомство и даже у столетнего Авраама был сын. Иоаким был до того опечален, что не пожелал вернуться домой, а отправился в пустыню, где в горах паслись его овцы. Сердце его было полно глубокой скорби. Чем он был хуже других людей? Разве он не стремился исполнить закон? За что же такая судьба и такое поношение? Сорок дней он провел в пустыне, решившись не возвращаться домой, пока Бог Израилев не посетит его Своею милостью. И он молился о чуде, молился о том, чтобы Бог помог ему стать отцом, как некогда стал отцом в глубокой старости Авраам.

Весть о печальном событии в Иерусалиме дошла в Назарет до Анны. Она тосковала еще более, чем ее муж, считая себя причиной всего происшедшего, и, как муж ее, горячо молила Бога, чтобы он разрешил ее неплодие.

Как-то, копаясь в саду, она увидала среди ветвей лаврового дерева гнездо едва оперившихся птичек, и вид этого счастливого, полного жизни гнезда поверг ее в еще большее уныние. «Одна я, — говорила она, — мертва и безжизненна. Вся природа прославляет Тебя своими плодами. Все радуются о детях своих, я одна бесчадна, как степь безводная... Господи, Господи! Ты даровал Сарре сына в старости; услыши же и меня, и я принесу рожденное от меня в дар Тебе, и да благословится в нем Твое милосердие!»

Всю душу свою вложила Анна в эту молитву. И, едва кончила она ее, как предстал пред ней ангел Божий и сказал: «Твоя молитва услышана: вопли твои прошли через облака, слезы твои упали пред престолом Господа. Ты родишь Дочь благословенную, высшую всех дочерей земных. Ради Нее благословятся все роды земные. Чрез Нее дастся спасение всему миру, и наречется Она Марией». Анна тут же дала обещание: если у нее будет дитя, отдать его на служение Богу, и, прежде чем поделиться радостью с мужем, отправилась в иерусалимский храм, чтобы благодарить Бога и повторить там свой обет.

Между тем, ангел явился и Иоакиму в пустыне и сказал ему: «Бог услышал твою молитву, у жены твоей Анны родится Дочь и станет вашей общей радостью. В знак верности моих слов иди в Иерусалим. Там у Золотых ворот ты найдешь твою жену, которой я уже возвестил эту радость».

Счастливые супруги встретились в Иерусалиме, рассказали друг другу о явлении ангела и вместе принесли в храме жертву.

9 декабря православная церковь празднует Зачатие Пресвятой Девы Анной, а через 9 месяцев после этого дня, 8 сентября, Пречистая Дева родилась на свет.

Хотя Иоаким. и Анна не выделялись внешним значением своим, Пресвятая Дева имела за Собой длинный ряд предков, восходивший в отдаленные века, и среди них были имена патриархов, первосвященников и царей иудейских.

Существует предание, что по исполнении Марии шестимесячного возраста Анна поставила Ее на землю, чтобы посмотреть, может ли Она стоять. Дитя сделало семь шагов, потом пошло обратно в руки матери. Анна решила, что Дочь ее не будет ходить по земле, пока она Ее не введет в храм Господень. Когда Марии исполнился год, отец Ее сделал пир, на который собрал священников, старейшин и много народа и подносил Марию под благословение священников и первосвященников. Анна же радостно прославляла Бога, что Он разрешил ее неплодие и «отъял поношение врагов ее».

Еще через год Иоаким думал исполнить над Марией обет посвящения Ее Богу, но Анна, боясь, что в храме дитя соскучится по дому, и желая по материнской нежности дольше удержать Ее при себе, уговорила мужа отсрочить на один год его намерение.

Всего трех лет от роду Пресвятая Дева была введена во храм иерусалимский. При храме в то время проживали мужи и жены — из вдов и девиц, ведшие чистый, благочестивый образ жизни. Это был как бы первообраз будущих христианских иноков.

Пресвятая Дева только еще недавно научилась говорить, но уже вся Ее душа влеклась к Богу. Сердце Ее было охвачено пламенем чистейшей любви Божественной. Жизнь среди людей этому удивительному ребенку с созревшей душой не казалась привлекательной. И Она Сама напомнила родителям об исполнении их обета. Печаль от разлуки с Дочерью боролась в душе Анны с радостью вручить Богу тот дар, который она от Бога получила...

Торжественным шествием приближалась Анна с малюткой ко храму. В руках девочек, сопровождавших Марию, и в руках других присутствующих горели свечи. Подробности об этом событии — надо полагать — сохранились в христианстве чрез апостола Иоанна Богослова, который мог слышать о них рассказы из уст Самой Богоматери в те годы, когда имел о Ней попечение.

Навстречу Иоакиму и Анне вышли с пением из храма священники и первосвященник. Анна поставила младенца Марию на первую ступень крыльца храма, которое имело всего пятнадцать высоких ступеней... И совершилось великое знамение. Никем не ведомая, никем не поддерживаемая, Дева легко и прямо взошла на вершину крыльца. Ангелы Божии, конечно, спустились тогда с неба и незаметно вознесли Богоматерь по высоким ступеням. Все были изумлены. А первосвященник, силой таинственного вдохновения, не остановился на том месте, дальше которого не ходил обыкновенно молящийся народ. Он повел за собой Марию в сокровенную глубину храма, во «Святое Святых». А туда не позволялось ходить не только никому из женщин, но не вступали туда даже и священники, и лишь первосвященник однажды в год входил туда, неся с собою жертвенную кровь. Были поражены этим необыкновенным событием не только все присутствовавшие люди, но и ангелы, которые тогда еще не знали будущего Марии.

«Святое Святых» стало местом постоянных молитв Марии. Другие девы не имели права и приблизиться к этому святилищу, а Мария всегда могла входить сюда. Так как там уже не было ветхого ковчега завета, как бы в знамение того, что времена этого завета миновали, то Святая Дева являлась Сама новым «одушевленным Божиим кивотом».

Принеся благодарственную жертву, Иоаким и Анна вернулись домой. Жизнь их, хотя и одинокая, не была уже больше омрачена поношением, никто не упрекал их больше за бесплодие. А Мария тихо росла в Иеусалиме, в обществе сверстниц, так же, как Она, живших при храме. При детях находились благочестивые надзирательницы; они учили своих питомиц рукоделиям и Священному Писанию. Здесь научилась Пресвятая Дева тем ручным работам, которыми усердно занималась всю жизнь до конца Своих дней. Для молитвы, оставив работу, Она уходила во «Святое Святых». Уединение стало необходимым для Нее состоянием. Здесь Ее возвышенный разум весь отдавался Богопознанию. С каждым днем как-то больше и глубже вдумывалась Она в величие Бога, и душа Ее все более и более отражала чудные свойства Божества.

Какая-то благоговейная тихость отмечала Ее поведение. Ни одного неспокойного слова не сорвалось с Ее всегда кротких уст. Речь Ее была приятна, и чувствовалась в этой речи высочайшая истина.

Ежедневно с раннего утра Она молилась до третьего часа (по нашему счету до 9 утра), затем шесть часов проводила за рукоделием или за чтением Священного Писания. С девятого же часа (с 3 часов гщя) опять начинала молитву и молилась, пока ангел, служивший Ей, не приносил Ей пищу. Ум у Нее был восприимчивый, острый, глубокий. Она много думала и очень мало говорила. Пряжа льна и шерсти была самым обычным Ее рукоделием. Часто вышивала Она шелками, особенно облачения священнические.

Посещение ангелами Девы Марии не укрылось однажды от первосвященника Захарии, который был изумлен и самым этим явлением, и тем, что ангел принес Деве вещественную пищу. И стал думать первосвященник, не есть ли Дева Мария та таинственная, пророками предвозвещенная Дева, от Которой родится Мессия.

Живя во храме, Пресвятая Дева лишилась родителей. Сперва умер 80-летний Иоаким, а вслед за ним и Анна. Так в нежном возрасте обречена была испытать горькое сиротство Та, Которая впоследствии должна была исцелять сиротство всех одиноких, покинутых людей, стать Матерью, Утешительницей и Заступницей всех безматерних сирот.

Конечно, сознание Своей беспомощности, Своего одиночества среди людей должно было еще сильнее обратить сердце Марии к Богу, в Котором было теперь заключено все Ее счастье и вся Ее судьба.

Мысль о браке, о земной любви должна была казаться невозможной для Пренепорочной Девы — этого невиданного дотоле на земле воплощения духовности и чистоты. Между тем Деве надлежало стать матерью. Божественный Промысл должен был измыслить такую обстановку жизни Пресвятой Девы, в которой бы девство Ее оставалось ненарушенным и в то же время рождение от Нее Христа казалось бы евреям делом естественным.

По истечении четырнадцати лет пребывания Марии во храме первосвященники объявили Ей, что, по обычаю, Ей надо оставить храм и выйти замуж. Пресвятая Дева им ответила, что Она от рождения посвящена Богу и желает всю Свою жизнь соблюсти девство. Удивились Ее ответу, так как намерение это было необычайно и ново для израильской девушки. С одной стороны, они не смели дозволить Марии по достижении совершеннолетия оставаться при храме, с другой — не решались и силой принудить Ее к браку. А третьего решения вопроса не было. Мучимые неизвестностью, как быть, они, наконец, стали просить у Бога, чтоб Он непосредственно объявил им Свою волю. После общей молитвы священников первосвященник, облекшись в свои священные одежды, вошел за завесу и там увидел ангела Господня. Ангел сказал первосвященнику: «Захария, собери неженатых мужей колена Иудова, из дома Давидова, пусть они принесут с собой свои посохи. И кому Господь покажет знамение, тому ты и вручишь Деву, чтоб он стал хранителем Ее девства».

Захария тогда нарядил гонцов по всем сторонам израильской земли, чтоб созвать мужей в Иерусалим. Приблизился между тем праздник Обновления Храма, на который собралось множество народа и также мужи из рода Давидова, о которых говорил ангел. Первосвященник собрал этих мужей к храму и, отобрав у них жезлы, внес их в храм, произнеся молитву: «Господи Боже, покажи мужа, достойного стать об-ручником Девы». Когда вслед за тем первосвященник вошел за жезлами в святилище, он увидел, что все жезлы остались в своем прежнем виде, а один жезл расцвел. Этот жезл принадлежал родственнику Пречистой Девы Марии, праведному 80-летнему старцу Иосифу, добывавшему себе хлеб плотничьим ремеслом. Так совершилось знамение, которое указало первосвященнику на человека, назначенного Промыслом быть хранителем Девы Марии. Кроме того, что жезл расцвел, на нем сидела голубица, которая вспорхнула в воздух и стала виться над головой Иосифа. Подав жезл Иосифу, первосвященник сказал: «Ты примешь Деву и будешь хранить Ее». Иосиф возразил, что у него есть дома взрослые сыновья, что он станет посмешищем для людей, если возьмет к себе в дом столь юную девицу. Но первосвященник сумел уговорить его не противиться Божьей воле, и тогда же произошло обручение. По преданию, Пречистая Дева была сильно опечалена решением священников. Трудно Ей было расставаться с храмом, но Ей было откровение от Бога, чтобы Она не боялась идти в дом Иосифа, праведного старца, Ее обручника. Иосиф Ей был назначен не как муж, а как хранитель Ее святыни и заботливый Ее служитель. Со стороны все должны были думать, что Мария и Иосиф живут в обыкновенном браке, тогда как Ее девство оставалось по-прежнему ненарушенным.

Старец Иосиф был потомок Давида и Соломона. Это был человек твердого, правдивого, искреннего нрава, скромный, внимательный, трудолюбивый. От брака с Саломией у него было две дочери и четыре сына. Пред обручением с Девой Марией он прожил много лет в честном вдовстве.

Вот Мария рассталась с Иерусалимом, где невидно в священной обстановке протекло Ее детство и отрочество. Иосиф повел Ее за собой в Галилею, в ничтожный, маленький Назарет, на жизнь, полную труда и лишений, на скромную долю. И не знал никто тогда, что этим исходом Девы Марии в Назарет начинался ряд поразительных и великих событий, которые должны были перестроить жизнь вселенной.

Поселившись в Назарете, Дева Мария не изменяла образа жизни, к которому привыкла в Иерусалиме По-прежнему молитвы и рукоделия делили между собой все Ее время. Обстоятельства доставили Ей большую работу, которая требовала Ее особенного внимания. Священники иерусалимского храма задумали сделать новую завесу пред «Святая Святых» и поручили работу нескольким непорочным девам из племени Давида. Работа была распределена по частям между девами метанием жребия, и на долю Девы Марии достался «червлен» и «настоящая багряница»... И вот после посещения для этого дела Иерусалима Пречистая Дева опять в Назарете, в тишине в молчании сосредоточенной души Своей в таинственных, неясных предчувствиях чего-то великого, подходящего все ближе и ближе...

Кто проникнет, кто изобразит эти последние годы пред пришествием в мир Божества!

Ложась на старые страдания, наслоение новых и новых мук человечества чувствовалось слишком уж невыносимо. Все, что земля могла дать, все, до чего человеческий ум, себе предоставленный, мог додуматься — все было достигнуто, испробовано, и ничто не дало полного удовлетворения. С отчаянием и болью люди на пространстве многих десятков веков искали совершенного счастья, стремились пережить такие часы, когда бы могли воскликнуть о себе: «Я все имею, большего мне нечего желать, хочу замереть в этом миге и продлить его на вечность...»

Но такой миг или не приходил совсем, или, блеснув метеором, невозвратимо скрывался. Поражаемые краткостью и непрочностью счастья, некоторые люди доходили до мысли, до решимости самим удаляться из жизни, и самоубийство нередко заключало путь наиболее чутких и содержательных людей античного мира.

Великолепный Рим, покорив себе почти всю вселенную, довел до необычайной смелости жажду наслаждений, но, и захлебываясь в них, не познал счастья. Все в жизни было перепробовано, и ничто не привело к цели. Миру предстояло или обновиться, или оцепенеть в роковом недоразумении, в безграничной, неисходной тоске...

И вот в эти самые годы в далеком Назарете тихо жила Дева, через Которую должно было воплотиться Божество. Была Она высшим явлением, какое мог выставить «старый завет», той счастливой почвой, которую должна была оплодотворить, осиять, осветить новозаветная благодать…

Глава 2. Благовещение. Праведная Елисавета. Иосиф-обручник


И времена и лета исполнились...

Господь повелел архангелу Гавриилу идти в Назарет Галилейский к Деве Марии, обрученной старцу Иосифу, и нести Ей благую весть.

Есть в жизни людей, есть в жизни народов, есть в жизни человечества часы, минуты, исполненные невыразимой сладости, заветные, незабываемые, как обещание и залог счастья. Таким счастьем веет на христианскую душу при воспоминании о событии Благовещения Пресвятой Богородицы.

Тихий слет ангела. Белеют легкие, перистые крылья у него за плечами; белеют белые лилии у него в руках, бесценными сокровищами падают новые слова, им произносимые, — слова неслыханные дотоле на земле: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобой!»

Этими словами небо уже примирялось с землей. Райская радость возвращалась людям...

Кто опишет настроение заветного дома назаретского, где незримо проходит день за днем жизнь Пречистой Девы!..

Вот Она углубилась в чтение священной книги, прочла таинственные слова пророка Исаии: «Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог...» Задумалась Мария над этими словами и стала гадать об образе той Девы-Матери; необъяснимая нежность к этой Жене и Ее таинственному Сыну переполнили Ее сердце... Ей, никогда не желавшей ничего, захотелось всеми силами присутствовать при предреченных событиях. И сказала Она Себе, что была бы счастлива стать служанкой той Девы... И старалась Она распахнуть завесу будущего, угадать, скоро ли совершится это великое событие, когда будет жить Дева пророчества... Тело Марии присутствовало в тихой келье Назарета, а душа воспарила над землей, реяла в небесах, вскрывала будущее, проникала к страшному престолу Вседержителя, там искала разрешения заветной тайны. Изгнанная из рая, ограниченная, робкая все эти тысячелетия душа человеческая, не дерзавшая и в мыслях достигнуть до неба, теперь в лице Мариами могучим порывом веры вновь возвращалась в умилившееся пред Нею, в открывшееся Ее святыне небо. И вот в эти минуты и совершилось таинство благовестия.

«Радуйся, Благодатная: Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах!..» Таковы были слова, которые ангел принес на землю от Бога Той, Которая стала первым оправданным благодатью Человеком Нового Завета...

Пресвятая Дева не была устрашена явлением ангела: к этим явлениям Она привыкла издавна в храме иерусалимском. Но самые слова смутили Ее, так как доселе ни один человек не был назван благодатным.

«Смутися о словеси его»: вот как описывает евангельское сказание состояние тихой души Марии при словах ангела. Ее углубленная, созерцательная природа не выражает изумления своего в словах. Не внешние признаки волнения, а напряжение молчаливой мысли — вот ответ Девы на необычайное, новое для дочери земли приветствие ангела. Она безмолвствует и восприимчивым, сильным умом Своим соображает значение и последствия этого краткого, но необъятно-громадного слова.

Какие горизонты открывались Ей в ту минуту! Какие лучи света лило слово ангельское на Ее будущее, на будущее всего человечества!

Как ни была Она смиренна, этот глагол неба возносил вдруг Ее, безвестную Деву Назарета, на немыслимую дотоле высоту, и Она стояла, вся трепеща, венчанная этим словом, как дивным венцом, вдруг услыхав о великом Своем избрании и смиренно принимая его...

Так в жизни гения бывает час, когда он вдруг прозрит свое назначение и, ликуя, уносится творческой мыслью в небеса, откуда бросает на землю свои возвышенные творения...

Итак, Она безмолвствовала.. И чудно было вокруг. И тишина эта полна была непостижимых тайн и великих обещаний.

На безмолвное ожидание Девы ангел сказал Ей, чтоб Она не боялась, так как обрела благодать у Бога, и что Она зачнет Сына, царству Которого не будет конца.

Со смирением чистая Мария приняла весть о чудном Сыне, склонилась пред волей Божией; но, как невольный крик девственного сердца, вырвался вопрос, которым Она как бы обороняла Свою святыню... Раздалось Ее слово.

«Наконец, — восклицает вдохновенный Филарет, митрополит Московский, в своем слове на Благовещение, — безмолвная Мариам говорит. И слово Ее, исполненное духа, как река, течет и играет; как солнце, сверкает и озаряет; как фимиам, восходит и благоухает...»

«Как будет это со Мной, когда Я мужа не знаю?..» Дева готова стать матерью, Она склоняется пред Божественным назначением, но не хочет и не может изведать земного брака, этого общего пути к рождению на земле... Одной любовью Божественной трепещет это сердце. Все — все помыслы, чувства, стремления — отданы невидимому, неприступному Богу. Он один только и мог бы быть Ее желанным, Ее нетленным Женихом. И в тот миг, как Ей говорили о Сыне, Ее чистейшая душа, вспуганная одной возможностью мысли о браке земном, с силой устремилась туда, в высоту, к единственно желанному и жданному Богу. И тогда совершилось таинственное, чудное, непорочное зачатие...

«Дух Святый найдет на Тебя, и сила Вышнего осенит Тебя; поэтому и Рождаемое свято, и наречется Сыном Божиим», — говорил Деве ангел. И лучи вышней благодати лились на смиренную Избранницу небес, и Дух Господень нисходил на Нее, и сила Вышнего осеняла Ее. И стояла Она, поникнув долу главой, — освященная, осиянная, благодатная земля, зарождавшая в ту минуту небесного Сына...

«Се раба Господня: да будет Мне по слову твоему!»

В IV веке в Назарете, на том месте, где архангел Гавриил благовестил Деве Марии, был воздвигнут храм в память Благовещения. Теперь там стоит латинский монастырь. Церковь его великолепна. Мрамор одевает прежнее жилище убогой Девы, обрученной старому плотнику Иосифу. Большой надпрестольный образ Благовещения, высоко помещенный, царит над всем храмом. От левой стороны алтаря несколько широких ступеней из белого мрамора ведут к уступу скалы, в которой расположены три небольшие комнаты. Тут устроен алтарь, и горит несколько неугасимых лампад. Они бросают таинственный отблеск на освещенный помост. Надпись крупными буквами: «Hiс Verbum caro fait» («здесь Слово плоть бысть») говорит кратким словом о неизглаголанном, на этом месте совершившемся событии. Над престолом возвышается большой образ Благовещения. Вазы с белыми лилиями (цветок, бывший в руках архангела Гавриила при Благовещении и знаменующий чистоту) стоят на престоле и у подножия его. Близ престола две мраморные колонны, поставленные равноапостольной царицей Еленой, означают те места, где стояли Пресвятая Дева и архангел. В третьей пещере есть два боковых углубления. Одно из них служило, вероятно, очагом, на что указывает и отверстие для дыма; в другом хранились домашние припасы.

Есть еще в Назарете, в самом конце города, церковь, построенная усердием русских царей. В ней показывают глубокий колодезь, из которого Дева Мария черпала воду. Вблизи этого места, по преданию, жило Святое Семейство по возвращении из Египта. Свежая, прозрачная вода этого колодца имеет чудотворную силу.

Теперь Назарет — небольшое селение с 300 каменных домов с плоскими крышами и с 30 000 жителей. Он прислонился к горе, с верха которой открывается прекрасная панорама долины, гор и, наконец, Средиземного моря.

Имя Назарета священно для христианина. Христа называли «назарянином». Это прозвище было написано и на древе крестном, на котором Он пострадал за нас.

Впечатление, произведенное на Пречистую Деву Благовещением, было так велико, что Мария испытывала духовную потребность поделиться переполнявшими Ее чувствами с близкими людьми.

Ближайшим по духу к Ней человеком была родственница Ее Елисавета. Архангел Гавриил в явлении своем сказал Деве Марии, что Елисавета зачала сына, и до Девы должен был дойти слух о том, как онемел в храме ее супруг Захария. Все это побуждало Деву Марию стремиться к свиданию с Елисаветой. И Она отправилась в город Иуту, где жили священники (в ста двадцати верстах от Назарета) и среди них Захария. По преданию, пристав к кучке богомольцев, отправлявшихся в Иерусалим, Пречистая Дева, по дороге в Иуту, заходила в Иерусалим. Тут Она передала первосвященнику Свое рукоделье для храмовой завесы.

На месте города Иуты расположено теперь селение св. Иоанна, где живет свыше 500 арабов-мусульман. Там, на том месте, где родился Предтеча Господень, возвышается латинский монастырь с храмом богатой отделки. Под сводом родильной пещеры стоит великолепный престол с латинской надписью о рождении на этом месте Иоанна Крестителя. За селением, под тенью смоковничных деревьев, расположен водоем. Сюда, по преданию, ходила за водой Пречистая Дева, когда гостила три месяца у Елисаветы. Самый дом стоял на скате горы, близ источника. Развалины дома существуют поныне. Среди двора широко раскинулся древний платан. Огромные камни нижнего этажа уцелели от этого бывшего дома Захарии. Здесь-то, у каменного крыльца, ведшего наверх, и происходило, по преданию, заветное свидание Девы Марии с Елисаветой.

Вот Мария тихо приближается к потонувшему в зелени заботливо возделываемых садов городку и уже завидела за причудливо раскинувшим свои ветви.платаном дом Своих родных.

Радостно забилось Ее сердце, предвкушая ту минуту, когда Она впервые с часа Благовещения поделится с преданным Ей человеком Своей великой тайней... Вот уже Она подымается к дому, вступила в ограду, как Елисавета завидела Ее, бросила свое домашнее дело, спешит Ей навстречу, сошла с крыльца, протянула к Ней руки. При первых словах Марии благодать озарила и возрадовала Елисавету: жизнь младенца, которого она в себе носила, почувствовала жизнь зачатого в Деве Христа — совершилась таинственная встреча двух душ. Устами матери взыгравшийся во чреве Елисаветы Иоанн торжественно в лице Пречистой Девы исповедывал и славил Того, Кого он должен был проповедывать, за Кого он должен был умереть.

«И бысть, яко услыша Елисавет целование Марии, взыграся младенец радощами во чреве ея, и исполнися Духа Свята Елисавет, и возопи гласом вели-им и рече...»

Слова, которые воскликнула тогда, по наитию Святого Духа, Елисавета, были теми словами, которые вместе со словами архангела Гавриила посылает постоянно христианство обратно в то небо, откуда они ниспали: «Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего!»

Далее Елисавета, первая из людей, называет Пречистую Деву Богоматерью: «Откуда мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне?» Таким образом, тут, среди этого тихого палестинского дня, среди красоты кончающейся в это время в тех жарких краях весенней поры, впервые Дева Мария была исповедана благоговейным сердцем человеческим за Матерь Бога. В ответ на это величание Елисаветы Дева Мария ответила словами, которые точно так же вошли в обиход богослужения и представляют и смиренную хвалу избравшему Ее Богу, и смиренное сознание великого Своего назначения.

«Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея, се бо отныне ублажат Мя вси роди...»

О чем говорили в эти три месяца пребывания у Елисаветы Пречистой Девы эти две жены, носившие в себе две жизни, которые должны были изменить быт и судьбу вселенной? Какие тайны, какие предчувствия поверяли они друг другу? Какими глазами смотрела Елисавета на Богоматерь, на Которой, конечно, чудным образом сияла святыня Божественного созревавшего в Ней Существа?

Так Ветхий Завет доживал уже последние дни, и сокровенно, неслышно приближалась иная пора, которая должна была начаться с Рождества Христова.

Мария снова в Назарете. Следы плодоношения Ее становятся заметны, и начинается великая скорбь Ее от подозрений Иосифа. Можно представить себе положение человека, который видел в Деве Марии высшее, святейшее воплощение всего самого высокого, самого отрадного, чистого, надземного.

Он радовался, что его старческая рука благоговейно и трепетно охраняет этот цвет непорочности, чудную безгрешную Деву, — и вдруг Она готовится стать Матерью! Неужели могли лгать эти глаза, чрез которые смотрит в душу само небо? Неужели позор лег на это чело, озаренное сиянием какого-то невещественного света? Неужели слова жгучей ласки, слова грешной чувственной любви произносили эти невинные уста, так скупо говорившие земные слова, раскрывавшиеся лишь для того, чтобы в тайне и в тишине, ведомо и слышно одному Богу изливать Ему потоки хвалы и благоверности?

Чем тяжелее разочарование, чем беззаветнее верилось в то, что оказалось низким и поруганным, — тем больше страдает душа, тем с большей горечью смотрит на сокрушенный идеал, которому так горячо поклонялась и который так похоже на других, так обыденно и пошло упал...

С таким-то сложным чувством ужаса, содрогания, боли и горечи должен был мыслить Иосиф о мнимом грехе Девы.

По своей чуткости Пресвятая Дева, конечно, должна была угадать, что происходит в душе Ее обручника. И что было Ей делать?.. Говорить ли ему о том, что было тайной между Ней и Богом?.. Но тайна эта была так велика и сверхъестественна, что ей трудно, невозможно было поверить... Сама Мария была высшим изо всех земных существ всех времен, но и Она как смутилась духом, прежде чем поверила слову архангела... Да и как Ей Самой говорить о том, на какую высоту Она вознесена?

И Пречистая Дева предпочла делать то, что делала потом на всем пространстве Своей невыразимо печальной, невыразимо-испытанной скорбями жизни: молча страдать.

Молча страдать — вот что было на земле Ее постоянным уделом. Это было нескончаемое углубление сердца в непреходящую муку, вечное исхождение невидимою мученическою кровью.

Она молчала, когда в холодную декабрьскую ночь Ей нельзя было приютить новорожденного Сына в теплом доме и когда волы согревали дыханием своих ноздрей Царя вселенной.

Она молчала, когда «искали души Ее Младенца», и в жгучем страхе за Него Она со старцем Иосифом бежала в Египет, попадала в руки разбойников...

Она молчала, когда Ее Сын рос в бедной доле и, быть может, усердного труда старого плотника и Ее неустанно работящих рук не было достаточно для того, чтоб заработать Иисусу дневное пропитание.

Она молчала, когда Он, оставя Ее, ушел на Свое великое дело — на проповедь к народу.

Молчала, когда однажды пришла навестить Его в доме, теснимом народом, и на Ее просьбу выйти к Ней Иисус выслал Ей ответ: «Кто творит волю Отца Моего, тот Мне брат и сестра, и Матерь».

Она молчала, когда Он, Ее Иисус, всю святыню, все Божество Которого Она одна лишь изо всех людей постигала в полной мере, стоял на помосте избичеванный, оплеванный, с терновым венцом на голове, с запекшимися каплями крови на том челе, которое было челом Ее ребенка, в порыве детской любви в былые годы прижимавшимся к Ее груди.

Она молчала, когда волнующаяся, безумная, осатанелая площадь кричала — кричала об Ее Сыне, Ее Иисусе: — «Распни, распни Его!»

Она молчала, когда Он, падая, подстегиваемый легионерами, нес по улицам Иерусалима Свой крест.

Молчала, когда в Ее ушах раздались звуки рокового молота, пробивавшего гвоздями тело и суставы Ее Божественного Сына.

Молчала, когда, вися на кресте, оставленный Отцом, Он переживал муку, в которой собрались муки всех людей, всех времен прошедших, настоящих, будущих, и Она, оцепенев от страдания, быть может, физически чувствуя в груди Своей исполнение пророчества об орудии, проходящем душу, — подставляла эту бесстрашную, все вынесшую, все претерпевшую грудь сверлящему оружию неизмеримой муки... Молчала и смотрела...

Так молчала Она и теперь.

Шел день за днем в таком ужасном недоразумении, когда люди мучатся из-за вставшего между ними призрака и этот призрак можно рассеять несколькими словами, но это слово не говорится. Иосиф мучился подозрением и, вероятно, упрекал себя, как смел заподозрить Пречистую Деву, упрекал, несмотря на всю видимость, несомненность события. Дева мучилась, видя его подозрения, скорбь о Ней старца и жалость его к Ней, — мучилась невозможностью ему помочь.

Наконец, явление ангела Иосифу во сне положило конец этой тяжелой драме.

И тогда все успокоилось.

Можно представить себе великое, захватывающее счастье чистосердечного, глубоко-привязчивого Иосифа, когда он узнал, что обрученная ему Дева, Которую он так чтил и Которую безо всякой с Ее стороны вины заподозрил во грехе, — не только осталась непорочной, но и будет Матерью Господа! Служить Ей еще вернее, чем он служил Ей доселе, служить в будущем Ее Божественному Сыну стало целью остающейся ему жизни. Он поддерживал Деву и Божественного Младенца трудами своих рук и вместе с Пречистой Матерью был свидетелем детских лет Христа.

Он был первым из людей, принесших в дар воплотившемуся Богу не единичные, как то сделали волхвы, дары, не излияния мгновенного восторга, как вифлеемские пастухи, а все помыслы, все плоды своих трудов и усилий.

Он работал на Христа, охранял Его младенчество, оберегал отрочество, следил за Его юностью.

Благо Христа, как и благо Его Матери, Пречистой Девы, было единственной заботой его трудовой, благочестивой жизни.

К сожалению, православные недостаточно помнят этого замечательного человека, с истинно-христианской скромностью совершившего свое дело и незаметно ушедшего от жизни. А между тем, может ли не быть особенно близок к престолу Божьему, может ли не иметь к нему особенного дерзновения тот, кто считался земным отцом Христа, был верным хранителем Пресвятой Девы и так свято исполнил относительно Иисуса — Младенца, Отрока, Юноши — возложенный на него Провидением долг?

Глава 3. Рождество Христово. Сретение. Бегство в Египет


Настало время родиться Христу...

К самому тому времени вышло повеление от Кесаря Августа «написатися вселенней»...

Кто из верующих не читал с умилением в счастливом волнении это величественное и простое, захватывающее в своей поэзии сказание!..

«Пошли все записываться, каждый в свой город, пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Марией, обрученной ему Женой, Которая была непраздна. Когда же они были там, наступило время родить Ей. И родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице».

Мария пошла записаться в Вифлеем, потому что, как утверждает древнее предание, Она оставалась единственной из Своего рода и, не имея ни братьев, ни сестер, подлежала переписи наравне с мужчинами.

Из Назарета в Вифлеем обыкновенного пути более трех суток, но, конечно, чета старца и Девы, носившей в Себе заветное бремя, двигалась медленней. Путница должна была сильно утомляться. Предание говорит, что при одном распутье, не доезжая Вифлеема, Она взошла и расположилась на отдых на большом камне, уцелевшем доныне, и под этим камнем открылся родник воды. Затем Она продолжала путь в Вифлеем. Город был переполнен. Малейшие жилые углы были использованы. Бедным путникам было невозможно разыскать теплое пристанище в городе. Близ ворот Вифлеемских, за городом, у так называемого источника Давидова, находилась в каменистой горе пещера. Она принадлежала к полю вифлеемской жительницы Саломии, бывшей в родстве с Девой Марией и с Иосифом. В бурю сюда загоняли скот и укрывались от зноя и непогоды пастухи. В стене было высечено углубление, в которое засыпали корм скоту. В этом убогом пристанище, вдали от людей и совершилось великое таинство пришествия в мир Христа Спасителя.

Кто проникнет, кто изобразит это приближение юной Девы с хранившим Ее старцем к Вифлеему, под вечер утомившегося шумного дня! Поиски приюта. Вход в пещеру и безболезненное рождение Божественного Младенца...

Холмик из соломы. На нем невместимый Бог. И пеленают Его любовно и заботливо руки Матери Девы... Какие таинства совершились в этой молчаливой душе, полной и нежной заботы о Младенце, как о Сыне, и восторженного поклонения Ему, как Богу... Холодно... Убого...

Но над этой пещерой впервые зазвучала на земле райская песня. Песнь отрады, примирения. Пришли пастухи, созванные ангелами, приехали волхвы с дарами. А Дева все слагала в сердце Своем, все не сводила глаз с Младенца и грела Его Своим дыханием, и грели Его, как Господина, стоявшие тут же в пещере волы и ослик.

Единственные дни, когда материнская любовь Марии не страдала еще от роковых пророчеств. То были дни неомраченной еще радости, и Она созерцала без конца сошедшего на землю Бога, Который был зараз и Ее Сыном, переживая то, что никогда не пережила и не переживет ни одна женщина.

Одно имя Вифлеема заключает уже в себе необычайную сладость для души христианской, и глубокое волнение охватывает паломника, приближающегося к месту рождения Спасителя мира.

Дорога из Иерусалима на Вифлеем идет, постепенно поднимаясь в гору. Пред путником расстилается равнина Рефаимская, а впереди ее — высоты святого Илии.

По пути попадаются развалины сторожевых башен, оград, столбов, окружавших виноградники этой прежде плодоносной, теперь же запустевшей долины. Одну из развалин называют домом Симеона Богоприимца. Долина была во время Христа богата теревинфовыми деревьями, и показывают отросток такого дерева, под которым, по преданию, Пречистая Дева отдыхала на Своем пути из Вифлеема в Иерусалим.

Близ высот святого Илии виден древний колодезь, называемый колодцем «трех волхвов». За монастырем святого Илии открывается вид на Вифлеем. Город расположен по горному хребту, склоняющемуся к югу в долину. Горизонт замыкается горами Мертвого моря и цепью гор Иудейских.

Над местом Рождества Христова несколько раз христиане воздвигали храмы. Теперешний относится, как полагают, ко временам императора Юстиниана. Он посвящен Пресвятой Деве. 15 мраморных ступеней ведут в подземную церковь, к пещере Рождества. Там, в полукруглом углублении, вделана звезда, освещенная лампадами. В нескольких шагах от этого места находится особая «пещера яслей»...

По преданию, Богоматерь пробыла в Вифлеемской пещере сорок дней, причем в восьмой день во исполнение закона Моисеева было совершено Обрезание.

По истечении сорока дней после рождения Младенца Св. Семейство отправилось в Иерусалим совершить обычные обряды. Всякая мать, родившая ребенка, приходила в храм для очищения и приносила в жертву агнца и горлицу, а бедная — двух голубей. Эту скудную жертву принесла в храм и Дева Мария.

Здесь совершилось событие, набросившее тень великой скорби на всю последующую жизнь Богоматери.

Деву с Младенцем встретил праведный и благочестивый человек Симеон. Полный живой веры, он сосредоточенно ждал обещанного Избавителя, и пребывавший в нем Дух Святой открыл ему, что он не умрет, прежде чем не увидит Христа Господня. Обещанием этим он и жил...

Когда Пресвятая Мария принесла Младенца в храм, Святой Дух внушил праведному Симеону идти навстречу и открыл ему, Кто Этот Младенец. Подойдя к Пречистой Деве, Симеон взял на руки Младенца и произнес свои бессмертные слова хвалы и благодарности Богу за то, что сподобился видеть Спасителя людей.

Велик был этот миг. В лице Симеона, одного из лучших людей прежнего отходящего времени, Завет Ветхий приветствовал и поклонялся Завету Новому, который должен был воплотить в Себе Младенец Христос.

Тут же Симеон произнес пророчество. Обратясь к Деве Марии, он сказал Ей: «Тебе оружие пройдет душу». То было ясное, непреложное слово о тех несчастиях, из которых сплелся весь земной путь Богоматери и которые начались уже через несколько дней по произнесении этого пророчества.

Казалось бы, чего ждать, как не обещания радостей, Той, Которую небо избрало своим орудием, Которая оказалась достойнейшей и высшей не только изо всех когда-либо живших людей, но возвысилась и над ангелами, верными служителями Бога!.. Но нет! О радостях ни слова: только предсказание муки: «Тебе оружие пройдет душу».

Вся радость рождения, радость чувствовать Себя Матерью воплотившегося Бога, была помрачена этой угрозой. Конечно, ни пророк, ни Та, к Которой относилось пророчество, не знали в ту пору всех ужасов, всей страшной бездны страданий, какие были уготованы сердцу Матери Девы. Но слово было достаточно сильно, чтоб взволновать, испугать, оставить неизгладимо тяжелое впечатление.

Бывают дни в жизни человека, когда разом происходит внутренний перелом, когда человек, бывший за несколько часов до того ребенком по наивной доверчивости, по безбрежной радости, — вдруг становится взрослым, замкнувшимся в себя, недоверчивым, отовсюду ожидающим бед человеком. Радость жизни навсегда отлетела. Какой-нибудь печальный опыт заставляет отовсюду ожидать испытаний. Холодно, одиноко, робко. И вдали не видно ничего утешающего, отрадного, одно лишь то ровное и привычное, то до невыносимости ожесточающееся страдание.

Такой перелом должны были произвести в жизни Богоматери слова старца Симеона. Эти слова должны были неотступно сопровождать Ее по всем путям Ее жизни, неясным призраком смущать радостные минуты Ее и грозно звучать в Ее ушах всякий раз, как являлось горе, столь часто Ее посещавшее. Безмятежная радость навсегда отлетела от Девы Марии...

И Она, всегда покорная воле Божией, теперь безмолвно склонилась пред жгучим страданием, надвигавшимся на Нее в слове Симеона, и готова была принять это страдание в Свою душу и безропотно его нести.

Среди чудотворных икон Богоматери есть одна, называющаяся «Семистрельной». На ней Пресвятая Дева изображена с главой, поникшей под гнетом тяжкой скорби. В грудь Ее воткнуто семь мечей: четыре с одной стороны, и три с другой. Не есть ли это верный символ обычного душевного состояния Пресвятой Девы? И не началось ли это состояние уже тогда, в храме иерусалимском, в день Сретения?

От волхвов, проезжавших чрез Иерусалим, царь Ирод узнал, что в Вифлееме родился таинственный Младенец, Которому надлежит стать царем израильским. В безумном опасении, что этот Младенец лишит его престола, Ирод измыслил ужасное средство избавиться от мнимого соперника: он послал в окрестности Вифлеема избить всех младенцев включительно до двухлетнего возраста. И 14.000 неповинных детей мужеского пола пали жертвой за Христа. То были первые мученики христианства. По незначительности населения Вифлеема с его окрестностями и громадному числу избитых младенцев можно предполагать, что неистовство Ирода распространилось на более широкое пространство, чем Вифлеем с его окрестностями.

Что переживала Пречистая Дева, когда до слуха Ее, хотя Она и находилась в то время уже далеко, дошла весть о безумной мере Ирода. С какой нежностью, с застывшими в глазах слезами Она должна была прижимать к Себе Младенца Иисуса, только чудом спасенного от страшной гибели.

Ангел во сне вовремя предупредил Иосифа об опасности и велел ему бежать с Девой и Младенцем в Египет.

И вот, Они бегут... Оружие уже вонзилось.

Они путешествовали при тех же условиях убожества, как при незабвенной поездке Своей из Назарета в Вифлеем. Иосиф вел за повод ослика, на котором сидела Дева с Младенцем и помещались скудные пожитки путников. Их угнетала невозможность быстрого движения при всем желании скорее уйти из пределов Палестины.

Есть замечательное предание об одной встрече, которую они тогда сделали и которая повторилась потом при совершенно исключительных обстоятельствах. В одном месте они были окружены разбойниками, и те хотели отнять у них осла и убогое их имущество. Одному из разбойников удалось видеть лик Младенца, и он до глубины души поражен был Божественным видением. Он воскликнул: «Если б Бог сошел на землю, Он не мог бы быть прекраснее Этого Младенца». Разбойник этот не позволил товарищам прикоснуться к светлым путникам и настоял на их освобождении. Богоматерь благодарным взором окинула разбойника и сказала ему: «Этот Младенец воздаст тебе благим воздаянием». Это был тот самый разбойник, которого церковь называет «разбойником благоразумным». Он был распят одесную Христа, исповедовал Его Богом и первый из всего человечества вошел в Царство Небесное.

Другое предание несколько иначе передает о той же встрече. Схваченные разбойниками, путники были приведены в их притон. Там лежала больная жена одного из разбойников, имевшая грудного младенца. Болезнь матери тяжело отзывалась на ребенке. Тщетно силился он высосать каплю молока из ее истощенной груди. Богоматерь увидела страдания ребенка, терзания несчастной матери. Она подошла к ней, взяла младенца к Себе на руки и приложила его к Своей груди. И от таинственной капли, проникшей в увядающий телесный состав, мгновенно жизнь вернулась в зачахшего ребенка. Щеки оживились румянцем, глаза заблестели, полутрупик превратился опять в веселого цветущего мальчика. Таково было действие таинственной капли. И в этом мальчике осталось на всю жизнь воспоминание о чудной Жене, у персей Которой он, умирающий, исцелился. Жизнь не была к нему добра; он пошел проторенной его родителями дорогой преступления, но жажда духовная, стремление к лучшему никогда не оставляло эту загубленную жизнь. Можно думать, что черты благородства отличали его, что, враждуя на богатых, он никогда не занес руку на женщин, на слабых, на детей и на тружеников. Там, в глубине, жил светлый образ, и этот образ требовал от него милосердия ко всему беззащитному, немощному. Подарив ему чудную встречу у врат жизни, Бог за все то чистое и благородное, что таилось в нем под внешним покровом разгула и преступления, послал ему при конце новую встречу с Теми, Кто бросил такой чудный отсвет на весь его житейский путь. И когда он, распятый одесную Христа, сгорая от жгучей боли, пронимавшей его тело, сгорая от бесплодного и позднего раскаяния за все свои преступления, открыл глаза и увидел прекрасную Женщину в безмолвном сосредоточии скорби, смотревшую на Того, Чья вина была выражена в надписи, прибитой к крестному древу над Его головой, словами: «Иисус Назорей, Царь Иудейский», — не узнал ли он тогда свою в детстве Исцелительницу, Которая теперь должна была стать его избавительницей на вечность? Утраченное заветное видение возвращалось теперь, в последние минуты жизни. Чрез Мать он познал Сына, понял, что в Нем и Его заслугой все разрешается, и волны ликующей благодати покрывают бездны греха и заблуждений, и в блаженном порыве воскликнул то слово, которым столько веков потом, по его примеру, падшая душа человеческая, прозревая Бога, звала Своего Искупителя: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем!»

Много вообще преданий связано с бегством Святого Семейства в Египет...

Первый отдых в египетских пределах путники имели в селении Матариэ. Иосиф, оставив Богоматерь с Младенцем под громадным тенистым деревом, отправился искать приют в селении. Ветви дерева склонились над путниками, чтоб усилить над ними тень и прохладу, дать им лучше отдохнуть. Когда Богоматерь удалилась из этой гостеприимной сени, дерево продолжало сохранять свое наклонное положение, а листья его получили целебную силу. Около дерева пробился родник прекрасной, чистой воды. Сохранившись доныне, родник этот дает прекрасную пресную воду, а свойство его тем поразительнее, что все родники и колодцы этой местности имеют солоноватый вкус. Невольно дивишься тому явлению, что разрушились и забыты громадные египетские города, современные Христу, а приютившее Его дерево и пробившийся рядом источник сохранились и доселе.

Есть предание, что при входе Святого Семейства в город Гермополис, лежащий в Верхнем Египте, одно высокое дерево, как бы не смея стоять пред Христом, нагнулось до самой земли и поклонилось Ему.

У коптов существует предание, что Богоматерь с Младенцем жила в городе Бэнюсефе, в трех днях плаванья по Нилу от бывшего Вавилона (старый Каир). Самое имя этого места (по-еврейски оно значит «Иосиф») подтверждает вероятность этого предания. Христиане старого Каира показывают также пещеру, где жило Святое Семейство. Там сохранилось углубление в стене, где под заботливым взором Девы Матери спал Божественный Младенец. Сама же Богоматерь отдыхала на соседнем каменном ложе.

Сохранилось еще предание, что при входе Христа в Египет по всей стране пали и сокрушились невидимой силой идолы.

Срок пребывания Святого Семейства в Египте неизвестен. Конец ему положило новое явление Иосифу ангела, который сказал ему, что гонителя Младенца уже нет на свете, и велел возвращаться назад. В пределах палестинских ангел в новом явлении своем приказал идти в Галилею, в Назарет. Так должно было сбыться пророчество: «Назорей наречется...»

Глава 4. Назарет. Детские и отроческие годы Христа


И вот Святая Семья в том Назарете, где жила Дева Мария после обручения с Иосифом, где приняла Она чудную весть о рождении от Нее Христа, снова в местах привычных, знакомых.

Но как изменилась во всем Ее жизнь!

Тот Бог, к Которому так стремилась Ее душа, теперь с Ней, и этот Бог — Ее Сын.

Как полна была Ее жизнь! Сколько отрады доставляло Матери следить за возрастанием премудрости и добродетели Сына!

Вспомним о том, как пылко мечтала смиренная Дева Назарета о Матери Божией, как образовалось в Ней желание под влиянием этой мечты стать последней из служанок Богоматери и это служение принять, как величайшее счастье жизни... И вот тут эта Матерь — Она, а предвозвещенный пророками Мессия — это Он, Ее Сын, Ее Иисус, растущий у Нее на глазах.

Трудно представить себе мысли и чувства в ту пору Той, Которая была человеком и в то же время знала о Себе, что Она Матерь воплотившегося Бога... Действительность, превосходящая всякую мечту, небо, спустившееся на землю, земля, вознесенная к небу...

Он рос, и Она с умилением и радостью следила за Его развитием, и сколько скорби было в этой радости!

И в те дни, когда Она держала Его у Своей груди или созерцала Его безмятежно раскинувшимся на Ее коленях, сладко вздыхающим в тихом сне, с ненаглядным лицом прекрасного ребенка, на котором, однако, лежала неизъяснимая печать Божественности; и когда Он играл с Иоанном, сыном Захарии и Елисаветы, старшим Его на полгода, — все та же мысль страшила Пречистую, тою же грозою отдавалось в ушах вещее слово старца Симеона: «Тебе оружие пройдет душу!» — и сердце сжималось...

Когда Он вышел из поры первого младенчества, опасения все так же не покидали всегда взволнованного, всегда чуявшего беду сердца Матери...

Вот они опять вдвоем с Иоанном, сыном Елисаветы, присели около дома и с несвойственной детям тихостью ведут между собой какую-то беседу, а сердце Матери бьется тревогой... О, если б можно было остановить время, если б можно было, чтоб эти родственники-мальчики никогда не уходили с глаз Ее, Девы Марии! Если б мир, если б жизнь со всеми ее загадками, со всеми тайнами непонятными никогда не призвала их к себе, не встала между ними, этими несказанно милыми и дорогими детьми и всегда готовыми к самоотверженной защите грудью их матерями... Но нет, нет, будущее сурово: жизнь грозится... «Оружие пройдет душу...» О, если б время могло остановиться, если б после всех чудес свершилось еще новое и большее чудо: если б Божественный Младенец мог навсегда остаться Младенцем, не выходить из Назарета, от зоркого охраняющего взора Матери!..

В Евангелии нет решительно никаких указаний на детство Христово. Лишь с благоговением напрягая свое воображение, мы можем представить себе приблизительные картины этого детства. Евангелие говорит, что Христос был в повиновении у Иосифа и Девы Марии. Так как Иосиф тяжелым трудом добывал для маленького Иисуса и Его Матери насущный хлеб, то, конечно, Христос, как только стал подрастать, уже должен был помогать мнимому Своему отцу в его трудах.

До сих пор ни в духовной литературе, ни, тем менее, в искусстве не разрабатывали эту тему — о «трудничестве» Отрока Иисуса. Но вот в 1908 году на выставке парижского салона (громаднейшая международная выставка картин) появилось полотно, обращающее на себя внимание всех верующих, старающихся проникнуть в тайну детских лет Христа. Изображена внутренность очень бедного помещения. Столярный верстак, прекрасная Дева, бедно одетая, вертит колесо. Дева вся в белом, с белым длинным покрывалом на голове, спадающим простыми складками к поясу. У маленького каменного колеса, которое вертится силой другого большого, в сосредоточенной позе сидит старый плотник, обняв руками маленького Мальчика. Луч света, пробравшись снаружи из небольшого оконца, образует род сияния вокруг головы Ребенка. В Своих ручках Он держит кусочек дерева, из которого летит мелкий дождь опилок от соприкосновения с быстро вращающимся колесом верстака... Кто не узнает в этой обаятельной картине старца Иосифа, обучающего Отрока Христа столярному делу? Чье верующее сердце не наполнится сладкой грустью при воскрешении этих невидимо блеснувших заветных, священных дней?

И вот, эта работа, беседы с Матерью и уединенные размышления, минуты общения Бога Отца с Богом Сыном — великая, уму недоступная тайна — и должны были составлять главное содержание жизни Отрока Иисуса.

Дни Богоматери проходили, как всегда, в трудах. Имея прекрасное основательное образование в круге знаний, доступных евреям, Она, как говорит предание, учила грамоте детей, и уж конечно, Она же учила грамоте и Иисуса... Странное обучение, где неизвестно, кто больше учился: Мать ли, или Сын, от всякого слова Которого лучи внутреннего знания, постижения причины причин должны были озарять внутренний мир Пресвятой Учительницы...

Рукоделие по-прежнему составляло и в эту пору любимое занятие Пресвятой Девы, и Она лично изготовляла одежду для Себя и Божественного Сына.

Вот внешние рамки, в которых протекала жизнь Святого Семейства, и как мало видно в этих рамках! Навсегда останутся скрытыми главные непостижимые тайны...

О чем думал Божественный Отрок? Каково было в Нем соотношение всезнания Божества и ограниченного знания ребенка, пытливо приглядывающего к Божьему миру? О чем мечтал и как именно Он, Отрок Назарета, не переставший быть Богом и не нарушивший Своим воплощением таинственного единства Святой Троицы, — пребывал в общении с двумя другими Лицами Божества?

Хотя и отмеченный сиянием Неба, Отрок Иисус жил так обособленно, что оставался неизвестным даже в ближайших местах. Например, Нафанаил, живший в соседнем городе Кане Галилейской, всего лишь в часе езды от Назарета, впервые услыхал об Иисусе лишь от Филиппа, когда Иисусу было уже тридцать лет.

Так бывает, что великое сокровище остается незамеченным людьми, которые, и имея очи, чтоб видеть, — не видят. Так бывает, что в недрах семейств тайно зреет какая-нибудь чудная девушка, какой-нибудь юноша благородной души, дивного сердца, великих способностей, — и не знает никто о них ничего, кроме их домашних, с тревогой, изумлением и любовью следящих за развитием этих избранных душ.

Когда Иисусу было двенадцать лет, совершилось в Его жизни событие, которое открыло для Девы Марии новый род страдания.

На праздник Пасхи Богоматерь и старец Иосиф взяли с собой Иисуса в Иерусалим. По окончании праздника они пошли обратно в Назарет, — очевидно, со своими земляками. Иисуса с ними не было. Они были уверены, что Он идет сзади с другими богомольцами, и потому не беспокоились за Него. Но на первом роздыхе они обошли все кружки отдыхавших богомольцев и, не найдя среди них Иисуса, стали тревожиться. Опять Его искали и, наконец, решили вернуться в Иерусалим. В страхе и печали вошла Мария в храм иерусалимский, надеясь, вероятно, найти там и подкрепление в скорби Своей, и вразумление, где Ей искать Сына. И вот, видит Она, Отрок Иисус сидит среди древних старцев, известных учителей народных, слушает их со смирением, свойственным отроку Его возраста, вопрошает с силой, доступной лишь Богу. На лицах окружавших юного Христа людей были написаны ужас и изумление пред премудростью Отрока...

Сердце Марии исполнилось радостью при виде дорогого лика Иисусова, и Она обратилась к Сыну со словами нежного упрека: «Чадо, что сделал Ты с нами! Вот, отец Твой и Я со скорбью искали Тебя».

— Что в том, что вы искали Меня? Разве не знаете, что Мне надлежит быть среди того, что принадлежит Отцу Моему.

Это были первые слова, сохраненные Евангелием от Христа, первое открытое признание Себя Сыном Божиим и первое прямое указание Своей Матери на то, что Он не принадлежит уже Ей, а принадлежит делу проповеди и служения людям...

Как тяжело должно было отдаться это слово в груди Марии! Тут, может быть, впервые, жестоко кольнуло Ее то таинственное «оружие» муки, о котором говорил Ей Симеон. Тут стало открываться Ей ясно будущее: Сын, уже не принадлежащий Ей всецело, как в детстве, — Сын, оставивший Ее и ушедший к народу, Сын, по отношению к Которому в полные права Матери Она войдет лишь тогда, когда все Его оставят...

Поняв, что Ее Иисус будет принадлежать не Ей только, а человечеству, Она сделала то, что делала во всю Свою великую и молчаливую жизнь: безмолвно склонилась пред вышнею волею.

А позже сделала Она больше: Она стала Матерью всего того человечества, которое у Нее отняло Ее Иисуса и ради которого Иисус пошел на крест.

Через несколько лет после описанного события Иосиф Обручник отошел к праотцам своим, которым мог возвестить о пришествии в мир желанного Мессии. По преданию, он умер в глубочайшей старости — именно, ста десяти лет от роду. Могила его находится теперь в той самой Гефсиманской пещере, где покоилось несколько дней пречистое тело Девы Марии, до воскрешения Ее Божественным Сыном.

Стесненность в средствах Богоматери стала теперь еще больше, и нужно было еще больше заботы и труда, чтоб поддерживать маленькое, скудное хозяйство. В женских рукоделиях Богоматерь оставалась все так же искусной и неутомимой. Она, между прочим, несмотря на все Свои заботы, сумела соткать для Иисуса замечательный по исполнению красный полотняный хитон без швов. Этот хитон бессменно Христос носил до смерти.

Шел год за годом. Если Евангелие и церковные предания дают нам несколько скудных сведений о младенческих и детских годах Христа, то нет решительно никаких данных о годах Его мужества. Между явлением Его в двенадцатилетнем возрасте во храме иерусалимском и крещением во Иордане все покрыто непроницаемой тайной, но можно достоверно предположить одно, — что Дева Мария в эти годы утешалась близким единением с Иисусом: Он был при Ней, Она видела и слышала Его, — и уже по бесконечным совершенствам Ее, не говоря уже о великости Ее к Нему любви: Христу было ближе, чем кому другому, открывать Ей те тайны, которые Он мог Ей открыть.

Глава 5. Выступление Христа на проповеди, страдания Его

Тридцати лет земного возраста Своего Иисус Христос принял крещение от Иоанна в водах Иорданских и затем провел в пустыне сорок дней в молитве и посте. Затем Он вернулся к Матери и вместе с первыми учениками и Девой Марией принял участие в торжестве брака в Кане Галилейской. Можно думать, что люди, у которых происходило это важное событие, были небогаты. У людей состоятельных и особенно в столь важных обстоятельствах всего бывает заготовлено вдосталь. У этих не хватило вина: быть может, и денег не было, чтоб послать за новым. И вот, в этом стесненном положении людей Пресвятая Дева в первый раз на наших глазах выступает ходатаицей за тех, кто нуждается в помощи в какой бы то ни было трудности житейской — в такой даже, которая во многих людях и сострадание возбудить не может, а возбудит скорее насмешки и зубоскальство...

Какая беда в том, что не хватило вина для гостей, уже, вероятно, достаточно развеселившихся! Но сострадательное сердце Марии чувствовало иначе, и Она обращается к Сыну с тремя короткими словами «вина не имут». Она еще ничего не просит, Она ничего не предрешает, Она только указывает на нужду, чувствуя, вероятно, что указать на нужду Своему Сыну — значит уже восполнить эту нужду. Затем Она говорит прислужникам: «То, что Он вам скажет, то и делайте».

Таково было начало первого чуда Христова, таково первое выступление Пресвятой Девы, как Ходатаицы о восполнении всех нужд христианских. И как часто и беспрестанно приходится Ей указывать Божественному всесильному Сыну на то, чего «не имут» люди, молчаливо требуя послать им это недостающее.

С этой поры Капернаум заменяет собой Назарет, как место более частого пребывания в нем Христа. Можно думать, что бывала и Богоматерь здесь. Иногда Она следовала за Иисусом в Его проповедническом пути. Когда же Богоматерь была при Христе, Ее, по всей вероятности, сопровождали девы и жены, ютившиеся около Пречистой.

После первой Пасхи Своего благовестничества Христос вернулся в Галилею, в Назарет и в воскресный день стать учить в синагоге. От Него потребовали тут чудес, какие совершил Он в Капернауме, и Он произнес тут слово: «Не принимается пророк в отечестве своем». В синагоге поднялось смятение. Народ окружил Иисуса и повел Его за город, чтоб свергнуть Его с высоты горы, на которой стоит город. «Он же, — говорит Евангелие, — пройдя посреди них, удалился», — вероятно, чудесным образом стал невидим.

Предание говорит, что Богоматерь присутствовала при этом страшном событии: Она поспешила к синагоге, как только услыхала о смятении, шла за неистовой толпой и, увидя уступ горы, с которого хотели сбросить Христа, изнемогла от волнения и ужаса.

Место, откуда хотели сбросить Христа, оканчивается отвесным обрывом вышиной сажен в пятнадцать. На этом уступе усердие первых христиан, в память муки, перенесенной здесь Богоматерью, устроило церковь, называвшуюся «церковью испуганной Матери». Она лежит теперь в развалинах. Площадка густо поросла диким алоэ.

После второй Пасхи Своего благовестничества Господь удалился от все возраставшей ненависти фарисеев из Иерусалима к морю Галилейскому, а затем вернулся в Капернаум. Тут Он сотворил множество чудес.

Враги Христовы утверждали, что он творит чудеса силой Вельзевула, князя бесовского. Когда от Него стали требовать знамения с небес, Христос назвал их родом лукавым и прелюбодейным. Тут одна женщина в восторге пред Христом, вспомнив Богоматерь, воскликнула в порыве веры, невольно произнося пророчество: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, питавшие Тебя».

Так прославляла она Богоматерь, и с этого всенародного возвеличения Приснодевы можно считать начало исполнения пророческих слов, которые Пречистая произнесла под наитием Святого Духа во время посещения Ею праведной Елизаветы: «Отныне ублажат Мя вси роди».

Когда до Девы Марии и до так называемых «братьев Иисусовых», т. е. детей Иосифа от первого брака, дошла весть об опасности, угрожающей Иисусу, они задумали увести Его домой и вот, отправились они все к нему: Богоматерь, чтоб видеть Сына; братья, чтоб уговорить Его скрыться с ними. Когда они подошли к месту, где находился Христос, не могли добраться до Него, так как Он был окружен множеством народа и учил его. Пришедшие послали в дом сказать, что Матерь и братья Его стоят вне, желая видеть Его. На это Христос выслал сказать им знаменитый Свой ответ: «Кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра и мать...»

Этим Христос указывал, что для Него нет ничего выше родства духовного, что родство телесное меркнет и никнет пред силой и святыней общих убеждений, пред единением и тождеством мысли и чувства.

Но, конечно, Пречистой Матери тяжко было это слово. Пусть Она и по духу Своему была бесконечно более всех других людей близка ко Христу и в этом отношении, как никто, подходила к словам «о творящих волю Отца Небеснаго». Но все же Она была Матерью не в отвлеченном смысле слова. Она держала Его столько месяцев на Своей груди, вынесла из-за Него столько забот и огорчений, так трудилась для Него: и за всю любовь и Свои муки Она приравнена ко всякому другому исполнителю закона.

Да; Богоматерь как первого и высшего человека Нового Завета должно было первую задеть слово Христово: «Не мир принес Я на землю, а меч». Этот меч духовный отсекал у Нее постоянно Ее Иисуса, чудным образом в то же время приближая Его к Ней как Бога, по мере Ее духовного роста, завершившегося столь беспримерным и недостижимым нравственным величием, что не только как Матерь воплотившегося Бога, а как существо, бесконечно возвысившееся над естеством человеческим, стала Она, на земле рожденная, — Царицей Небес.

Но то, что было человеческого, хотя в лучшем значении этого слова, страдало в Ней от этого ограничения земных понятий, земных требований, привязанностей. Ей хотелось чаще видать Иисуса, беседовать с Ним наедине, чувствовать, что Она Им отличена от других, — а вот услыхала это слово, которое, по-видимому, не делает отличия между Ней и всяким праведно живущим человеком.

Она должна была в ту минуту глубоко страдать, но, как раньше, как всегда, покорно понесла страдание и молчала. Одна из новых и неперестающих Ее жертв. Прежде чем Дева Мария принесла Сына в жертву правосудию Отца на Голгофе, Она принесла Его в жертву роду человеческому, отпуская Его на проповедь, отдавая Его людям, ограничивая ради людей Свою близость к Нему.

Чем ближе подходила последняя Пасха, тем сильнее становилась тревога Богоматери, ввиду все усиливавшейся ненависти фарисеев. Собираясь в Иерусалим на Пасху, Христос открыто говорил ученикам, что Ему предстоит великое страдание...

Кто знает, в минуты уединенной беседы с Богоматерью, какие могли еще тогда быть у Иисуса, Он мог открыть Ей больше, чем открыл ученикам. Да и, наконец, неужели Ее чуткое и вещее сердце не чувствовало тех громадных событий, какие были предопределены столько тысячелетий назад и теперь надвигались неизбежные, неотвратимые?..

И что переживало это уже столь испытанное, столь привыкшее к мукам сердце теперь в ожидании этой новой муки, горчайшей всех мук... Какая борьба, какое раздвоение!

Она была христианка — приложим, наконец, это слово, едва ли приложенное кем-нибудь к Богоматери, Которая была, однако, первою христианкою, ибо первая уверовала в Божество Христово еще задолго до рождения Его, когда ни одна душа в мире не знала об этой страшной и спасительной тайне, — в час Благовещения; и Она же была первым совершенным плодом христианства, облагодатствованным, оправданным. И вот, как христианка, могла ли Она не жаждать, чтоб подвиг Христа совершился. Чтоб силой Его безмерной жертвы рухнули преграды между небом и землей. Чтоб в божественной крови человек убелился паче снега и в невинности первого праотца своего вернулся в потерянный было совсем рай...

Могла ли Богоматерь не желать спасения рода человеческого, истребления древней клятвы, общего воскресения, блаженства будущего века!

Но, кроме того, что Она была христианка, Она была Мать — Мать этого Иисуса — и Его мукой, Его уничижением, Его позорной смертью должно было быть достигнуто все то, чего Она так желала человечеству. И вот тут Ее чувства двоились. Как Мать Она желала бы, чтоб Ее Сын, хотя бы и не оставаясь при Ней, ходил бы по городам Иудеи, мирно уча народ, и смерть Его, понятная Ей, как христианке, казалась Ей, как Матери, ужасным и, быть может, устранимым бедствием.

Последние дни воскрешения трехдневного Лазаря, так хорошо известного Деве Марии. Весть об этом потрясающем чуде, славнейшем, чем воскрешение сына вдовы Наинской и дочери Иаира, громом несется по Иудее. Взволнованный, восхищенный народ устраивает Иисусу при входе Его в Иерусалим небывалую встречу. Заполненные толпой улицы оглашаются криком «Осанна», и зеленые ветви пальм радостно колышутся в руках бегущих детей... Но в эти минуты не сжималось ли с еще большей болью сердце Пречистой?

Через три дня Иуда уже получил за предательство тридцать сребреников... Вот ночь Тайной Вечери, молитва в Гефсиманском саду.

Что делала в эту ночь Пречистая?..

Он Сам, пришедший в мир для страданий, родившийся для того, чтобы быть распятым: Он, как Бог всеведущий, до начала веков уже прозревший Себя на кресте: Он Сам молился в саду Гефсиманском — «Да мимоидет чаша сия»... Что же могла чувствовать Пречистая, как не то же, но еще более горячее желание, чтоб чаша эта миновала: чаша страданий, неимоверных, от века еще не бывших страданий — страданий Ее Сына, Ее Иисуса. Так должна была чувствовать Мать.

Но Пресвятая Дева знала, что «на этот час Христос родился». Она видела, как страдает человечество, как необходим искупительный подвиг Христа — и Ее смятенное сердце должно было в то же время и в испуге отворачиваться от страшного видения надвигающейся муки Своего Божественного Сына и, в то же время, призывать эту муку.

Надо думать, что Богоматерь впервые увидала Христа в эти часы Его поругания и осуждения, в то время, как Пилат вывел Его к народу... Что же чувствовала Она до того... И вот Иисус стоит пред этой бешеной толпой, которая вопит: распни, распни Его, и среди этого народа, распаленного дикой ненавистью, бьется сочувствием великое материнское сердце.

Как ни бывает велика любовь, любовь всей жизни: случается, что какое-нибудь потрясение доводит эту любовь, которая и раньше, казалось, достигала уже величайшей точки своей, до новой, небывалой высоты. И такого напряжения и высоты достигает любовь при страдании любимого существа, когда готов за его жизнь отдать свою жизнь, своей мукой облегчить его муку.

Богоматерь стояла на площади среди этих воплей, требовавших позорной казни для Ее Сына. Волосы, спутанные ветвями терна, были теми самыми локонами, которые Она гладила рукой во дни Его детства. Капли крови медленно текли по тому бледному челу, которое когда-то, в минуты детской нежности, Он так доверчиво прижимал к Ее охраняющей груди... Но теперь эта грудь была бессильна оборонить Своего Сына. Этими глазами, отражавшими теперь бездонный океан немой, бесконечной муки, Он когда-то Ей улыбался...

И все это Она должна была видеть, бессильная облегчить, освободить и утешить.

На Ней не было венца из терния. Народ не требовал распять Ее. Но в тот час на чело Пречистой надет был венец высшей муки, какую узнало когда-нибудь человеческое сердце. Не быв распятой, Она с Божественным Сыном взошла на крест — и ту же невыносимую боль, какую причинили Христу удары молота, пригвождавшие Его к древу крестному, — испытывала Пречистая под ударами этих диких криков «распни, распни Его».

Стоя у дома Пилата, Богоматерь ждала страшного приговора. Доселе показывают небольшое углубление в стене, где, по преданию, Пречистая Дева следила за концом неправедного суда... Наконец, смертный приговор изнесен. На Христа возложили тяжелый крест, который Он должен был нести до места казни. Шествие тронулось. Кругом враждебная, клянущая толпа. Ближе — язвительно торжествующие фарисеи, и в середине — венчанный тернием, исполосованный рубцами от наносимых ударов Христос. Он сгибается под тяжестью. Крест задевает за неровности пути, а римские легионеры — в медных доспехах, широко взмахивая свистящими в воздухе бичами, вонзают их при всякой запинке в уже иссеченное тело.

Существует предание, что Богоматерь, повинуясь невольному движению сердца, как только крестное шествие двинулось, бросилась к Пилату с мольбой пощадить Ее Сына и получила отказ.

Тогда Она побежала кратчайшей дорогой наперерез крестному шествию и, пройдя узким переулком, сзади дворца Пилата, встретилась здесь со Христом и увидела Его под крестной ношей. Есть картина одного иностранного художника, изображающая эту встречу. По каменистому, извилистому пути, идущему вверх, медленно подымается крестное шествие. Виден Христос, приникший почти к самой земле, давимый крестом. Там, спереди, у уступа, стоит Богоматерь рядом с двумя женщинами. Она видела Сына со крестом — и изнемогла, бессильно падает с лицом, осиянным страданием, на руки подхватывающих Ее женщин...

За этим местом дорога вскоре взбирается еще круче. Христос уже не мог нести один Свой крест, и встретившийся с Ним селянин Симон Киринейский помог Ему в несении креста. Тут же обратился Он к плакавшим о Нем женам иерусалимским, а вслед затем, при все увеличивавшейся крутизне пути, великодушная женщина Вероника, по преданию, отерла с лика Христа полотенцем кровь и пот, и тогда на полотенце отразился Божественный лик в терновом венце.

Все поднимаясь в гору, путь шел далее, к так называемым «Судным воротам», где вывешивались приговоры осужденным. Здесь был конец Иерусалима.

Вот, наконец, Голгофа, приготовления к казни, звуки молота, пригвождающего пречистые руки и ноги к крестному древу, — и крест поднят, Христос вознесен страданием над землей — и спасительными всеочищающими волнами от креста Христова благодать страдающего Бога растекается по лицу обновляемой земли.

Христос страдает — и в эти величайшие минуты вселенной Богоматерь бестрепетно занимает при Своем Сыне то место, которое принадлежало Ей давно — в тихую вифлеемскую ночь.

Он оставлен без помощи, одинок — Ее Сын, за Которым недавно еще народ ходил толпами, у Которого было двенадцать ближайших учеников... И все покинули... Кроме одного Иоанна... Один трижды отрекся... Но любовь их всех заместила в те страшные часы безграничная любовь Матери.

Если иногда пред великостию человеческого горя язык немеет, то разве существовало слово, каким Дева Мария могла тогда утешить страдающего Бога и Сына Своего!.. Она только присутствовала, только стояла — и тайная, никогда миром не узнанная беседа велась от духа Матери к духу Сына.

Нет ничего тяжелее, как видеть поругание святыни. А Христос на кресте был для Богоматери не отвлеченной распинаемой правдой, а собственной распятой плотью, Ее пронзенным сердцем...

Поддерживала Ее мысль о том, что страдание Сына Ее есть вольное страдание, о котором Он часто Ей говорил. Поддерживала и мысль о том, как велико значение этих минут в жизни человечества.

Она страдала тихо. Некоторые из посторонних зрителей, пришедших смотреть на распятие Христово, не могли вынести ужасного зрелища казни Господней и возвращались домой, ударяя себя в перси, а Богоматерь бесстрашно стояла у Креста и даже не рыдала. Рыдания нарушили бы и великую торжественность этих единственных в мировой истории часов, и то самообладание, которое Господу, по человеческой стороне Его существа, было тогда столь необходимо.

Этот час был часом величайшего жизненного страдания Богоматери, когда в полной мере сбылось 33 года назад произнесенное пророческое слово Симеона Богоприимца.

Теперь оружие, действительно, проходило Ее душу, и не только проходило, но, можно сказать, вращаясь в разные стороны, терзало эту израненную душу, как неосторожный нож бередит и растравляет свежую рану. Богоматерь страдала за Христа, как за Сына, Которого дивные свойства, известные ближайшим к Нему людям, Она одна знала во всей их полноте. Распятый на позорном кресте был единственный Ее Сын, дорогой для Нее не только по родству, но и по тем страданиям, которые Она за Него приняла и которые начались еще до рождения Его.

Он был дорог Ей и как Существо, давшее Ей невыразимое сокровище любви; наконец, страдала Она за Него и как христианка за Основателя нового великого учения.

Видеть поругание святыни тяжело для того, кто верует в эту святыню. А кто мог более искренне, глубоко и полно веровать во всякое слово Христово и в те новые, высочайшие взгляды, которые принес Он людям, как не Она, Пренепорочная Богоматерь? И выразить свою любовь к Нему Богоматерь ничем не могла в более полной мере, как этим стоянием у креста.

Следуя естественному порыву женского сердца, Она бросилась было после осуждения Христа к Пилату просить пощады, в чем получила отказ, и, может быть, поняла уже тогда, что это было излишне и что это событие, от века предреченное, должно было совершиться.

Слов утешения не было, происходившее было слишком велико и ужасно, чтобы обнять его словами. Она молча стояла и молча сочувствовала, и, как ни велико было страдание Христово, это присутствие Богоматери, конечно, облегчало муку Распятого.

Здесь, в этот заветный час, совершилось великое таинство Христово: усыновление Богоматери Христом рода человеческого.

Быть может, думая о надвигающейся смерти Божественного Сына, Богоматерь, изливавшая до сих пор на Него всю полноту и силу Своей неизмеримой любви, скорбела о Своем одиночестве и о том, что Ей некого будет больше так любить, не о ком будет больше так заботиться. И вот Господь взглянул на Нее Своим страдающим взором и произнес заветное слово, указывая глазами на любимого ученика Иоанна, единственного из всех учеников открыто остававшегося при Иисусе и находившегося в ту минуту при кресте: «Жено, се сын Твой!» и ему: «Се Мати твоя!»

В лице Иоанна усыновлен Богоматери весь род человеческий. Христос как бы говорил Ей: «Я ухожу, Меня более на земле Ты не будешь видеть, не раздастся Тебе Мой сыновний привет, к которому Ты так привыкла; Твои пречистые руки не соткут более для Меня цельного хитона. Отойдя на небо, не буду Я уже нуждаться в Твоей помощи и заботе, но вместо Меня прими в Свое сердце, расширенное таким страданием, другого сына: всех тех людей, которые ради Меня придут к Тебе, ради Меня будут звать Тебя и по вере в Меня и по Моему слову сочтут Тебя своей Матерью. Для них делай то, что Ты делала для Меня, в Своей безграничной заботе всегда готовая на самопожертвование; для них делай и больше, чем для Меня! По Божественности природы Моей не познав зла, Я не мог причинить Тебе никакой скорби, между тем как те, которых Я поручаю Тебе, будут непослушны, ленивы, грешны и часто даже восставать на Меня будут и вновь распинать Меня, обращая тем самым вонзенное в Твое сердце оружие... Но все им прости безграничной, всепрощающей, греющей любовью матери и, как бы грешны они ни были, люби их всех так, как еще ни одна мать не любила своих детей! В этом будет отныне жизнь Твоя, и, как Сам Я был воплощенная Любовь, так хочу, чтобы и Ты показала людям такие вершины любви, до которых раньше никогда не досягало человеческое сердце...»

Этот момент в жизни Богоматери был не менее велик, чем час Благовещения, возвестивший Ей об избрании Ее, как орудия воплощения Божия.

Казалось бы, после смерти Христовой судьба Богоматери должна была уподобиться судьбам других матерей, утративших сыновей, — безграничная скорбь по почившем, вся жизнь, ушедшая в воспоминания; между тем, Ее великой, молчаливой и сосредоточенной душе был открыт теперь новый подвиг — печалования за человечество.

Давая Своей Матери обязанности материнства, Господь давал Ей и великое право этого материнства.

Указывая на род человеческий, грешный, падший, рвущийся к небу и в то же время малодушно, бессильно приникающий к земле, жаждущий веры и томящийся в отрицании, Господь давал Ей тем самым и право молитвы, и обещание, что будет услышана эта молитва Ее за этих падших, слабых и вечно нуждающихся в помощи, заступлении и пощаде.

В момент величайшего Своего страдания давая всякому человеку, уверовавшему в Него, право на родство материнства с Своею Матерью, Господь этим самым как бы братался с человечеством и придавал христианству элемент необыкновенной теплоты, сердечности и благодати.

Действительно, Богоматерь стоит в христианстве невыразимо отрадным явлением, незаходимая Надежда ненадежных, погибших Взыскательница, грешных Спасительница, за всех Ходатаица, Которая не отступит в ходатайстве Своем даже в страшные часы последнего суда Христова!

Есть великолепная картина великого русского художника Васнецова — «Страшный суд», изображенная на западной стене Киево-Владимирского собора. Все дышит в ней ужасом страшного видения — ангела суда со сдвинутыми бровями, с запечатанным тяжелой печатью свитком, где запечатлены все дела человеческие. Непреклонен вид восседающего в великой славе на Престоле Христа, протянувшего вперед руку с письменами учения Своего!

Все дышит ужасом. Стоявший на коленях с сознанием благовестия своего Иоанн Предтеча склонил главу: теперь проповедь покаяния не поможет... Весь этот ужас и непреклонность смягчает лишь отрадное явление: близко-близко к плечу Сына Своего склонилась Богоматерь и шепчет Ему мольбу о милости и пощаде...

И устоит ли грозный Судия против мольбы Той, Которая за Него столько страдала, так много для Него сделала и Которой Он Сам поручил этот бедный род людской, чтобы за него молиться и его спасать?

Никакое слово не опишет состояния души Богоматери в последние минуты жизни Христа, не передаст это сложное чувство скорби, ужаса и содрогания при виде необыкновенных знамений природы, когда среди белого дня померкло солнце и тьма была над всей землей, и факелы, дымясь, бросали трепетный отсвет на страдающий Лик Распятого Богочеловека, — эту раздираемую, невыносимую муку души, чувство, быть может, радости, что великий подвиг совершен, что искупление стало воплотившимся делом, что наступает новая жизнь, и в этой радости безмерность скорби об отходящем на кресте Сыне, — эти крики: «жажду!» «стражду!» — этот вопль к Отцу, Которым для усугубления страданий был оставлен в те часы Сын: «Отче! Отче! зачем Ты оставил Меня?..» Все это перенесло сердце Марии, все это Она пережила в молчаливом страдании. Наконец, «совершилось!», и, преклонив главу, Иисус Христос испустил дух...

Вот Его уже снимают со креста.

Лучшие художники мира изображали разные моменты снятия со креста и перенесения тела Иисуса. На одном полотне изображено, как ученики, приставив к крестному древу лестницу и вынув гвозди, которыми прободены были руки и ноги Христовы, опутав тело полотенцами, медленно спускают его книзу. Обессиленная Богоматерь, упадая навзничь на руки стоящих около Нее женщин, созерцает это зрелище.

На других картинах Богоматерь изображается стоящей на коленях и созерцающей голову Божественного Мертвеца, которую положила Себе на колени.

Вот, наконец, печальный обряд совершен; Христос положен «во гробе нове», к дверям могильной пещеры привален камень и запечатан печатью.


Безмолвным взором окидывая пещеру, Богоматерь, конечно, в этот час вспоминала весь крестный путь Своего Сына, который Она проходила с Ним вместе, особенно близко стоя к Нему во дни гонений, бедствий и испытаний.

Здесь встала, вероятно, перед Ней холодная, дивная вифлеемская ночь, — пещера, в которой Он родился для того, чтобы быть через 33 года положенным вот в эту пещеру; бегство под покровом ночи в Египет; бедная, трудовая жизнь, кротость, послушание, немая ласка Отрока Иисуса, — годы, когда ничто не разлучало Его с Матерью; смерть старца Иосифа, Иисус, оставшийся Ее единственным хранителем, потом — уход Его из дома, начало проповеди, первое чудо в Кане Галилейской в ответ на Ее краткое слово — просьбу к Нему: «Вина не имеют», и затем постоянный страх за Него в эти три года, — сильнейший, чем та постоянно сверлившая Ее сердце боязнь, с которой припоминались Ей вещие слова Симеона Богоприимца; слухи об Его чудесах, воскрешении мертвых, о растущей к Нему ненависти властей и, наконец, эти дни ужаса, Ее стояние у креста, усыновление Ей Иоанна и последний Его вздох...

Вот Богоматерь возвращается по Иерусалиму в пристанище Иоанна, одинокая, осиротелая, как бы вся застывшая в скорби. О чем говорили они в ту великую ночь, когда Божественный Мертвец безмолвствовал в погребальной пещере? Передавал ли Ей ближайший ученик Христа слова последней прощальной беседы с учениками, те слова, в которых Господь обещал не оставить их сирыми и прийти к ним?..

Когда Христос страдает, Богоматери принадлежит первое место около Него; когда наступают дни радости, Евангелие о Ней молчит. Так, о тех днях, когда Христос воскрес из мертвых и в течение 40 дней являлся ученикам, мы не знаем из Евангелия, была ли утешена Пресвятая Богородица посещением воскресшего Богочеловека. Нигде не сказано определенно, что Пресвятая Богородица видела Его. Имя Ее совершенно даже не произносится в Евангелии от времени стояния Ее у Распятого Господа до сошествия Св. Духа.

Несомненно, что люди, составлявшие все первоначальное зерно будущей Иерусалимской церкви, объединенные тогда верой во Христа, находились в величайшем волнении, рассказывали друг другу о том, как Христос являлся им в разных видах, то поодиночке, то двум, то нескольким зараз, как позволял осязать Себя, вкушал с ними пищу. Но можно ли думать, что среди всех Своих явлений Христос забыл Ту, Которая больше всех должна была радоваться Его Воскресению, Которая вынесла такую за Него муку и глубже других могла воспринять священный смысл Его Воскресения?

Когда и сколько раз являлся Христос Богоматери по Воскресении Своем? Некоторые свв. отцы полагают, что Богоматерь всю ночь с субботы на воскресенье провела у гроба Христова и вовсе не разлучалась с Ним. Таким образом, Она раньше, чем Христос явился Марии Магдалине, должна была видеть явление ангела с неба, камень, отваленный от гроба, трепетное падение стражи и благоухающие пелены, лежащие развернутыми на камне и уже не содержащие Пречистого Тела.

Когда Господь явился ученикам, собранным вместе в горнице Сионской, а затем явился еще раз через неделю, то Богоматерь, надо думать, была вместе с ними. Быть может, видела Она и чудесный лов рыбы при море Тивериадском. Апостол Иоанн участвовал в этом лове и мог позвать порученную его попечению Богоматерь.

Наконец, когда Христос через 40 дней по Воскресении вознесся с горы Елеонской на небо, -— по церковному преданию, при этом присутствовала и Богоматерь.

Глава 6. Жизнь Богоматери по Вознесении Христовом

Сион, — имя, часто упоминаемое в приложении к той «горнице», в которой, по-видимому, соединялись ученики Христовы по распятии Его, — представляет южную из возвышенностей, на которых лежит Иерусалим. Царь Давид укрепил его, выбрал местом постоянного жилища, устроил новую Скинию, в которую перенес Кивот Завета.

Евреи считали Сион горой Божией, святой, и хотя впоследствии храм иерусалимский, заменивший Скинию, был воздвигнут на горе Мориа, но Сион продолжал считаться священным.

Доселе на Сионской возвышенности указывают заветную «горницу Сионскую», явившуюся первым храмом священных событий. Тут Господь воскресший дважды являлся ученикам при затворенных дверях, тут был избран, по Вознесении Его, на место предателя Иуды новый апостол Матфей; в той же горнице были собраны верующие, когда в день Пятидесятницы сошел на них Св. Дух. По преданию, около этой горницы находился дом св. Иоанна Богослова, где по воле Господа жила Пресвятая Богородица. Сюда приходили к Ней ученики Христовы, и вместе говорили они о всем пережитом за последнее время. Она рассказывала им о детстве и юности Христа, вместе вспоминали они дни страданий и смерти Его, и должно было казаться верующим, видевшим в своей среде Богоматерь, что Ее устами говорит Сам Христос.

Господь перед Вознесением повелел апостолам пребывать в Иерусалиме, и 120 человек христиан проводили все свое время в неперестающей молитве, готовясь принять обещанного Утешителя. До смерти Христа мы не видим Богоматери среди Его учеников — Она стояла как бы в стороне; теперь же Она стала как бы средоточием молодой христианской общины.

В день «пятидесятный» Богоматерь находилась вместе с апостолами и другими верующими. В третий час дня произошел шум как бы от бури, наполнившей весь дом, и в виде разделяющихся огненных языков на каждого из апостолов сошел Св. Дух.


Получив теперь обетованного Утешителя и Вдохновителя, апостолы, во исполнение слова Христа: «шедше, научите вся языки», — разошлись с проповедью по вселенной, причем время от времени возвращались в Иерусалим. Богоматерь же пребывала с усыновленным Ей апостолом Иоанном, и любимый ученик Христов служил Ей с нежностью сына и бесконечной преданностью. Только раз, получив с апостолом Петром поручение сходить в Иерусалим, чтобы призвать Св. Духа на новопросвещенных, он расстался с Богоматерью, но потом уже не покидал Ее в Иерусалиме до самого конца дней Ее.

Радуясь подвигам апостолов, Пресвятая Богородица Сама никогда не выступала с проповедью. В этом была Она высочайшим образцом смирения, молчаливости. Она усердно служила бедным, подавала нищим, ухаживала за больными, пеклась о сиротах и вдовах. Но главная жизнь Ее была в молитве у гроба Сына. Хотя душа Ее стремилась к скорейшему соединению с Иисусом, Господь до укрепления церкви Своей оставил Ее на земле еще в течение нескольких десятков лет.

Последний раз является Богоматерь в евангельском повествовании в «горнице Сионской» в день сошествия Св. Духа; далее о Ней говорят уже предания.

С Ее именем связано чудо появления нерукотворенноо образа в лиддском храме. Предание это таково: апостолы Петр и Иоанн, придя в Самарию, проповедывали там Евангелие и соорудили в городе Лидде храм во имя Пречистой Девы; затем, вернувшись в Иерусалим, умоляли Богоматерь освятить этот храм Своим присутствием, чтобы молитвы, приносимые там Богу, были для Него приятнее. Пресвятая Дева сказала апостолам на их просьбу: «Идите и радуйтесь: Я буду там с вами». Придя в Лидду, они нашли в новозданном храме, на одном из внутренних столпов его, неизвестно кем изображенный образ Преблагословенной Девы. На этом образе лик Ее и подробности одежды были сделаны чрезвычайно живо, с величайшим искусством. Затем прибыла в Лидду и Пресв. Дева; увидев образ Свой, окруженный молящимся народом, Она возрадовалась духом и дала этой иконе Свою благодатную силу.

Когда все апостолы, кроме Иакова, епископа Иерусалимского, разошлись по вселенной в страны, указанные кинутым ими жребием, тогда и Богоматерь отправилась в Эфес, выпавший по жребию Иоанну. Посетила она, по преданию, Игнатия Богоносца в Антиохии и Лазаря Четверодневного, друга Христова, на острове Кипре, где он был епископом. Лазарь, которого апостол Варнава рукоположил во епископа, сильно сокрушался тем, что давно не видал Богоматери, — сам же он не мог придти в Иерусалим, так как против него злоумышляли иудеи, хотевшие некогда убить его, как живое свидетельство чудодействующей силы Христовой. Богоматерь узнала о желании Лазаря и написала к нему утешительное послание, в котором просила его прислать за Ней корабль, обещая Свое посещение. Можно представить себе радость Лазаря при получении послания Богоматери и удивление его смирению Пресвятой Девы!

Корабль был поспешно снаряжен и послан за Богоматерью, и Пречистая Дева в сопровождении Иоанна и еще нескольких спутников поплыла к Кипру. Плавание сперва шло благополучно, и корабль быстро прорезал Средиземное море.

Уже незадолго до Кипра поднялся вдруг сильный противный ветер, корабль не мог управляться силой корабельщиков, его била буря, и пришлось оставить его на волю Небесного Кормчего. Корабль загнало в Эгейское море, и, промчавшись между многочисленными островами Архипелага, он без малейшего повреждения пристал к берегам Афонской горы.

В этом неожиданном происшествии Богоматерь видела особую волю Божию и вышла на берег неведомой страны.

Гора Афон была полна в то время идольскими капищами, из которых особенно выдавался громадный рам Аполлона, где совершались разные волшебства, гадания и языческие волхвования.

Едва корабль, на котором следовала Пречистая Дева, приблизился к Афонским горам, как злые духи, обитавшие в горах, принуждаемые небесной силой, друг громко вскрикнули: «Люди, обольщенные Аполлоном, бегите с горы и идите к пристани встретить Марию, Матерь Великого Бога Иисуса!» Народ бросился к берегу моря и увидал там приставший корабль с сходящей с него благолепной Женой.

Со страхом и трепетом приблизились они к Богоматери и стали расспрашивать Ее, как Она родила Великого Бога, как Его зовут и где Он находится.

На их вопросы Богоматерь рассказала им тайну воплощения Господа Иисуса Христа, открыла им евангельское учение, описала страдания Сына Своего, Его смерть, Воскресение и восшествие на небо. Необыкновенная сила была в словах этой чудной Проповедницы христианства, и проповедь Ее произвела на народ такое впечатление, что все слушавшие тотчас же пожелали принять крещение. Богоматерь сотворила здесь много чудес, которые окончательно укрепили веру новообращенных.

Оставляя Афон, Богоматерь, благословляя народ, изрекла пророчество: «Это место да будет Моим жребием, данным Мне от Сына и Бога Моего. Да почиет благодать Моя над живущими здесь с верой и благочестием и сохраняющими заповеди Сына и Бога Моего. Они будут иметь в изобилии и с малым трудом все необходимое для земной жизни, и не оскудеет к ним милость Сына Моего. До скончания века Заступницей Я буду месту этому и Ходатаицей о нем пред Богом Моим». Затем Богоматерь села на корабль и продолжала путь к Кипру.

Лазарь, не получая никаких сведений о Богоматери, находился в величайшем беспокойстве. Но вскоре безмерная радость сменила его печаль. Он увидел, наконец, Ту, к Которой так давно стремился, и с великим ликованием встретил чудную Гостью.

Богоматерь рассказала ему о всем происшедшем со времени Ее отъезда из Иерусалима, причем с особой радостью передавала об успехе Ее проповеди на Афоне.

Одно церковное предание говорит, что вместе с апостолом Андреем Богоматерь посетила малоазийский город Эфес. Впоследствии там были воздвигнуты храмы во имя Богоматери, и в одном из них в 431 г. происходил Ш Вселенский собор, защитивший почитание Приснодевы против ереси Нестория.

Дионисий был знаменитый гражданин афинский. Благодаря знатному происхождению, выдающимся дарованиям и учености своей, он достиг высших правительственных ступеней. Услыхав проповедь ап. Павла, он принял христианство. В письме к ап. Павлу он так описывает свое впечатление от свидания с Богоматерью:

«Вождь и начальник наш, — пишет он, — свидетельствуюсь Богом, что, кроме Самого Бога, нет никого во вселенной в такой мере исполненного Божественной силы и благодати. Никто из людей не может постигнуть своим умом то, что я видел и уразумел не только душевными, но и телесными очами. Исповедую пред Богом: когда я Иоанном, сияющим среди апостолов, как солнце на небе, был приведен пред лице Пресвятой Девы, я пережил невыразимые чувства. Предо мной заблистало какое-то Божественное сияние. Оно озарило мой дух, я чувствовал благоухание неописуемых ароматов и был полон такого восторга, что ни тело мое немощное, ни дух не могли перенести этих знамений и начатков вечного блаженства и небесной славы. От Ее благодати изнемогло мое сердце, изнемог мой дух. Если б у меня не были в памяти твои наставления, я бы счел Ее истинным Богом. Нельзя себе и представить большего блаженства, чем то, которое я тогда ощутил».

Свидетельство о том, как стремились к Богоматери тогдашние христиане, мы находим также в послании из Антиохии Игнатия Богоносца к Иоанну Богослову.

«Много жен у нас, — писал Игнатий, — желают видеть Матерь Иисусову и только о том и думают, как бы проехать к вам. У нас проходит о Ней слава, что Она преисполнена всяких добродетелей и благодати: тверда в гонениях и бедах, не скорбит в нищете и недостатках, не гневается на озлобляющих Ее, но благодетельствует им, помогает бедным, сколько может, особенно любит смиренных и Сама смиренна со всеми. Терпелива Она пред насмешками, которыми осыпают Ее еврейские учители и фарисеи. Достойные доверия люди поведали нам, что в Марии, Матери Иисусовой, по Ее великой святыне, человеческое естество кажется соединенным с ангельским. И все такие слухи возбудили в нас безмерное желание видеть это (выражусь так) небесное чудо».

Можно думать, что Господь Иисус Христос оставил на земле Пречистую Свою Матерь в живых на такой долгий срок для того, чтобы в Ее присутствии, Ее попечениями и молитвами умножилась земная церковь, утвердилась и получила дерзновение стоять до крови за Господа Своего.

Всех Богоматерь укрепляла, всех утешала утешением великим, духовным, за всех молилась. Когда св. апостолы были брошены в темницу, Она приносила усиленные к Богу молитвы и внимала посланному ангелу Господа, который ночью отворил им темничные двери и вывел их. Когда первомученик Стефан был веден на смерть, Она следовала издалека; когда же его побивали камнями в долине Иосафатовой, при потоке Кедронском, Она со св. Иоанном, стоя неподалеку на холме и смотря на кончину мученика, прилежно молилась Богу, чтобы Он укрепил его в страдании и принял его душу в Свои руки.

Богоматерь прожила на этой земле около 70 лет.

Когда Савл гнал и озлоблял церковь, Богоматерь возносила об этом гонителе столько теплых и слезных к Богу молитв, что сделала его из хищного волка кротким агнцем, из супостата — апостолом, из гонителя — учеником Господа и учителем вселенной.

Каких благодеяний ни получила первенствующая церковь, как младенствующее чадо от своей матери, от Пречистой Богородицы! Какой ни почерпнула благодати, как от вечно текущего источника, пока, по Ее тщанию, воспитанная и возращенная Ее благодатью, не пришла в меру мужественного возраста и не укрепилась настолько, что ее не смогли одолеть «врата адовы»!

И сбылось тогда слово пророка Давида: «Мать веселящаяся о чадех...» Ежедневно прибавлялись к первенствующей церкви духовные дети: в начале проповедью апостола Петра присоединилось к ней три тысячи, затем 5 тысяч, а потом — без числа.

Апостолы, возвращаясь после проповеди по вселенной в Иерусалим, рассказывали Богоматери, как распространяется в мире Христова церковь, и Она, слушая эти рассказы, радовалась духом и воздавала хвалу Своему Сыну и Богу.

Древние предания сообщают нам и некоторые данные о внешности и характере Пресвятой Девы.

Она была молчалива: говорила мало и лишь самое необходимое, но с большим вниманием выслушивала то, с чем обращались к Ней другие. Она была приветлива и почтительна в обращении с людьми. У Нее были светлые волосы, острый взгляд глаз под черными бровями. Форма лица не круглая и не острая, а продолговатая. Пальцы рук Ее были длинны. Одежда Ее была чрезвычайно простая, чтобы не сказать: бедная. Всякое слово Ее дышало благодатью. И даже, когда Она беседовала с людьми, казалось, что Она беседует с Богом. Она много работала, любимым же Ее занятием было чтение. Она никем никогда не гнушалась, но всех старалась отличить и всем оказать внимание.

В годы Своей жизни в Иерусалиме Богоматерь часто посещала те места, которые освящены излиянием крови Ее Божественного Сына. Бывала Она и в Вифлееме, но больше всего обходила те места, на которых пострадал Христос.

Архиереям и книжникам было донесено, что Мария, Матерь Иисусова, ежедневно бывает на Голгофе и у гроба, в котором был положен Ее Сын, окуривает гроб благовониями и зажигает там огни. Ими была послана стража с приказанием не допускать никого ко гробу Господню, а Деву Марию убить. Но Господь чудесно скрывал от очей стражи и Богоматерь, и тех, кто Ее сопровождал.

Часто приходя на гору Елеонскую, Пречистая Дева подолгу там молилась. Там был небольшой виноградник с садом, бывшим отцовским наследием святого Иоанна Богослова, где Христос часто уединялся на молитву. Тут, как и на Голгофе, все было для Богоматери полно священных воспоминаний. В саду Гефсиманском воздух как бы наполнен был еще звуками той молитвы, которой Сын Ее молился ночью, пред взятием под стражу. На почву этого сада пали когда-то капли кровавого пота Христа, пролитые Им в последнем молитвенном подвиге. Тут же была и та гефсиманская погребальная пещера, где были схоронены родители Пречистой Девы, Иоаким и Анна, и великодушный хранитель Ее девства — Ее обручник праведный старец Иосиф. Над всеми этими местами дорогих воспоминаний возвышалась та гора Елеонская, с которой Господь вознесся на небо.

Приют молитвы Сына стал приютом молитвы Матери.

Глава 7. Успение Богоматери


Всем существом Своим Пречистая Дева стремилась к небу. Чем ближе подходила Она к вожделенному переходу в миры иные, тем сосредоточеннее становилась Ее всегда молчаливая и углубленная в Себя душа.

Молитва служила Богоматери средством для постоянного общения с Сыном. И вся жизнь Ее полна была неперестающей молитвы. Целые дни, целые ночи проводила Она, молясь в винограднике Гефсиманском, и кто расскажет, какими озарениями просветлялась в эти часы молитвы Ее великая душа, какую весть сердце Христово подавало сердцу Марии, безропотно томившемуся в разлуке с Божественным Сыном?

Можно догадываться, о чем была молитва Матери Божией. Молилась Она, вероятно, о процветании христианского дела, о тех церквах верующих, которые под влиянием проповеди апостолов, обходивших вселенную, основывались в разных странах мира. Но, вероятно, более всего молилась Она о том, чтобы скорее разрешиться от уз плоти и вознестись к сладостному лицезрению и вечному стоянию пред Своим Божественным Сыном.

Однажды, когда Богоматерь молилась, явился пред Нею с лицом, сияющим радостью, архангел Гавриил. Он был служителем Девы с самого детства Ее, питателем Ее во «Святом Святых», благовестником воплощения чрез Нее Бога и во все дни жизни Ее неотступным Ее хранителем. Архангел принес Ей от Господа радостную весть о скором Ее преставлении, которое, как он сказал, должно было произойти через три дня.

По другим преданиям, архангел Гавриил явился Богоматери перед Ее кончиной два раза: в первый раз за пятнадцать и второй раз за три дня до Успения. В этот последний раз архангел вручил Деве райскую финиковую ветку. На Елеонской горе, неподалеку от вершины, с которой Христос вознесся на небо, доселе паломникам и путешественникам показывают то место, где Богоматерь приняла от небесного посланника счастливую весть о приближении Своего Успения.

Архангел говорил Пречистой Деве, чтобы Она не смущалась принесенной им вестью, но приняла ее с веселием, так как Она переходит к бессмертной жизни, чтоб вечно предстоять бессмертному Царю славы. Он говорил: «Тебя ждет Сын Твой и Бог наш, с архангелами и ангелами, с херувимами и серафимами, со всеми небесными духами и душами праведных. И возьмет Он Тебя, Матерь Свою, в горнее царство, да живешь Ты и царствуешь с Ним бесконечные веки».

Пресвятая Дева должна была восторжествовать над смертью. Как бессильной оказалась над Ней смерть душевная, так же не могла возобладать над Ней и смерть телесная. Уснув на короткое время смертью, как бы сном, вскоре Она должна была воспрянуть от смерти, как от сна, и, отрясши гробовую мертвенность от очей, как сонную дрему, увидать бессмертную в свете лица Господня жизнь и славу.

В знамение всего этого благовествующий архангел подал Пресвятой Деве райское произрастание. То была ветвь финикового дерева, сияющая светом небесной благодати. Эту ветвь должны были нести пред погребальным одром Богоматери во время проводов к могиле пречестного и пречистого Ее тела.

Что могло быть для Богоматери радостнее, чем жить в небесах со Своим Богом и Сыном и всегда наслаждаться зрением Его Божественного лика? Поэтому в благовестии архангела сошла в Ее сердце великая радость. Она поклонилась до земли и всей полнотой сил Своих возблагодарила Творца Своего, говоря: «Не была Я достойна, Владыко, принять Тебя во утробу Мою, если б не Ты Сам помиловал рабу Твою. Но Я сохранила сокровище, которое Ты Мне доверил. И ради того Я молюсь Тебе, Царь славы, чтоб Мне не повредила область геенская. Небеса и ангелы всегда трепещут пред Тобой: как же не трепетать пред Тобою человеку, созданному из земли и не имеющему в себе ничего доброго, кроме того, что он получит от неизреченной благости Твоей? Ты еси Господь и Бог, всегда благословенный во веки».

Пречистая Дева желала видеть при Своем преставлении святых апостолов, разошедшихся с проповедью по вселенной, и не видеть в час исхода Своего князя тьмы и страшилищ его. Она молила Сына Своего и Господа о том, чтобы были исполнены эти Ее желания, молила Его о том, чтобы Сам Он, придя с небес со святыми Своими ангелами, принял Ее святую душу в Свои Божественные руки, как обещал Ей это прежде.

Так молилась Богоматерь. И во время молитвы Ее на горе Елеонской, когда преклоняла Она Свои колена пред Богом, совершалось чудное знамение: масличные дерева, как одушевленные существа, совершали поклонение вместе с Ней, пригибая свои вершины и выражая тем свое благоговейное служение Матери Бога. И когда Пресвятая Дева вставала после каждого поклона, тогда деревья, как бы подражая Ее движениям, опять выпрямлялись.

Когда Богоматерь после этой последней молитвы Своей в винограднике гефсиманском вернулась домой, все были потрясены непостижимо окружавшей Ее Божественной силой и славой. Лик Ее и раньше всегда сиял благодатью ярче лица Моисея, беседовавшего некогда с Богом на Синае; но теперь он просветился еще больше невыразимой небесной славой.

Пречистая стала готовиться к исходу.

Прежде всего Она рассказала о бывшем Ей откровении усыновленному Ей возлюбленному Иоанну и показала ему данную архангелом светоносную ветвь, завещав при этом, чтобы он нес эту ветвь перед Ее погребальным одром. Затем Она объявила о Своем скором исходе и другим людям, жившим в том доме и Ей служившим. Она приказала украсить храмину и одр, окадить все кадилами, расставить и зажечь множество свечей и приготовить все нужное для погребения. Иоанн поспешно отправил посланных к святому Иакову, брату Господню, первому Иерусалимскому епископу, и ко всем родственникам и близким лицам Божией Матери, извещая о приблизившемся Ее преставлении и называя самый день преставления. Святой же Иаков разослал весть о том всем верным, находившимся в Иерусалиме, а также в окрестных городах и селениях. Со святым Иаковом сошлись к Богоматери со всех сторон все родственники Ее и многое множество верных обоего пола. И всем Пресвятая Дева рассказывала слышанные Ею от ангела слова о переселении Ее на небо и в уверение этих слов показывала финиковую ветку, принесенную Ей из рая благовестником Гавриилом и сияющую, как солнечный луч, светом небесной славы.

Все собравшиеся к Пречистой Деве, слыша из пресвятых Ее уст эту весть о кончине Ее, плакали. Дом наполнился рыданиями и стонами. И все молили милосердную Владычицу, как общую всем Мать, не оставить их в сиротстве.

— Не плачьте, — говорила им Богоматерь, — но радуйтесь об исходе Моем. Теперь, когда Я предстану ближе к Божию престолу и лицом к лицу буду видеть Моего Бога и Сына, Мне удобнее будет молиться о всех и, беседуя с Ним уста к устам, умилостивлять Его благостыню. По Моем преставлении Я не оставлю вас в сиротстве — не только вас, но и весь мир. Я буду посещать и охранять вас и помогать бедствующим.

Такими утешительными словами Богоматерь успокаивала окружавший Ее и плакавший народ, утоляя его печаль. Она распорядилась, чтобы две Ее ризы — единственное Ее имущество — были отданы двум нищим вдовицам, которые служили Ей с усердной любовью и получали от Нее пропитание. О пречестном теле Своем Она завещала, чтобы его положили в селении Гефсиманском, близ Иерусалима, у горы Елеонской, где были схоронены праведные родители Ее и Иосиф Обручник. Внезапно раздался сильный шум, вроде раскатов грома, и множество облаков окружило тот дом. По Божию повелению, ангелы Господни внезапно восхитили святых апостолов из дальних мест, принесли их на облаках в Иерусалим и поставили на Сионе, пред дверями дома Пресвятой Богородицы. Увидя друг друга, они и радовались, и удивлялись, недоумевая, по какой причине Господь собрал их вместе. К ним вышел апостол Иоанн Богослов и, со слезами привествуя их, объявил им о близком отшествии Пресвятой Богородицы из земной жизни. Святые апостолы поняли, что Господь для того собрал их из разных концов вселенной, чтобы они присутствовали при кончине Пречистой Его Матери и с честью похоронили Ее пресвятое тело. Апостолы скорбели о предстоящем разлучении с Пресвятой Девой Марией.

Войдя все в дом, они увидели Богоматерь спокойно сидящей на одре, исполненной духовного веселия. Приветствуя Ее, они говорили:

— Благословенна Ты от Господа, сотворившего небо и землю.

И сказала им Пречистая:

— Мир вам, братья, избранные Господом.

Затем Она стала расспрашивать их, как они пришли в Иерусалим. Они рассказали, как восхитила каждого из них Божия сила и на облаках принесла в Иерусалим. Пречистая Дева прославила Бога за то, что Он услышал молитву Ее и исполнил желание сердца Ее. Она сказала им:

— Господь принес вас сюда в утешение души Моей, которой предстоит разлучиться от тела. Должно Мне отдать естественный долг смерти, ибо уже приблизилось время, определенное Мне от Создателя Моего.

Апостолы в скорби отвечали Ей:

— Пока, Ты, Владычица, пребывала в мире, мы утешались, как бы видя в Тебе Самого Господа и Учителя нашего. Теперь же как перенесем жалость и скорбь сердца нашего, лишаясь сопребывания Твоего с нами? Но так как Ты, изволением родившегося от Тебя Христа Бога, переходишь в горний мир, то мы радуемся исполнению над Тобой этого Божия определения, скорбим же о нашем сиротстве, что больше не увидим здесь Тебя, Матерь и Утешительницу нашу.

— Не плачьте, друзья и ученики Христовы, — отвечала им Богоматерь, — и вашим сетованием не растворяйте Моей радости; но радуйтесь со Мной, что Я отхожу к Сыну и Богу Моему. Вы же тело Мое в том самом виде, как Я убрала его, отнесите в Гефсиманию и предайте обычному погребению, затем возвращайтесь к делу вашей проповеди. Меня же, если будет на то воля Божия, вы можете увидеть после смерти Моей.

В это время к одру Богоматери предстал божественный Павел, первоверховный апостол, и вдохновенными устами своими стал ублажать Богоматерь.

— Радуйся, — говорил он, — Матерь жизни и вдохновение проповеди моей! Если я не насладился на земле лицезрением Христа Господа моего во плоти, прежде Вознесения Его на небеса, то, когда на Тебя смотрю, кажется мне, что Его вижу.

Прибыли со святым Павлом и его сотрудники в деле благовествования: Дионисий Ареопагит, Иерофей дивный и Тимофей, также и прочие из числа семидесяти апостолов. Всех их собрал Дух Святой, чтобы всем им сподобиться благословения Пресвятой Девы Марии и чтобы с большей честью совершилось Ее погребение. Она же, подзывая каждого из них к Себе по имени, благословляла их и ублажала веру их и труды, понесенные ими в благовествовании Христовом; желала каждому вечного блаженства и творила Богу моление о благоденствии всего мира и о мирной жизни его.

Настал пятнадцатый день месяца августа; приблизился тот ожидаемый благословенный час (третий дня, по-нашему — девятый), в который должно было совершиться преставление Пресвятой Богородицы.

Было зажжено много свечей, и апостолы творили славословие. Пренепорочная Дева лежала на украшенном одре, готовясь к блаженному исходу, ожидая пришествия к Себе Самого желанного Сына и Господа Своего. И вот внезапно свет Божественной неисповедимой славы облистал храмину, и померкли в нем огни свечей. В ужасе были все те, кому открылось это видение. Крыша храмины казалась раздвинувшейся, и с неба спускалась слава Господня. И вот Царь славы Христос с тьмами архангелов и ангелов, со всеми небесными силами и с праведными душами святых праотцев и пророков, некогда предвозвестивших о Пресвятой Деве, приближался к Своей Пречистой Матери. Она же, видя схождение Сына Своего, с радостью воззвала словами некогда воспетой Ею песни, говоря:

— Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе, Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея...

И приподнялась Она от одра, как бы стремясь навстречу к Нему, и поклонилась Господу Своему. Он же, приблизясь к Ней, смотрел на Нее взором любви и благоволения и говорил Ей:

— Приди, ближняя Моя, приди, голубица Моя, вступи в хранилище вечной жизни.

Поклонясь Ему, Мария произнесла:

— Благословенно имя славы Твоей, Господь Бог Мой, благоволивший избрать Меня, смиренную рабу Твою, чтобы послужить таинству Твоему! Помяни Меня, Царь славы, в бесконечном царствии Твоем. Ты знаешь, что Я всем сердцем Моим возлюбила Тебя и соблюла вверенное Мне Тобою сокровище; теперь же прими в мире дух Мой и огради Меня от области тьмы, чтобы не испытать Мне сатанинского нападения.

Господь же, утешая Ее сладчайшими словами, уговаривал Ее не бояться сатанинской силы, которая уже попрана Ее ногами, и с любовью призывал Ее дерзновенно перейти от земли к небу. Она радостно отвечала:

— Готово сердце Мое, Боже, готово.

И произнесла вновь слово, произнесенное Ею некогда при Благовещении:

— Да будет со Мною по глаголу Твоему!

После этого Богоматерь возлегла на одре, неизреченно радуясь, что видит пресветлое лицо Сына и Господа Своего. Сладостная любовь к Нему и невыразимая радость переполняли сердце Марии. И в порыве этих чувств Она предала Свою пречистую душу в руки Сына Своего без всякого телесного страдания, как бы уснув тихим, благодатным сном.

И Тот, Кого Она зачала без греха и родила без болезни, безболезненно принял пречестную душу Ее из святого тела и не дал ему истления. И началось тогда радостное и сладкое ангельское пение, в котором слышны были часто повторяемые слова, принесенные некогда Деве Назарета с неба архангелом Гавриилом: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах!..»

Так, торжественно провожаемая всеми небесными чинами, несомая на руках Господа, душа Мариами тихо вознеслась в горние селения...

Апостолы, сподобившиеся видеть это дивное зрелище, провожали Богоматерь умиленными взорами, как некогда провожали взорами Господа, возносившегося на небо с горы Елеонской, и долго стояли они, исполненные священного трепета и радости, как будто забывшись. Потом, придя в себя, они поклонились Господу, в такой славе вознесшему душу Матери

Своей на небо, обступили одр со слезами и увидали, что пресвятой лик Мариами сияет, как солнце; от пречистой плоти Ее исходило превосходящее всякие земные ароматы благоухание, какого описать не может человеческий язык.

Все они лобызали это пречистое тело со страхом и благоговением, воздавая ему почести, и освящались от прикосновения к нему, чувствуя в сердцах своих великую духовную радость, происходившую от благодати Пречистой Богородицы.

Тут стали подаваться исцеления больным: у слепых открывалось зрение, глухие слышали, хромые получали свободное движение, нечистые духи оставляли людей, и всякого рода болезни врачевались тотчас от одного прикосновения к одру усопшей Матери Божией.

Среди таких обстоятельств началось шествие к погребению святого тела Марии. Св. Петр со св. Павлом и св. Иаковом, братом Господним, и с прочими апостолами подняли на плечи одр, а св. Иоанн Богослов нес перед одром светящуюся райскую ветвь. Прочее же собрание святых и народное множество со свечами и кадилами шли вокруг и пели; ап. Петр начинал, а прочие после него согласно подпевали. Пели псалом Давидов в честь исхода израильского из Египта и к каждому стиху прибавляли слово «аллилуиа». Так же пелись и другие торжественные и благодарственные псалмы и песни, и Дух Святой действовал в устах поющих.

С такой славой переносимо было принявшее Бога тело Пречистой Девы от Сиона через Иерусалим к селению Гефсиманскому.

Над одром и над провожающими образовался облачный круг, подобный венцу, обширный, светлый и озаренный чрезвычайным сиянием, и слышно было на облаках удивительно сладкое ангельское пение, наполнявшее воздух, и пение это расходилось по земле так, что все его слышали.

Этот облачный, венцеобразный круг с ангельским пением шел по воздуху, двигаясь за телом Богоматери.

Во время шествия произошло внезапное замешательство.

Народ иерусалимский, состоявший из неверующих иудеев, услышав странное пение и видя торжественное шествие с телом Марии, выходил из домов и следовал за шествием за город, удивляясь столь великой славе и чести, которую воздают телу Матери Иисуса.

Архиереи же и книжники, узнал об этом и исполнившись зависти и гнева, послали слуг и воинов и возбудили многих из народа, чтобы те, напав с оружием и дрекольями, разогнали людей, провожавших тело Марии, избили учеников Иисусовых, а самое тело Богоматери предали огню.

Когда люди, решившиеся на такое злодеяние, вооружившись, как на битву, бросились на шествие, — внезапно облачный круг, который шел по воздуху, склонился к земле, окружил и оградил, как стеной, собор св. апостолов и всех бывших с ними, так что только раздавалось их пение, а самих их за облаком не было видно.

Святые ангелы, невидимо парившие над пречистым телом и ликом верных, поразили слепотой этих злодеев, одни из которых разбили себе головы о городскую стену, другие же, не зная, куда идти, ощупывали стены и искали проводников.

Один из иудейских священников, именем Афония, шел в это время тем путем. По Божию смотрению, как раз в эту минуту облачный круг поднялся опять в высоту, и Афония увидел св. апостолов и множество верных, со свечами и с пением псалмов окружавших одр Пресв. Богородицы. Он распалился ненавистью, в нем разгорелась прежняя злоба на Господа, и он сказал: «Тело это, которое родило того Льстеца, что разорил закон отцов наших, получает такую почесть!» Будучи крепок телом, он неистово, с великой яростью бросился к одру, желая повергнуть на землю пречистое тело Владычицы, и, когда дерзостные руки его коснулись одра, то внезапно были отсечены, как будто невидимым, невещественным мечом отмщения Божия, и остались прикрепленными к одру, сам же Афония пал с криком: «Горе мне, горе!»

Познав грех свой, он каялся и звал к апостолам: «Помилуйте меня, рабы Христовы!»

Тогда апостол Петр приказал ему стать рядом с одром и сказал: «Вот ты получил то, чего хотел; пойми же, что Бог отмщения постоял за Себя. Мы не можем исцелить тебя от твоей язвы. Исцелить тебя может только Тот, на Которого вы неправедно восстаете и Которого вы убили, — Господь наш, но и Он не захочет подать тебе исцеление, если ты раньше не уверуешь в Него всем сердцем и не исповедуешь устами, что Иисус есть истинный Мессия, Сын Божий». Афония воскликнул: «Верую, что Он есть предвозвещенный пророками Спаситель мира — Христос. Мы и раньше признавали в Нем Сына Божия, но, помраченные злобой и завистью, не хотели исповедовать Его Богом и подвергли Его невинно смерти. Он силой Божества воскрес в третий день, исполнив стыда всех нас, ненавистников Своих; мы старались утаить Его Воскресение и для этого подкупали сторожей, но не могли пресечь славы Господней и повсюду расходившихся слухов об этом чуде».

Так исповедовал Афония свои былые преступления и каялся в только что соделанном дерзостно грехе своем.

Св. апостолы и верные радовались, как радуются ангелы о кающемся грешнике, и Петр приказал Афонии, чтобы он усеченные руки свои приложил к висевшим при одре частям их и с верою призвал имя Пречистой Девы Богородицы. Когда Афония сделал это, отсеченные руки внезапно утвердились на своем месте, суставы их срослись, и они оказались совершенно здоровыми. Только остались на них знаки отсечения, как красная нить, окружающая тело у локтя.

Пал тогда Афония перед одром, поклоняясь Рожденному от Пречистой Девы Христу Богу, и долго восхвалял громкими похвалами Богоматерь, приводя ветхозаветные пророчества о Ней.

Весь народ удивлялся чудесному исцелению невидимо отсеченных у Афонии рук и мудрым его словам, которыми он восхвалял Христа Бога и Пречистую Богородицу. Присоединившись к св. апостолам, Афония пошел за несомым в Гефсиманию одром. И те из слепых, которые познали свои согрешения, с покаянием пошли за своими провожатыми к одру Богоматери и с верою прикасались к нему, тотчас получали прозрение от слепоты своей.

Общая Матерь людей Пресвятая Владычица как рождеством Своим принесла радость всей вселенной, так и в успении не хотела никого опечалить, но всех, даже врагов Своих, милостиво утешала благодатию и благостыней Своей, как «благого Царя благая Мати».

Св. апостолы, дойдя со всем множеством верных до Гефсимании, поставили одр с пречистым телом при гробе. В народе поднялся великий плач, все рыдали о сиротстве своем, о том, что лишаются великого сокровища, и, припадая к телу Пресв. Богородицы, обнимали, лобызали и омывали его слезами, воздавая ему последнее целование.

Когда к вечеру положили тело во гроб и привалили к пещере тяжелый камень, то долго не в силах были отступить от гроба, как бы прикованные к нему любовью к Богоматери. Три дня св. апостолы оставались в этом селении, совершая при гробе Пречистой Девы день и ночь псалмопения, и в течение всего этого времени слышно было в воздухе пресладкое пение небесных воинств, поющих и хвалящих Бога и ублажающих Богоматерь.

По Божию усмотрению, один из св. апостолов, именно Фома, не был на погребении тела Пресвятой Богородицы и прибыл в Гефсиманию лишь на третий день. Много скорбел он и тужил, что не удостоился получить от Богоматери последнее благословение и не сподобился видеть Божественной славы и дивных Божиих чудес и явлений при успении Ее и перенесении Ее тела. Сильно он об том плакал. Апостолы, сожалея о нем, посоветовали ему открыть гроб, чтобы он по крайней мере мог видеть пречистое тело Богородицы, поклониться ему и, облобызав его своими устами, принять утешение в горе и печали.

Когда же они отвалили камень и открыли гроб, то ужаснулись: гроб был пуст, в нем не было тела Богоматери, лежали только покрывавшие его пелены, от которых исходило благоухание. В недоумении стояли св. апостолы и, со слезами целуя оставшуюся во гробе плащаницу, молились Господу, чтобы Он открыл им судьбу пречистого тела.

К вечеру они сели, чтобы укрепить себя пищей. Обычай апостольской трапезы был таков: они оставляли между собой пустое место и на нем возглавие, а на возглавие полагали кусок хлеба в часть и честь Христову. После трапезы, встав и творя благодарение, они брали этот кусок хлеба, называемый «нареченной Господней частью», и подымали его, прославляя великое имя Пресвятой Троицы; кончали этот обряд они молитвой: «Господи Иисусе Христе, помогай нам!» и затем вкушали этот хлеб, как дар благословенный. Так св. апостолы делали не только тогда, когда бывали вместе, но и тогда, когда случалось каждому из них быть в одиночестве.

В этот вечер, собравшись в Гефсимании для общей трапезы, они ни о чем другом не думали и не беседовали, как об исчезновении положенного во гроб тела Богоматери. Когда по окончании трапезы они встали и начали по обычаю подымать часть хлеба, отложенную в честь Господа, и славить Пресв. Троицу, внезапно услышали сверху голоса ангельского пения. Устремив вверх глаза свои, они увидали на воздухе Пречистую Деву, Матерь Бога нашего, живою, окруженною множеством ангелов, сияющей неизреченной славой. И сказала Она им: «Радуйтесь! Я с вами во все дни!» Они же, полные радости, воскликнули вместо: «Господи Иисусе Христе, помогай нам!» — «Пресвятая Богородице, помогай нам!»

После этого чудного явления св. апостолы уверились сами и уверили в том св. церковь, что почившая Матерь Божия Сыном и Богом Своим в третий день была воскрешена и вознесена с телом на небо.

Пошли они тогда ко гробу и взяли оставленную там плащаницу в утешение скорбящим и в непреложное свидетельство востания Богоматери от гроба.

И мог ли быть одержим смертью самый Кивот Жизни, могла ли быть с прочею тварью оставлена в земном истлении Та, Которая родила Творца всей твари, не ведая греха?

Господь Иисус Христос, исполняя закон, данный Им, чтобы дети чтили родителей своих, Сам почтил Пренепорочную Матерь Свою и, как Сам Он в третий день преславно воскрес и потом вознесся на небо с пречистой плотию, так и Матерь Свою воскресил в третий день и вознес к Себе в небеса. Об этом пророчествовал еще вдохновенный Давид, говоря: «Воскресни, Господи, Ты и Кивот Святыни Твоея!..»

После всех этих событий св. апостолы, свидетели дивных чудес и таин Божиих, снова, носимые облаками, возвратились каждый в свою страну, где проповедывали.

Пещера, где была погребена Пресвятая Дева, так же, как и вертеп Рождества и Гроб Господень, издавна являются предметом почитания христиан. Из Иерусалима к ним идут через «ворота овчия», называемые у арабов в честь Пресвятой Девы воротами «Св. Марии».

Перейдя по мосту поток Кедронский, вы вступаете на площадку перед погребальной пещерой Богоматери, которая находится в углублении. К нему спускаются по 12 ступеням. От самого входа крутой спуск в 48 мраморных ступеней ведет внутрь пещеры. Рассеянные лучи дневного света пробиваются туда, смешиваясь со светом лампад. На глубине 15 сажен, в углублении направо показывают гробницу родителей Пресвятой Девы, Иоакима и Анны, напротив — гробницу Иосифа Обручника.

Когда богомолец спускается вниз, он видит по всему своду обширной галереи гирлянды блистающих серебряных и золотых лампад. В отдельной каменной пещере находится тот камень, на который возложено было тело Пренепорочной Девы. Внутренность пещеры ничем не украшена, только природный камень покрыт шелковыми тканями.

Приходят сюда на богомолье и магометане, особенно же магометанки. И вот одно из бесчисленных подтверждений пророческих слов Приснодевы: «Ублажат Мя вси роди».

Ложе Богоматери служит престолом, где совершается литургия.

В 1888 году близ пещеры Богоматери освящена прекрасная церковь во имя равноапостольной Марии Магдалины. Церковь эта сооружена иждивением русской царственной семьи в память благочестивой императрицы Марии Александровны, которая, горя особым благоговением к Богоматери, всю жизнь мечтала поклониться Ее гробу.

Глава 8. Почитание Богоматери

Мы видели уже, что усердное почитание Богоматери верующими началось еще при жизни Ее. Вселенские соборы утвердили это почитание и усвоили Пресвятой Деве название «Богородицы».

Игнатий Богоносец, современник Христа (по преданию, тот младенец, которого Господь взял на Свои руки при произнесении слов: «если не обратитесь и не будете, как дети»), мученик Иустин Философ, Ириней, епископ Лионский, Дионисий Александрийский, — отцы II-го и III-го веков, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Василий Великий, Ефрем Сирин — IV век, — все они в пламенных выражениях свидетельствовали достоинство Богоматери. В V веке Кирилл, патриарх Александрийский, восставал против ереси Нестория, который отрицал, что Деву Марию должно называть Богородицей. Третий Вселенский собор осудил ересь Нестория и утвердил почитание Богоматери. То же было сделано на IV, V, VI и VII Вселенских соборах.

Феодот, епископ Анкирский, произнес слово, в котором ясно вылилось церковное учение о Богоматери: «Кто не признает Марию Богородицею, тот отчужден от Бога».

Скажем несколько слов об установлении праздников Богоматери. Празднование «Зачатия Богородицы», 9 декабря, началось не позже VII века, так как Андрей, епископ Критский, скончавшийся в 722 г., уже написал канон на этот праздник. Установление праздника Рождества Богородицы восходит к V и даже IV веку, так как уже тогда в честь этого праздника строили храмы. Есть предание, что день рождения Богородицы открыт был одному подвижнику, раньше же его не знали точно. Относительно Введения во храм известно, что в V или VI веке в Иерусалиме был храм в честь этого праздника, стоявший на месте притвора Соломонова, где некогда провела отрочество Свое Приснодева. Праздник Благовещения установлен был уже в IV в., так как о нем упоминают Афанасий Александрийский и Иоанн Златоуст. Есть свидетельство, что впервые он был установлен еще апостолами.

Точно так же, по преданию, апостолы установили праздник Успения Богоматери. С давних времен этому празднику предшествует пост. В Иерусалиме у гробницы Приснодевы, на Афоне в русских монастырях, в Гефсиманском скиту, что у Троице-Сергиевской Лавры, празднование Успения отличается особою торжественностью, и за утреней совершается точно такое же пение над плащаницей Богоматери, как и над плащаницей Спасителя в Великую Субботу.

Три последние праздника принадлежат к числу двунадесятых.

26-го декабря совершается праздник, называемый: «Собор Пресв. Богородицы», т. е. общее собрание верных для прославления Богоматери. Этот праздник возник вследствие древнего церковного обычая — на другой день великих праздников воспоминать тех лиц, которые главным образом послужили вспоминаемым в них событиям. (Так, 8-го января вспоминается Иоанн Предтеча, 8-го апреля архангел Гавриил.)

2-го июля совершается воспоминание «Положения честной ризы Богоматери». В Константинополе в половине V века император Лев Македонянин воздвиг особый храм, где положил ризу Богоматери. Впоследствии в Киеве, Суздале и Москве были храмы, посвященные памяти этого события.

31-го августа совершается празднование «Положения честного пояса Богоматери» в память того, что императрица Зоя, супруга императора Льва Мудрого, была исцелена этой святыней.

Невозможно выразить словами то великое усердие, которым пламенеют к Приснодеве сердца искренно верующих людей. Неимоверные страдания, которые Пречистая Дева претерпела на земле для дела воплощения и как Матерь гонимого Иисуса; безбрежная Ее вера и твердость в самых невыразимых, неимоверных испытаниях, больше же всего Ее великое милосердие, Ее забота и скорость в помощи бедствующим — все это навсегда усвоило Ей любовь и почитание сердец христианских.

«Никто же притекаяй к Тебе посрамлен от Тебе исходит, Пречистая Богородице Дево, но просит благодать и приемлет дарование к пользе прошения», — эта молитва, которую на Афоне поют ежедневно в конце вечерни, в кратких словах выражает крепкую, необоримую, незагасимую веру человечества в защиту Богоматери.

Мы не будем приводить вдохновенных песней и слов великих святителей и учителей вселенских о достоинстве Девы Марии. Переходя от рассказа о земной жизни Ее к повести о делах небесного Ее милосердия, приведем «слово» нашего родного писателя и святого, дивного святителя Димитрия Ростовского, который в таких бессмертных выражениях говорит о Богоматери: «Если бы кто меня спросил: что в поднебесной сильнее и крепче всего? — я бы ответил: нет ничего более крепкого и сильного на земле и на небе после Господа нашего Иисуса Христа, как Пречистая Владычица наша Богородица, Приснодева Мария. Сильна Она на земле: ибо Она стерла главу невидимого змия и поразила адскую силу, Ею воздвигаются победы, Ею ниспадают враги. Сильна Она и на небе: ибо Бога сильного и крепкого молитвами Своими связывает».

Глава 9. Следы Богоматери на Земле

Чем дальше шло время от блаженного Успения Богоматери, тем больше распространялись по земле иконы Пречистой и храмы в честь Ее. Основав Константинополь, император Константин поручил его покрову Богоматери и посвятил в новой столице Ей три храма. За императором и императрицей и знать стала воздвигать храмы, мужские и женские монастыри во славу Богоматери. Сами имена этих храмов отразили напряженную любовь молодого христианского общества к Матери Божией: Богородица, Благословенная, Благотворительница, Всеблаженная, Пренепорочная, Всецарица, Милостивая, Скорбящих Радость.

Особым усердием к славе Богоматери отличалась дочь императора Аркадия св. Пульхерия, сперва разделявшая престол с братом своим Феодором, а потом с супругом своим Маркианом. Она воздвигла три великолепных храма в честь Богоматери, из которых особенно известен храм Одигитрии («Путеводительницы», — назван так в память чуда исцеления этой иконой двух слепцов), и Влахернский. Для последнего храма императрица и ее супруг не щадили средств, и благодаря этому он вышел необыкновенно прекрасен.

В храме Халкопратайском императрица положила пояс Богоматери, принесенный при ее отце из Палестины в Константинополь. В храме Одигитрии поставлен образ Богоматери, писанный евангелистом Лукой, а во Влахернском положены погребальные пелены Богородицы, присланные из Иерусалима.

В IX в. греческая императрица Зоя, супруга императора Льва Мудрого, в болезни видела сон, что выздоровеет при возложении на нее пояса Богоматери; это исполнили на деле, и исцеление совершилось.

В настоящее время значительная часть этого пояса находится в Ватопедском монастыре на Афоне, другая в Трирском монастыре у Рейна, третья — в Грузии, в Зугдидском монастыре.

Император Лев Македонянин украсил столицу новыми храмами в честь Богоматери. Первый из них был сооружен для положения ризы Пречистой Девы, принесенной двумя братьями патрициями. Эти два мужа, странствуя по святым местам Палестины, увидали у одной старой благочестивой девицы еврейки в Галилее ковчег с ризой Богоматери. Святыня эта привлекала к себе многих христиан, которые в болезнях получали от нее исцеления. Хитростью братья овладели этим сокровищем, именно, они сделали точное подобие этого ковчега и тайно, взяв настоящий ковчег, поставили на его место новый. Привезя ризу Богоматери в Константинополь, они сперва хранили ее у себя дома, а затем для нее был воздвигнут во Влахерне храм.

Части ризы Богоматери хранятся в Московском Успенском соборе, в Петропавловском приделе (эта часть принесена в Россию князем Василием Васильевичем Голицыным), в Благовещенском кремлевском соборе (дар архиепископа Суздальского Дионисия, XIV в.), в Никитском монастыре, московском женском монастыре и в Риме, в кафедральном папском соборе, у Латеранского дворца.

Трогательное предание связано с построением императором Львом другого храма в честь Богоматери.

В окрестностях столицы было прекрасное место, где стояла роща платанов и кипарисов и бил из земли источник прохладной, чистой воды. Впоследствии этот источник засорился и иссяк.

Когда Лев был еще частным человеком, он однажды, прогуливаясь в этом месте, встретил слепорожденного. Будучи добрым, сердобольным человеком, Лев подал слепцу руку и повел его. Солнце палило томительным жаром, и слепцу сильно хотелось пить. Лев посадил слепца в тени и, обойдя всю рощу, отыскивал воды, но тщетно.

Когда он вернулся, наконец, к слепцу, раздался с неба дивный голос: «Не грусти, Лев, вода подле тебя!»

Но тут сам Лев стал вроде слепого: осматриваясь кругом, он не мог найти воды. Снова раздался тот же голос, теперь называвший его уже «императором»: «Император Лев! Войди в ту густую, тенистую рощу, почерпни воды, напои слепого и илом помажь ему глаза. Скоро ты узнаешь, Кто Я, здесь живущая.

Поставь Мне здесь храм, — в нем буду Я внимать молитвам и подавать всем, кто с усердием и верой сюда придет, все нужное, только бы просили люди Меня с благоговением, и ничто не устоит против Моей власти, — ни демоны, ни неисцелимые болезни».

Действительно, когда Лев принес слепому ил и воду и помазал ему глаза, слепорожденный прозрел.

Вступив на престол, Лев воздвиг над этим источником великолепный храм, дивно отделанный. Своды храма были украшены золотом, а стены — мрамором, и свет дня, отражаясь от сводов и стен, блистал вроде молнии.

В середине храма находился источник, к нему спускалось 25 ступеней; ширина источника была до 6 стоп, и в середине его окружал мраморный водоем, из которого удобно было черпать воду. В верхней части источника было мраморное круглое углубление, куда втекала влага, а затем через скважину изливалась в бассейн. Наверху, среди храма, стояла круглая, каменная чаша, а кроме того, продолговатый водоем, из которого у алтаря черпали воду для народа.

Храм назывался «Живоносный Источник», и в нем совершались бесчисленные исцеления.

Празднование «Живоносного Источника» установлено в пятницу Светлой Недели.

У «Живоносного Источника» 100 лет спустя после первого чуда получил исцеление от жестокой каменной болезни император Юстиниан по гласу Богоматери в ночном видении. Благодарный Юстиниан воздвиг новый, еще более роскошный храм с обителью для иноков; когда же он был разрушен землетрясением, император Василий Македонянин обновил его.

При взятии Константинополя турками храм был разрушен до основания, но источник продолжал привлекать к себе народ, даже турок, своей целебной силой.

В 1830 г. восстановлена из развалин древняя церковь, причем найдены прежние основания храма, но столь обширные, что они не могли послужить для устройства нового.

Когда копали землю для нового храма, нашли гробы двух людей, получивших великую милость Богоматери. Один из них, Феттал, отчаянно больной, велел нести себя к источнику и на пути, почувствовав приближение смерти, завещал брызнуть на него из источника водой. И, действительно, когда на мертвеца брызнули водой «Живоносного Источника», он воскрес и затем остался до конца своих дней иноком при храме. В другом гробу погребена была жена придворного сановника Елена, которая во время землетрясения взяла себе из храма две иконы, а потом по тайному гласу была принуждена возвратить церковное достояние.

Неисчислимы, как звезды небесные, как песок морской, чудесные явления Богоматери людям. Возьмем некоторые наиболее поразительные явления из жизни святых.

Когда Григорий Неокесарийский (240 г.) перед принятием епископства занимался изучением догматов веры и молился Богу и Богоматери о помощи, к нему явилась Приснодева с ап. Иоанном и поручила апостолу научить догматам Григория. Символ веры, полученный таким образом Григорием, был им передан Неокесарийской церкви.

Клирик Влахернской церкви, родом сириец, преподобный Роман (V-ro века), много терпел насмешек и презрения от товарищей за то, что он, состоя при столь знаменитом храме, не умел петь и читать. Накануне Рождества Христова, после жестоких насмешек, Роман упал в горячих слезах перед иконой Богоматери и этими слезами как бы насытился вместо хлеба. В таком положении он заснул. Ночью явилась ему Богоматерь, дала свиток и послала ему дар вдохновенных песней. В день Рождества Роман взошел на амвон и спел знаменитый и бессмертный кондак Рождеству Христову: «Дева днесь Пресущественного рождает». Патриарх посвятил его во диакона, а впоследствии Роман обессмертил себя написанием множества кондаков.

Преподобная Мария Египетская, когда еще была великой грешницей, пыталась войти в Иерусалиме в церковь, но всякий раз таинственная сила отбрасывала ее. Она помолилась перед иконой Богоматери в притворе храма, обещая раскаяться, и затем свободно вошла в храм. Когда она снова стала молиться перед иконой Богоматери, она услышала от иконы голос: «За Иорданом найдешь себе покой». Придя в указанное место, она, действительно, нашла себе спасение и возвысилась до равноангельской чистоты.

Св. Григорий, папа Римский (отец VI в.), передает трогательный рассказ о малой отроковице Музе.

Однажды ночью явилась ей в видении Пресв. Богородица, сопровождаемая такими же, как Муза, маленькими девочками в белых одеждах; и Муза почувствовала желание присоединиться к ним. Богоматерь спросила ее:

— Желаешь ли ты быть с ними и вместе служить Мне?

— Желаю, — отвечала Муза.

Тогда Богоматерь посоветовала ей воздерживаться от смеха и игр, не делать ничего легкомысленного, так как она через 30 дней будет взята на служение Ей.

Проснувшись, Муза совершенно изменилась: бросила, к удивлению родителей, детские шалости, рассказала им о явлении Богоматери и через 25 дней заболела, а в 30-й день, перед концом своим, увидала шедшую к ней Богоматерь, окруженную теми же детьми в белых ризах. На зов Богоматери она, потупившись, тихо произнесла: «Иду, Госпожа моя, иду», и детская, непорочная душа ее вышла из тела (память отроковицы Музы 16 мая).

Иоанн Дамаскин, первый министр калифа багдадского, ревностный защитник иконопочитания, был искусно оклеветан греческим императором Львом Исав-рянином пред своим государем. Калиф, не разобрав дела, велел отсечь у Иоанна руку, которая будто бы писала Льву изменнические письма, и рука была вывешена на торжище. Вечером, по ходатайству друзей Иоанновых, рука была возвращена страдальцу.

Ночью, затворившись в своей молитвенной келье и приложив мертвую кисть руки к ее месту, Иоанн на коленях перед иконой Богоматери громко зарыдал и всей силой своей великой веры просил у Богоматери исцелить его руку для прославления православия и победы иконопочитания. В этой молитве Иоанн задремал и увидел Богоматерь, милостиво на него взиравшую. «Твоя рука здорова, — сказала Она, — более не скорби». Иоанн, проснувшись, сперва не верил себе, но рука была совершенно цела, только в месте прежнего отсечения оставалась красная нить.

Восторг Иоанна выразился тут же в спетой им знаменитой песни: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь».

Устроив из серебра кисть руки, он приложил ее к иконе, перед которой молился, почему икона и получила название «Троеручицы».

Впоследствии, покинув двор, Иоанн сделался монахом. На него наложено было старцем, его руководителем, послушание, в силу которого он должен был заградить свои уста, воспевавшие духовные песни. Просьба одного инока написать погребальную песнь на усопших заставила его преступить это послушание, за что старец вознегодовал на него. Но Богоматерь, явившись старцу, велела ему разрешить молчание Иоанну.

По кончине прп. Иосифа Песнопевца одному из друзей его было видение, что из свода небесного выходят лики святых и Дева невыразимой красоты приказывает им принять душу Иосифа.

В Х-м веке было трогательное явление Богоматери, воспоминаемое церковью в одном из наиболее чтимых русскими праздников, в празднике Покрова Богоматери.

Однажды во Влахернский храм на всенощное бдение пришел блаженный Андрей. В 4 часу ночи увидал он величественную Жену, идущую от царских врат с сонмом святых; Иоанн Предтеча и Иоанн Богослов поддерживали Ее под руки, а святые в белых одеждах частью шли впереди, частью за Ней, воспевая духовные гимны. Андрей спросил ученика Епифания:

— Видишь ли Госпожу и Царицу мира?

— Вижу, — отвечал тот.

И вот Богоматерь, стоя в воздухе, преклонила колени Свои и долго молилась, орошая лицо Свое пречистое слезами. Затем Она пошла к Престолу и стала здесь молиться. Окончив молитву, Она сняла с Себя бывшее на главе Ее блистающее покрывало и, с торжеством держа его пречистыми Своими руками, осенила им весь молившийся народ. Божия слава осеняла лицо Богоматери и весь величественный образ Ее. Таково было видение Андрея и его ученика.

Этот же знаменитый святой был восхищен в рай, где ангел показывал ему обители разных святых. Когда он спросил у ангела, почему не видит он в раю Богоматери, ангел сказал: «Ты хочешь видеть Пресвятую Царицу небесных сил. Ее здесь нет, Она отошла в многоскорбный мир помогать людям и утешать скорбящих».

Царьград неоднократно испытал на себе избавление от врагов силой Богоматери. Также и Афон, получивший имя «земного жребия Богоматери», видел немало примеров чудесной охраны и помощи Пречистой Девы. В Хилендарском монастыре хранилась та икона Троеручицы, от которой получил исцеление Иоанн Дамаскин.

Однажды в этом монастыре случились из-за выбора настоятеля большие разногласия. Они были прекращены непосредственным вмешательством Пресв. Девы. Трижды поутру в запертой и запечатанной церкви икона Троеручицы была находима на настоятельском месте. Иноки поняли, что Богоматерь желает Сама считаться Настоятельницей обители, и доныне в этом монастыре нет настоятеля, а избирается только «наместник».

Незабвенно участие, которое приняла в житейских нуждах иноков афонских Богоматерь при Афанасии, строителе Лавры.

В Лавре был голод, и часть братии разошлась. Афанасий остался один и, наконец, в отчаянии решился идти в другое место. Он отправился по дороге в Карею и после двух часов пути собирался присесть для отдыха, как вдруг встретил Женщину под голубым покрывалом. Он смутился, так как на Афоне вход женщинам запрещен.

— Куда идешь ты, старец? — спросила Жена. Несмотря на скромность одежды, тихий взор и кроткий голос, какое-то необыкновенное величие отличало встретившуюся.

— Кто Ты и как зашла сюда? — спросил Ее старец.

— Зачем тебе знать, куда Я иду?

— Я — здешний инок.

— Если ты инок, то ты должен быть доверчивее и обходительнее прочих людей. Я знаю твое горе и могу тебе помочь, но раньше желаю знать: куда ты идешь?

Афанасий доверил тогда Ей свою скорбь.

— И этого ты не вынес? — возразила встретившаяся ему Жена. — Из-за куска хлеба ты бросаешь обитель, слава которой не умрет до конца веков. Где твоя вера? Вернись, Я тебе помогу, тебя ждет избавление во всем, только не оставляй своего уединения.

— Кто же Ты? — спросил Афанасий.

— Та, Которой ты посвящаешь свою обитель и вверил свое спасение. Я — Матерь Господа Твоего.

Прп. Афанасий, с сомнением смотря на Нее, сказал:

— Боюсь поверить — враг спасения преобразуется в ангела светлого. Чем убедишь Ты меня?

— Видишь тот камень, — ответила Жена, — ударь по нему твоим жезлом, и узнаешь, Кто с тобой говорит. Отныне Я навсегда остаюсь Домостроительницей твоей Лавры.

Афанасий ударил жезлом по камню, и внезапно из образовавшейся трещины потек источник воды и по скату холма побежал к морю. Афанасий обернулся, чтобы пасть дивной Жене в ноги, но Она скрылась. Источник и поныне струится в диком лесу...

Одной из наиболее чтимых икон Богоматери на Афоне является икона «Достойно есть».

Между иноческими хижинами недалеко от Кареи стояла келья с маленьким храмом Успения Богоматери. В ней жил старец с послушником. Однажды старец пошел в Карейский храм, а ученик остался петь всенощную дома. Перед ночью послышался в келье стук, и вошел благолепный инок. Пришедший вместе с послушником стали совершать песнопения.

Послушник пел, по обычаю, древнее величание Богоматери, сложенное св. Косьмой Маюмским: «Честнейшую херувим», а гость его подпевал иное начало, а именно: «Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего», и уже к этим, неизвестным дотоле, словам припевал: «Честнейшую херувим». Умиленный и словами, и звуками чисто ангельского голоса, послушник стал просить незнакомого ему инока, чтобы он написал ему начало заветной песни. Тот согласился, но пергамента и чернил не оказалось. Пришелец просил принести, по крайней мере, каменную плиту. Плита была принесена. Он четко и ясно написал на плите пропетые им слова. Подавая плиту иноку, он сказал: «Отныне всегда так пойте и вы, и все православные христиане». Затем он тотчас стал невидим. Об этом было передано монастырским старцам, и с тех пор ангельская песнь: «Достойно есть, яко воистину» вошла в церковный обиход и ежедневно воссылается в дар Пречистой Матери Божией в то небо, откуда была на землю принесена.

Сказание о чудотворных иконах Богоматери и о Её милостях роду человеческому

Январь

1 января

Явление Богоматери св. Василию Великому 

Св. Василий Великий, славный учитель вселенской церкви, скончавшийся в 379-м году, был однажды свидетелем дивного и в то же время страшного чуда от иконы Богоматери и великомученика Меркурия. Это чудо произошло при следующих обстоятельствах.

Во время жизни святителя римской империей управлял нечестивый император Юлиан Отступник. Язычество, господствовавшее прежде во всей римской империи, в начале IV-гo века, во время славного царствования императора св. Константина Великого, было побеждено христианством, но не уничтожено окончательно. В продолжение трех веков языческий мир относился с страшной ненавистью к нарождавшейся и быстро увеличивавшейся Христовой церкви; в продолжение трех веков он собирал все свои силы и направлял их к тому, чтобы уничтожить юное, но все возрастающее и крепнущее христианское общество. Сколько раз языческий мир по своей слепоте воздвигал на христиан ужасные гонения! Сколько раз он обагрял столицу своей языческой культуры кровью ни в чем не повинных последователей Христа! Нет никакой возможности пересказать все ужасы и зверства, сопровождавшие гонения, а тем более невозможно указать даже приблизительно количество пострадавших в империи за веру Христову, так как кровь святых мучеников лилась всюду.

Но вот это ужасное и тяжелое для христиан время миновало. Вместе с победами Константина Великого над своими врагами и с его воцарением было утверждено законным путем и право христиан открыто исповедывать свою веру во Христа. Казалось, что церковь Христова утвердилась непоколебимо и время гонений отошло в область прошлого... Но в действительности язычество только притаилось и ждало удобного момента. Оно готовилось дать христианству еще одно, последнее и, может быть, самое ужасное, сражение на жизнь и смерть. Ждать пришлось недолго.

В 361 году управление римской империей перешло в руки Юлиана Отступника. Язычество воспрянуло, так как Юлиан, вопреки своим предшественникам по императорскому престолу, склонился на сторону языческого мира и вместе с тем отрекся от христианства, за что и был прозван «Отступником». Этот император, желая восстановить умиравшее и разлагавшееся язычество, прибег к испытанным уже средствам грубого насилия и воздвиг жестокое гонение на христиан.

Случилось так, что император принужден был вступить в борьбу с персидским народом. Отправляясь в поход на персов, он произносил страшные угрозы по отношению к христианам и говорил, что по возвращении истребит во всей своей империи всех исповедующих имя Христово. Но Юлиану не суждено было осуществить свои ужасные замыслы: Матерь Божия, Заступница христиан, не допустила этого и избавила церковь от нечестивого и лютого врага.

В то время, когда император Юлиан Отступник со своими войсками был в походе, святитель Василий Великий однажды совершал молитву пред иконою Пресвятой Богородицы, на которой находилось также изображение и св. великомученика Меркурия в виде воина с копьем в руках. В своей пламенной молитве святитель просил Богоматерь оказать помощь страждущей церкви Христовой и избавить верующих в Ее Сына, Иисуса, от предстоящей опасности полного их истребления язычествующим императором. Во время молитвы св. Василий был поражен следующим обстоятельством: изображенный на иконе Богоматери лик св. великомученика Меркурия вдруг стал невидим, но потом показался опять, и — о чудо! — копье его было обагрено кровью...

Впоследствии оказалось, что Юлиан Отступник в это самое время вступил в битву с персами и неожиданно был поражен в грудь копьем неизвестного воина, который тотчас же стал невидим. Смертельно раненный, Юлиан лежал на земле и даже в эти последние минуты не забыл христиан, которых желал истребить: ввергая кровь от раны к небу, он произнес последнюю свою хулу: «Ты победил, Галилеянин!» — и тотчас же умер.

Поистине, дивную картину для благоговейного взора представляют подобные чудесные явления, совершавшиеся по молитвам людей пред иконами Пресвятой Богородицы и неопровержимо доказывающие, что Сама небесная Заступница дарует верным избавление от всяких бед и напастей!

Св. Василий Великий из виденного им чуда познал, что Пресвятая Богородица, услышав его пламенную молитву, послала на защиту веры и христиан св. великомученика Меркурия, повелев ему совершить казнь над отступником-императором.

2 января

Явление Богоматери прп. Серафиму Саровскому

Преподобный Серафим Саровский, родившийся 19 июля 1759 г. и скончавшийся 2 января 1833 года, в течение своей жизни несколько раз удостаивался чудесных явлений Царицы Небесной.

Самое раннее явление Богоматери св. Серафиму было еще во время его детства. Тогда ему было около десяти лет от роду, и он жил еще в городе Курске, у своей матери. Здесь он столь сильно заболел, что мать потеряла всякую надежду на выздоровление своего сына. И вот однажды, в самое тяжкое время болезни, Прохор — так звали святого в миру — пробудился от сна и стал рассказывать своей плачущей и убитой горем матери о дивном сонном видении. Больной ребенок говорил, что ему явилась Пресвятая Богородица, обещая прийти к нему и исцелить его от болезни, но мать приняла все слова своего сына за бред. Однако виденный Серафимом сон не замедлил исполниться в точности.

Через некоторое время после этого сонного видения отрока в городе совершали крестный ход с Курской чудотворной иконой Знамения Божией Матери. Торжественное шествие двигалось уже по той улице, где стоял дом с больным ребенком. Но вот пошел проливной дождь, и участники крестного хода принуждены были укрыться от него во дворе дома, где лежал больной. Мать его воспользовалась этим случаем: она вынесла своего сына, приложила к иконе и положила его так, чтобы над ним пронесли образ. С этого же дня он выздоровел. Так исполнилось обещание Богоматери прийти к нему и исцелить его от болезни.

Другой случай явления Божией Матери св. Серафиму относится к 1780-му году, когда преподобный вступил уже на путь подвижничества и был послушником в Саровской пустыни. Здесь он еще носил свое мирское имя Прохора. В пустыни он заболел упорным и тяжким недугом, который длился три года. Почти половину этого времени, т. е. около полутора лет, Прохор провел в постели. Окружавшие больного братия, судя по внешним признакам болезни, полагали, что он страдал водянкой, но так как среди них не было врача, то они не могли подать ему никакой помощи.

Болезнь Прохора все усиливалась, и он настолько сильно разболелся, что окружающие стали опасаться за его жизнь. Об этом узнал и строитель монастыря. Придя к больному Прохору, он стал настойчиво предлагать ему пригласить врача или же, по крайней мере, пустить кровь. Но Прохор отказался. Всецело уповая на Господа и на Богоматерь, он отвечал:

— Я предал себя, отче святый, истинному Врачу душ и телес, Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери; если же любовь ваша рассудит, снабдите меня, убогого, Господа ради, небесным врачевством — причастием Святых Таин.

Настоятель монастыря не отказал в просьбе страдальцу: отслужили о здравии больного всенощное бдение и литургию, по окончании которой Святые Тайны были принесены в келью, к одру его. После принятия Св. Таин Прохор, к великому удивлению всех, весьма быстро выздоровел.

Только под конец своей жизни преподобный Серафим объяснил тайну своего скорого избавления от столь тяжкого недуга. Он рассказывал своим близким людям, что тогда, по причащении Св. Таин, явилась ему в несказанном свете Пресвятая Дева Мария вместе с двумя апостолами: Иоанном Богословом и

Петром. Обратясь к Богослову лицом и указывая перстом на больного Прохора, Богоматерь сказала: — Этот нашего рода.

С этими словами Пресвятая Дева положила Свою правую руку на голову страдальца. Тогда в правом боку образовалось отверстие, чрез которое стала выходить материя, наполнявшая тело больного, и вследствие этого больной получил облегчение. Следы от этой раны, служившей истоком материи, сохранялись потом всю жизнь на теле преподобного Серафима.

В 1804 году преподобный Серафим жил один в небольшой келье, в глухом дремучем лесу, в 5 или 6 верстах от монастыря. Здесь 12-го сентября на него напали разбойники и потребовали денег. Когда святой подвижник отказался исполнить их требование, ибо не имел никаких денег, разбойники усмотрели в его словах обман и скрывательство. Они, желая силой принудить старца выдать им требуемое, жестоко избили его, выбили ему несколько зубов, проломили голову, перебили ребра и оттоптали грудь. Однако, обыскав убогую келью подвижника, они действительно ничего для себя не нашли и, оставив святого полумертвым лежать на земле, удалились.

Едва мог преподобный Серафим очнуться и на следующий день пришел в монастырь. Здесь он целых семь суток не принимал ни пищи, ни воды и от ужасных болей во всем теле не мог спокойно пролежать ни одной ночи. Когда настоятель монастыря увидел, что нет никакой надежды на выздоровление Серафима, что здоровье его не только не восстанавливается, но, по-видимому, все более и более ухудшается, то послал в Арзамас за врачами.

Врачи приехали. Осмотрев больного, они были сильно изумлены и не могли понять, как мог преподобный остаться в живых после таких побоев. Они почувствовали всю свою беспомощность. Ясно, что только благодаря помощи свыше св. Серафим еще жил. Желая, однако, если не излечить больного, то хотя сколько-нибудь облегчить его страдания, врачи решили пустить кровь, обмыть больного, к ранам приложить пластырь, а в некоторых местах употребить спирт.

Врачи совещались. В это время преподобный Серафим на короткое время заснул. И вот во сне он видит, что с правой стороны постели подходит к нему Пресвятая Богородица в царской порфире. Ее сопровождают апостолы Петр и Иоанн Богослов. Богоматерь, остановившись у постели, перстом правой руки указала на больного и, обратясь в сторону врачей, сказала:

— Что вы трудитесь?

После этого Она обратилась к старцу и прибавила:

— Этот от рода Моего.

Видение тотчас кончилось, и больной проснулся. В это время пришел настоятель и предложил преподобному Серафиму воспользоваться советами и помощью приехавших врачей. К удивлению всех, преподобный отвечал, что ему теперь совершенно не нужна человеческая помощь, и просил настоятеля предоставить жизнь его Богу и Пресвятой Богородице. Как сам настоятель, так и все другие жившие в монастыре всегда относились с уважением к старцу и теперь не могли отказать ему в его просьбе: они оставили его в покое. Прп. Серафим в этот же день встал с постели и начал ходить по келье, а к вечеру первый раз вкусил пищи. Прошло немного времени, и преподобный совершенно выздоровел.

Через 5—6 лет после этого явления Богоматери преподобный Серафим предался затворнической жизни в своей уединенной келье, в монастыре.

Когда он провел пятнадцать лет в этом трудном подвиге, он удостоился нового явления Пречистой Девы. 25 ноября 1825-го года явилась ему во сне Божия Матерь в сопровождении св. Климента, епископа Римского, скончавшегося в 101 г., и Петра Александрийского, скончавшегося в 311 г. (память которых празднуется в этот день), и разрешила преподобному выйти из затвора.

Наконец, нужно отметить последнее явление Богоматери преподобному Серафиму, которое было 25 марта 1831 года, незадолго до блаженной кончины св. старца. Это явление было несколько иное, чем до сих указанные. Матерь Божия явилась ему не в сонном видении, а наяву, так же, как некогда явилась другому великому русскому подвижнику и угоднику Божию — преподобному Сергию. Об этом замечательном явлении известно следующее.

Благочестивая старица Дивеевского монастыря Ирина Семеновна была свидетельницей этого явления. Еще за два дня до этого события преподобный Серафим просил Ирину, чтобы она пришла к нему. Старица исполнила желание преподобного. В день Благовещения утром св. Серафим обратился к инокине и объявил:

— Нам будет видение Божией Матери.

После этого прп. Серафим наклонил ее ниц и, покрыв своей мантией, стал читать над ней по книге. Потом, подняв ее, сказал:

— Ну, теперь держись за меня и ничего не убойся.

Вслед за этим поднялся шум, подобный тому, который бывает в лесу от большого ветра, и, когда он стих, послышалось пение, подобное церковному. Вдруг неожиданно дверь в келью сама собой растворилась, и утренний полумрак сменился ярким светом, который по своей силе во много превосходил свет солнца. Дивное благоухание наполнило всю келью.

Прп. Серафим в это время стоял на коленях и, воздев руки к небу, молился. Страх и трепет охватил старицу Ирину. Заметив испуг инокини, преподобный встал и сказал ей:

— Не убойся, чадо: это — не беда, а ниспосылается нам от Бога милость. Вот Преславная, Пречистая Владычица наша Пресвятая Богородица к нам грядет.

Тотчас же показалось чудное райское видение: впереди шли два ангела. Оба они, один в правой руке, а другой в левой, держали по ветви, покрытой только что распустившимися цветами. Волосы их были подобны золотисто-желтому льну и лежали распущенные на плечах. Оба ангела стали впереди. За ними следовали св. Иоанн, Предтеча Господень, и св. евангелист Иоанн Богослов, облеченные в белые блестящие одежды. Потом шествовала Матерь Божия, сопровождаемая двенадцатью девами.

Дева Мария имела на Себе блестящую одежду несказанной красоты. Глава Небесной Царицы была украшена короной, на которой виднелись кресты. От этих крестов распространялся столь сильный свет, что человеческий глаз не мог вынести его и нельзя было смотреть на само лицо Богоматери. Власы Ее были распущены по плечам и были прекраснее и длиннее ангельских, а ростом Она, казалось, была выше всех дев.

Девы шествовали за Небесной Царицей попарно. Все они были в венцах и одеждах разного цвета. Рост их был различен. Имели они также разные лица и разный цвет волос, лежащих также по плечам. Но все они были великой красоты. Подошедши, девы стали кругом. Пресвятая Дева была в середине.

Старица Ирина, увидев это дивное явление Божией Матери, в страхе упала ниц. Тогда Небесная Царица подошла к ней и, прикоснувшись правой рукой, сказала:

— Встань, девица, не убойся нас: такие же девы, как ты, пришли сюда со Мной.

Когда старица поднялась, Матерь Божия повторила:

— Не убойся, мы пришли посетить вас.

После этого Богоматерь подошла к преподобному Серафиму. Последний в это время стоял уже не на коленях, а на ногах. Обращаясь к преподобному, Пресвятая Богородица говорила с ним весьма милостиво, как бы с самым близким человеком.

Старица Ирина, объятая великой радостью, воскликнула:

— Где мы?

Она думала, что душа ее уже разлучилась с бренным земным телом! Потом, указывая на дев, она спросила:

— Кто это?

Царица Небесная приказала ей приблизиться к девам и самой спросить их.

Святые девы, как шли, так и стояли попарно по сторонам. Впереди всех стояли великомученицы Варвара и Екатерина, за ними — первомученицы Фекла и Марина, потом — великомученица и царица Ирина и преподобная Евпраксия, далее — великомученицы Пелагея и Дорофея, затем — преподобная Макрина и мученица Иустина и, наконец, — великомученица Иулиания и мученица Анисия. К каждой из них подходила старица Ирина, и каждая из святых дев называла свое имя и рассказывала историю своей жизни и мученичества. Рассказ их, как передавала старица, был сходен с тем, который изложен в Четьих-Минеях. Все девы, обращаясь к инокине, говорили:

— Не так Бог даровал нам эту славу, а за страдание, за поношение. И ты пострадаешь.

В то время, как старица выслушивала слова святых дев, Пресвятая Богородица продолжала разговаривать с преподобным Серафимом. Участница этого дивного видения не могла слышать всех слов из их беседы, но ясно расслышала следующие слова:

— Не оставь дев Моих, дивеевских подвижниц, — говорила преподобному Серафиму Богоматерь.

— О, Владычице! — отвечал старец, — я собираю их, но сам не могу их управить.

— Я тебе, любимиче Мой, во всем помогу, — ответствовала на это Царица Небесная. — Возложи на них послушание: если исправят, то будут с тобою и близ Меня; а если потеряют мудрость, то лишатся участи сих ближних дев Моих; ни места, ни венца того не будет. Кто обидит их, тот поражен будет от Меня, а кто послужит им ради Господа, тот не будет забыт пред Богом.

Сказав эти слова, Пресвятая Дева обратилась к старице Ирине и продолжала:

— Вот посмотри на этих дев Моих и на венцы их. Иные из них оставили земное царство и богатство, возжелав царства вечного, небесного; возлюбили нищету самоизвольную, возлюбили единого Господа и Бога всех и за то, видишь, какой славы и чести сподобились. Как было прежде, так и ныне, только прежние мученицы страдали явно, а нынешние — тайно, сердечными скорбями, и мзда им будет такая же.

После этого Богоматерь снова обратилась к преподобному Серафиму и сказала:

— Скоро, любимиче Мой, будешь с нами.

Вслед за тем Царица Небесая благословила преподобного. Подошли к св. Серафиму Иоанн Предтеча и св. Иоанн Богослов и также благословили его. Девы, прощаясь с старцем, подходили к нему и целовались с ним рука в руку. Затем в одно мгновение все стало невидимо.

Это чудное видение продолжалось не один час. По окончании явления Богоматери преподобный Серафим обратился к старице Ирине Семеновне с следующим наставлением:

— Вот, матушка, какой благодати сподобил Господь нас, убогих. Мне таким образом вот уже двенадцатый раз было явление от Бога. И тебя Господь сподобил. Вот какой радости достигли! Есть нам, почему веру и надежду иметь ко Господу. Побеждай врага диавола и противу его будь во всем мудрая, и Господь тебе во всем поможет. Призывай себе на помощь Господа и Матерь Божию и всех святых и меня, убогого, поминай. Помни и всегда говори в молитве: «Господи, как мне умереть будет? Господи, как на

Страшный Суд придти? Как мне, Господи, ответ дать за мои дела? Царица Небесная, помози мне!»

10 января

Чудесное исцеление Симона расслабленного

Событие, о котором идет речь, совершилось около 1540 года. Некто Симон лежал больной в своей хижине. Болезнь, несколько лет приковывавшая его к одру, заключалась в расслаблении всех членов тела. Хижина Симона была расположена за оградой обители, именуемой, в честь ее основателя, преподобного Павла Обнорского и Комельского, — Троицким Павло-Обнорским монастырем (в 15 верстах от г. Грязовца Вологодской губернии).

Положение больного было безнадежное. Уже никакие человеческие усилия не могли разорвать цепей, приковавших расслабленного Симона к постели, и заставить страдальца ходить. Помощи неоткуда было ждать. Но расслабленный Симон и не ждал ее от людей: он все свои надежды возложил на Господа и на Пречистую Его Матерь. Не раз он обращал свои взоры в сторону обители, как бы оттуда ожидая себе помощи и избавления. И было ему по вере его.

Однажды явилась ему Пречистая Богородица. Она была окружена солнечными лучами, и ризы, покрывашие Ее, блистали, как молния. Она явилась не одна: за Ней шел старец, держащий рукой клобук. Очень может быть, что этот старец был никто иной, как Павел Обнорский, основатель соседней с хижиной больного обители. Богоматерь подошла к одру Симона и сказала:

— Что ты лежишь? Иди в церковь и молись: здесь не следует лежать, а надобно молиться и работать.

Преподобный же старец сказал Ей:

— Подними его, Владычица, и пусть идет в церковь.

Тогда Пресвятая Дева взяла расслабленного за два пальца правой руки и потянула. Больной Симон тотчас же почувствовал силу и крепость в своем теле, вскочил и побежал совершенно здоровый.

11 января

Елецкая икона


Елецкая Черниговская икона Божией Матери. Посл. треть XVII в.
(Елецкий Успенский монастырь в Чернигове)

В книге «Изображение икон Пресвятой Богородицы» указываются две иконы Богоматери, известные под одним и тем же названием «Елецкой». Под 11-м числом января там помещены следующие сведения: «Сия святая икона («Елецкая») находится в Орловской губернии, в городе Ельце, в соборной церкви во имя Смоленской Пресвятой Богородицы, где и празднество в честь ее совершается. Она явилась в 1060 году».



Икона Богоматери Елецкая-Черниговская.
Россия. Начало XIX в.

Под 5-м же февраля об Елецкой Черниговской иконе Богоматери сказано: «Она явилась близ Чернигова, на горе Болдиной, на ели, в 1060 году и прославилась многими чудотворениями». В этих двух известиях сомнительным может казаться то, что икона одного и того же имени явилась в один и тот же год в различных местах. Недоразумение это разрешается таким образом, что одна из этих двух икон, именно, Черниговская Елецкая икона (празднование которой совершается 5 февраля) признается подлинником, а другая — Елецкая, находящаяся в городе Ельце Орловской губернии, в соборной церкви во имя Смоленской иконы Божией Матери, — списком с первой иконы.


Елецкая икона Божией Матери. Кон. 90-х гг. XX в.
(Вознесенский собор, Елец)

Есть еще одна икона, хотя и написанная в другом виде, но известная также под именем Елецкой иконы Богоматери. Она находится в Иерусалиме, в Сретенской церкви и принесена сюда русской монахиней из дворян города Ельца.

Египетская икона

О Египетской иконе Божией Матери сохранилось очень мало сведений.

Известно, во-первых, то, что явление этой иконы, как значится в гравюрах, последовало в 1060 году, и, во-вторых, то, что она издавна почитается иконой чудотворной. Этим и ограничиваются все исторические сведения о ней.

Отличительная особенность Египетской иконы состоит в том, что Предвечный Младенец, поддерживаемый правой рукой Богоматери, изображен на ней с развернутым свитком в левой руке.

Есть еще другая Египетская икона, на которой Богоматерь «черным зраком преображена», а также изображен святой Савва, архиепископ Сербский, скончавшийся в 1237 году.

Египетскую икону Богоматери, празднование коей совершается ныне, не следует смешивать с иконой Александрийской, празднование которой совершается 1-го сентября.

12 января

Икона «Млекопитательница»

Икона Богоматери, именуемая Млекопитательница, в настоящее время находится на Афоне, в церкви Карейской Келии, принадлежащей Хилендарскому монастырю. Устное предание, до сих пор сохраняющееся в этой обители, говорит, что первоначально эта икона находилась в лавре святого Саввы Освященного, которая расположена в восемнадцати верстах от Иерусалима.

Великий основатель единственной лавры на Востоке, св. Савва Освященный перед своей блаженной кончиной обратился к братии, окружавшей его смертный одр, и пророчески сказал, что со временем посетит его обитель соименный ему богомолец царского рода из Сербии, также именем Савва, которому и должна быть отдана икона Богоматери Млекопитательницы от обители в благословение. Св. Савва Освященный мирно отошел ко Господу в четвертое лето царствования Юстиниана Великого, в 532 году.

Более шести веков по смерти преподобного пронеслось над основанной им палестинской обителью. Икона Богородицы, именуемая Млекопитательница, неподвижно стояла на своем месте, ожидая исполнения тех пророческих предсмертных о ней завещаний св. Саввы, которые переходили в его монастыре устным преданием из века в век.

Исполнение предсказаний наступило только в XIII веке, когда действительно прибыл в Палестину св. Савва, архиепископ Сербский. Ему было передано пророческое завещание св. Саввы Освященного и вручена икона Божественной Млекопитательницы вместе с другой иконой Богоматери, так называемой «Троеручицей» (сведения о которой помещены под 28 июня).

На возвратном пути из Палестины в Сербию св. Савва посетил Афонскую Гору, где им был основан Хилендарский монастырь. Этому-то своему монастырю он и оставил неотъемлемым наследством и лучшим украшением икону Пресвятой Богородицы Млекопитательницы, поставив ее в церкви при Карейской Келии, принадлежащей Хилендарю, названной впоследствии Типикарницей, так как в ней хранился написанный св. Саввой типик, или устав. Другую же икону Троеручицы он унес с собой в Сербию. Это было в первое путешествие св. Саввы Сербского в Палестину.

Невольно обращает на себя внимание то обстоятельство, что икона Млекопитательница, вопреки всеобщему обыкновению нашей восточной церкви, была св. Саввой Сербским поставлена и доныне остается в иконостасе не по левую сторону царских врат, а по правую, где обыкновенно поставляется икона или Св. Троицы, или Спасителя. Образ же Господа Вседержителя в этой церкви занимает место по левую сторону царских врат, где собственно должна бы стоять икона Божией Матери.

Изображение лика Божией Матери и Ее Божественного Младенца на иконе Млекопитательницы выразительно, прекрасно и в строго-церковном стиле. Эту икону смело можно причислить к лучшим образцам византийской школы, столь редким в настоящую пору.

Есть еще одна икона Богоматери, носящая имя Млекопитательницы. Она находится в Ильинском скиту на Афоне и принадлежит к числу местно чтимых икон.

У нас в России, в Курской губернии, лежал около года один больной. Он был настолько слаб, что не имел никакой возможности двигаться. В 1860 году, когда в Курскую губернию было прислано с Афона изображение Богоматери Млекопитательницы, больной приложился к нему и почувствовал себя здоровым. Рассказывают еще о другом чуде, именно, что в 1862 году, после молитв пред св. иконой Млекопитательницы, один дом дважды был спасен от пожара.

Попская икона

Некогда один еретичествующий иерей, Бог весть с каким, только во всяком случае не с хорошим намерением, притворно объявил себя православным и поступил в число братии в Афонскую Хилендарскую обитель. Там он оставался некоторое время, тая в своем сердце от людей свои злоумышления. С виду благочестивый, исполняющий все предписания монастырского устава, исправно присутствующий при богослужении и, по-видимому, молящийся, он, этот еретичествующий иереи, казался многим, его видевшим, если не праведником, то по крайней мере христианином, достойно носящим это высокое имя и еще более возвышенное имя иерея, руководителя других христиан-мирян. Это и естественно, ибо взор человеческий не проникает в глубины сердец других людей и останавливается только на внешности. Что скрывается за этой внешностью? Какие тайные мысли скрываются за этой видимой оболочкой? К какой цели стремится человек? Согласуется ли его видимая, внешняя жизнь с его внутренними, невидимыми желаниями? Все это не дано знать человеку. Но еретичествующий иерей дошел, очевидно, до ослепления: он забыл, что, если ему удалось скрыть свои нехорошие намерения от людей, то он не может скрыть их от Всеведущего Бога, Которому известны все тайны человеческих сердец и от Которого ничто не может утаиться.

Прежде чем были приведены в исполнение тайные намерения еретичествующего иерея, Пресв. Дева, Матерь Бога Всеведущего, призрела с высоты жилища Своего и в праведном Своем гневе скоро потребила с лица земли этого волка в одежде овчей: неся в крестном году Попскую икону Богоматери, этот иерей неожиданно упал в море во время водосвятия и утонул.

С тех пор ту чудотворную икону всегда носят во время крестных ходов и водосвятия, а так как носят ее при этом непременно иереи, то сербы и усвоили ей это простосердечное название «Попская». Вот одно из объяснений, откуда произошло такое своеобразное наименование данной иконы Богоматери.

Существует, однако, еще и другое объяснение наименования этой иконы Попской. Этот чудотворный образ считается покровителем певчих, почему и перстосложение у Божественного Младенца на нем изображено такое, каким обыкновенно начальник хора подает знак к пению. А так как у греческих церковных певцов искусство нотного пения и вообще нотная наука называлась в древности поповским искусством, то и икона получила название «Попская».

Попская икона Богоматери находится в монастырском соборном храме, при колонне у левого клироса. Перед этой чудотворной иконой Небесной Владычицы всякий служащий иерей после каждой службы делает отпуст, то есть произносит слова: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!»

Икона Акафистная-Хилендарская

Само название этой иконы «Хилендарская» уже показывает, что она находится в том же Афонском Хилендарском монастыре, где и вышеупомянутые иконы Богоматери: «Млекопитательница» и «Попская».

В 1837 году по неосторожности экклесиарха загорелся в главном соборном храме иконостас, в котором стояла чудотворная икона Акафистная. И хотя иконостас едва не испепелился весь, но святой образ Богоматери нисколько не пострадал от огня и к утешению верующих остался невредимым. Так как перед этой иконою во время пожара читался акафист, то она и получила название Акафистной.

С именем этой иконы предание связывает рассказ о том, что св. Савва Сербский, во время строения своей Хилендарской обители, при случившейся нужде, получил от сей иконы откровение о сокровище, находившемся близ устрояемого им монастыря. Говорят, что он действительно потом нашел это сокровище и благодаря ему ускорил дело сооружения построек, необходимых для обители. Насколько достоверно это предание, сказать трудно, тем более, что в самом житии преподобного Саввы Сербского ничего об этом не говорится.

Заметим, что монахи Хилендарского монастыря называют эту икону Богоматери еще Скоропослушницей за Ее скорую помощь верным.

Есть еще другая икона Богоматери, также называемая Акафистной, но не Хилендарской, а Зографской. Сведения о ней помещены под 10 числом октября.

Икона «Вразумившая экклесиарха»

Это четвертая икона Божией Матери, находящаяся в соборном храме Хилендарского монастыря. О этой святой иконе, «вразумившей экклесиарха», существует следующее сказание.

Однажды экклесиарх соборной церкви Хилендарской обители старался зажечь пред сей иконой Богоматери лампаду, но никак не мог этого сделать, потому что она находится на стене при северной двери, ведущей из притвора в церковь, где постоянно дует ветер. В досаде экклесиарх произнес ропотные слова и хотел удалиться, не засветив лампады. Однако его постигло здесь же наказание свыше. Он был поражен гневом Богоматери за безумие свое и нетерпеливость и пал на землю. Его нашли пред иконой лежащим без чувств. Экклесиарх, таким образом, был вразумлен, и этот случай послужил поводом назвать сию икону Богоматери «Вразумившей экклесиарха».

Икона «Не сгоревшая во время пожара»

Икона «Не сгоревшая во время пожара» издавна стояла в дохиарной Хилендарской обители. В 1711 году эта обитель должна была пережить очень тяжелое

бедствие. Над ней пронесся страшный пожар и опустошил половину обители. Сгорели дотла кельи восточные, западные и южные, но сохранился собор, хотя многие церковные сокровища и хрисовулы были уничтожены огнем в монастырской ризнице. Погибла и дохиарная. Сгорело хранилище чудотворного образа, но сама икона Богоматери, к утешению монастырской братии, от огня не пострадала. После возобновления дохиарной эта св. икона опять была поставлена на том же месте.

14 января

Явление Богоматери св. равноап. Нине

Св. равноап. Нина жила в Иерусалиме. Сюда приходили на праздник Пасхи иудеи не только из ближайших городов Палестины, но даже и из Иверии, или Грузии. От них Нина и узнала о язычниках, населявших эту страну.

Рассказы пришедших из Иверии иудеев возбудили в сострадательной душе Нины сильное желание посетить эту языческую страну и просветить туземных ее жителей светом истинного и спасительного учения Христа. Эта светлая мысль еще более усилилась в ней чудесным видением Богоматери. Однажды во сне Нине явилась Богоматерь, вручила ей крест из виноградных лоз и повелела при этом идти просвещать язычников. Нина, покорная указанию свыше, отправилась в Ефес и оттуда скоро достигла Мцхета. Здесь началась ее просветительная деятельность. С пламенной апостольской ревностью она шла по пути великого подвига, постепенно просвещая светом Христовой веры Иверию и рассевая мрак языческого неверия, почему названа равноапостольной просветительницей Грузии.

21 января

Икона, именуемая «Отрада»

Икона, называемая Отрада или Утешение, находится в Ватопедском Афонском монастыре, построенном в царствование Константина Великого. Недалеко от этого монастыря в 395 году, во время сильной бури, упал с корабля в море царевич Аркадий, сын императора Феодосия Великого, и был поглощен водами.

Все присутствующие были в ужасе, полагая, что он погиб. С величайшим трудом корабль пристал к Афонской горе, к тому месту, где находится монастырь. Спутники Аркадия долго пытались найти на берегу морском мертвое тело царевича. Утомленные поисками, они случайно подошли к одному из прибрежных кустарников и вдруг увидели под тенью его спокойно спавшего, измокшего царевича. Проснувшись, Аркадий рассказал, как он был чудесным образом избавлен от неминуемой погибели заступничеством Богоматери. Это — первое благодеяние Богородицы, оказанное роду человеческому в этом месте Афонской горы. В воспоминание этого события было дано расположившемуся здесь монастырю название Ватопед, т. е. куст отрока. Император Феодосий Великий, в знак глубокой памяти о чудесном избавлении своего сына, расширил и обогатил этот монастырь. В том самом месте, где найден царевич, устроен был алтарь соборного храма, на освящение которого приезжал сам царевич Аркадий с Константинопольским патриархом Нектарием.

Св. икона Богоматери, называемая Отрада, помещается в этом соборном монастырском храме, около правого клироса в стенной нише, в приделе, посвященном ее имени.

И после указанного случая благодеяния Божией Матери, оказываемые Ватопедской обители, не прекращались. Расскажем здесь только об одном случае, в котором обнаружилось покровительство свыше этой обители, притом случай, имеющий теснейшую связь с иконой, именуемой Отрада или Утешение.

В 807 году подошла к св. Афонской Горе шайка разбойников. Она намеревалась на рассвете дня, как только растворятся ворота одного из лучших монастырей — Ватопедского, ворваться внутрь, избить иноков и расхитить монастырское богатство. Пользуясь вечерней темнотой, разбойники высадились на берег, а к утру укрылись в окружающих обитель кустарниках. План нападения был обдуман, и, по-видимому, ничто не могло препятствовать его осуществлению. Но Покровительница всей святой Афонской Горы, Пресвятая Дева Богородица, не допустила осуществиться злодейскому и варварскому замыслу безбожников.

Итак, разбойники ждали открытия ворот, притаившись в кустарниках. В это время кончилась утреня, и вся братия разошлась по своим кельям на временный отдых. В церкви остался один настоятель Ватопедского монастыря и занялся совершением своего утреннего правила. Он стоял на молитве близ иконы Богоматери. Неожиданно он был поражен ясно слышанными им предостерегающими словами, исходившими от этой иконы.

— Не отверзайте сегодня врат обители, — говорила Пресвятая Богородица, — но взойдите на стены монастыря и разгоните разбойников.

Игумен, смущенный этим обстоятельством, устремил свой взор на икону Пресвятой Девы, от которой слышался этот голос, и ему открылось поразительное чудо: он увидел, что лик Богоматери, а равным образом и лик держимого Ей Предвечного Младенца, оживились.

Предвечный Младенец, простирая Свою десницу и закрывая ею уста Своей Матери, обратил к Ней лицо Свое и сказал:

— Нет, Мать Моя, не говори им: пусть они будут наказаны.

Но Богоматерь, стараясь удержать Своей рукой руку Своего Сына и Господа, уклоняясь лицом от Него направо, снова произнесла двукратно одни и те же слова:

— Не отверзайте сегодня врат обители, но взойдите на стены монастырские и разгоните разбойников.

Игумен, пораженный ужасом, тотчас же собрал вокруг себя всю свою братию и пересказал о случившемся, а также передал слова, сказанные ему Божией Матерью, и слова, произнесенные к Ней Господом Иисусом. Все были крайне изумлены, когда, действительно, увидели, что лик Богоматери и Предвечного Младенца и вообще очертания этой иконы стали совершенно иными, чем были прежде. В чувствах живой признательности все иноки монастыря прославили заступление и промышление о них Пресвятой Богородицы и Ее ради ходатайства милующего их Господа. После этого они поспешили на монастырские стены и успешно отразили нападение разбойнической шайки.

С тех пор и по сие время эта Ватопедская чудотворная икона Богоматери известна под именем Отрады или Утешения. Положение лиц Богоматери и Спасителя осталось в том виде, какой оно приняло при троекратном голосе, слышанном игуменом: Божественная Матерь уклонилась лицом Своим вправо от простертой десницы Предвечного Ее Младенца и старается ее отвлечь от уст Своих, чтобы иметь возможность свободно пересказать предстоящую опасность Своим избранным инокам св. Горы Афонской. На лице Богоматери ясно выражается сострадательная любовь; взор Ее дышит милосердием и кротостью, а на устах покоится тихая улыбка привета и утешения. Лицо Предвечного Младенца-Бога не таково: оно, можно сказать, грозно, и движение гнева заметно во всех его чертах, а взор Его полон строгости и неумолимого суда.

В «Сказаниях о святых, чудотворных, во Афоне прославившихся иконах» на 63 странице читаем: «Вполне точные характеристические черты Божественных сих лиц, Предвечного Младенца-Бога и Судии всех живых и мертвых и любвеобильнейшей Покровительницы и Заступницы всех, с полной верой ищущих Ее небесного покрова и державного заступления, почти неуловимы для кисти зографа (т. е. живописца), и особенно черты Христа Спасителя нашего».

В память чудесного избавления Ватопедского монастыря от разграбления его шайкой разбойников возжигается пред св. иконой «Отрада» неугасимая лампада и большая свеча. В том приделе, где находится эта чудотворная икона, издавна совершается пострижение всех поступающих в число братии обители, и ежедневно по особой рукописи поется молебен Божией Матери.

В Таволжанской женской обители, расположенной в Новохоперском уезде Воронежской губернии, есть копия с иконы, именуемой Отрада или Утешение. Она принадлежит к числу местночтимых икон и привезена сюда с Афона. Многие притекающие с верой к сей иконе получают исцеление от своих недугов.

Другой список, сделанный не с оригинала, а с упомянутой копии и принадлежащий также к числу местночтимых икон, находится в С.-Петербургском Девичьем Воскресенском монастыре, при кельях игумении. Эта икона освящена в 1854 году.

Икона «Закланная»

В том же Ватопедском монастыре находится другая икона Божией Матери, которая носит название Закланной. Она помещена в юго-восточном углу внутренней галереи храма во имя. св. Димитрия Солунского, пристроенного к соборной церкви. Свое наименование Закланной сия св. икона получила по следующему случаю.

В Ватопедской обители был один экклесиарх, диакон, который должен был долгое время заниматься в церкви, приводя в ней все в порядок и чистоту. Вследствие своих занятий он иногда не мог в обычное время являться в трапезу для обеда и приходил поэтому после всех.

Однажды, пробыв долго в церкви, диакон пришел в трапезу и попросил у келаря себе обеда. Тот, недовольный безвременным приходом экклесиарха, заметил, что надобно в трапезу ходить в свое время, а не тогда, когда вздумается. Диакон оскорбился сделанным ему замечанием и еще более настойчиво стал требовать себе обед. Когда же келарь решительно ему заявил, что у него нет для него ни куска хлеба, то экклесиарх, голодный и взбешенный, должен был выйти из трапезы.

Помыслы, один другого мрачнее, стали волновать его сердце. Чувство негодования на келаря ежеминутно возрастало. В таком расположении духа возвратился он в церковь. И здесь его помыслы не только не унялись, но, напротив, стали еще сильнее прежнего мучить его. Экклесиарх весь был в гневе. Расстройство его духа было столь велико, что он в своем совершенном исступлении подошел к иконе Божией Матери и, став пред ней, дерзнул произнести укоризненные слова:

— До которого времени я буду служить Тебе, Богородице? Трудись, трудись, а за все то не только нет ничего у меня, но даже и куска хлеба в подкрепление усталых сил моих.

С этими словами он схватил нож, которым прежде очищал воск от лампад, замахнулся им, с силой ударил и вонзил его в десную ланиту изображенной на иконе Божией Матери. Тотчас же брызнула кровь и заструилась из раны, и сам лик Богородицы покрылся смертельной бледностью, как лик человека, умирающего от раны и от иссякающей крови. Иконоубийца затрепетал. Он упал на помост пред иконой и, пораженный неизъяснимым ужасом, стал как помешанный. Члены его тела расслабели, и он трясся, как преступник и убийца Каин.

Весть о случившемся быстро распространилась по всему монастырю. Игумен и братия поспешили в церковь и там были сильно изумлены, когда увидели, что кровь, струившаяся из ланиты Богоматери, еще не засохла на ней. Экклесирх тогда же ослеп, рука его онемела, и он лишился рассудка. На другой день набожный игумен, руководясь искренним чувством жалости к несчастному диакону, совершил всенощное бдение о спасении и помиловании его. Однако несчастный целые три года оставался помешанным, и трепетание всех членов и слепота глаз не оставляли его.

По истечении этого времени Пресвятая Богородица, утешительница кающихся, явилась в сонном видении игумену и объявила ему, что, ради их молитв и ходатайства, Она прощает преступника и дарует ему исцеление.

— Впрочем, — прибавила Богоматерь, — рука его за дерзость и святотатственный поступок будет осуждена на втором пришествии Христовом.

Действительно, утром игумен Ватопедской обители узнал, что несчастный пришел в себя, прозрел глазами и совершенно оправился от трепетания членов. Долго и горько рыдал он о своем безумном поступке и называл себя убийцей. Сделав себе пред закланной им иконой место, он в искреннем покаянии провел пред ней почти все остальное время своей жизни, не переставая постоянно упрекать себя за святотатственную дерзость и за свое чувство бешенства.

Пресвятая Дева Мария не оставила покаявшегося без утешения. Она явилась ему за несколько времени до его кончины, обрадовала его прощением, но здесь же присовокупила, что дерзкая рука его должна испытать грозный суд на втором пришествии Христа. Вскоре после этого кающийся мирно отошел к Господу.

По обычаю св. Афонской Горы, по истечении трех лет открыли кости экклесиарха-диакона. И что же? Ужасное видение поразило присутствующую при этом братию: все кости покаявшегося грешника были светлы и носили на себе ясное знамение милости Божией, но рука его, дерзнувшая на страшный поступок, осталась нерастленной и почерневшей даже до сего дня. Один паломник, посетивший Ватопедскую обитель, думая по своему невежеству, что эта рука нетленна по святости, тайным образом откусил от нее частичку себе, и рука тотчас же рассыпалась. Впрочем, пальцы целы, и они черны, как уголь. Эту руку и теперь еще показывают паломникам, в страх преступлений и в память необыкновенного события, вызванного нашей человеческой злобой, а также непостижимой благости и любви со стороны Пресвятой Богоматери, готовой всех прощать за наносимые Ей оскорбления, вольные и невольные.

Не так давно один иерей, лобызая чудотворную икону, именуемую Закланная, дотронулся до раны. Неизвестно, нечаянно ли он это сделал, или из-за простого любопытства. При прикосновении запекшаяся кровь осыпалась с чудотворной иконы на священника, и едва только он выступил за порог церковный, как пал замертво, отдал дух свой дивному и непостижимому в судьбах Своих Богу.

Ктиторская икона

Выше была приведена история наименования одного Афонского монастыря Ватопедским (см. под 21 янв., икона, именуемая «Отрада»). Император Феодосий

Великий (379—395), узнав о чудесном спасении своего сына Аркадия от гибели в морских волнах, в благодарность за это не только распространил, украсил и обогатил Ватопедский монастырь, но и пожертвовал обители сделанную из мастики икону Божией Матери. Эта икона была названа Ктиторской, в память того, что император был ктитором, а по переводу с греческого на русский язык — устроителем и украсителем монастыря. Эта Ктиторская икона была поставлена в соборном Благовещенском храме в алтаре на горнем месте. Последнее обстоятельство послужило поводом к названию сей св. иконы еще «Алтарницей».

В 862 году, когда арабы, разоряя и грабя Крит, Сицилию и другие острова, уже стали бесчинствовать в пределах св. Афонской Горы и приближались к Ватопедской обители, тогда экклесиарх, саном иеродиакон, не желая допустить, чтобы арабы надругались над христианскими святынями, скрыл Ктиторскую икону и крест в колодезе, который находился под помостом алтаря. Утвердив пред этими святынями горящую свечу, он надвинул сверху мраморную плиту в уровень с помостом и уже после этого бросился бежать. Однако спастись бегством ему не удалось: варвары схватили его и увели в плен на остров Крит, или Кандию.

Около семидесяти лет томился на этом острове несчастный пленник и только после столь долгого пленения, по милости Божией, получил свободу. Душа его стремилась туда, где он прежде служил Господу своим подвижничеством. С великой радостью он направил свой путь к Святой Горе, как к своей отчизне. Там уже по-прежнему стали процветать святые обители.

Маститый старец отыскал место, где был Ватопедский монастырь: великолепный в прежнее время Ватопед теперь представлял из себя жалкие развалины. Небольшой кружок братства трудился над обновлением разоренной обители. К ним присоединился и вернувшийся с Крита старец-пленник.

Припоминая одно за другим события своей прежней жизни и обстоятельства, при которых он должен был покинуть Ватопедскую обитель, старец вспомнил о скрытых святынях — иконе Пресвятой Богородицы и животворящем Кресте — и спросил о них у тогдашнего настоятеля Николая и у братии. Однако никто ему не мог дать удовлетворительного ответа. Тогда, чтобы не оставить святыни в земле, иеродиакон указал им на место, куда он скрыл святую икону Богоматери и крест во время нашествия арабов, и просил сдвинуть одну из плит алтарного помоста.

Братия поверила старцу. И что же? Когда по указанию экклесиарха подняли плиту, то действительно, нашли в колодезе и икону Богородицы, и животворящий Крест Господень. Даже самая свеча еще горела пред ними.

Эта свеча и до сих пор горит неугасимо при св. Ктиторской иконе Богоматери: иноки, подбавляя воск, сберегают ее таким образом из рода в род, и, конечно, она останется до последнего дня существования этой обители.

Так как обе святыни были найдены в понедельник, то, начиная со времени их обретения, в этот день в Ватопедской обители совершается торжественный молебен Божией Матери в соборе, а на следующий день, во вторник, в том же соборе служится торжественная литургия с благословением колива и возношением части просфоры в честь Богоматери. Такое постоянное празднование продолжается вот уже девять столетий и как нельзя лучше свидетельствует об истинности события, глубоко запечатленного в преданиях Ватопедской обители. Особая торжественность этого празднования видна уже из одного того, что литургия во вторник служится в соборном храме, тогда как, по установившимся правилам, она на Святой Горе служится в соборах только по воскресным и праздничным дням, в будни же всегда в придельных церквах, или параклисах.

Ктиторская икона, как было уже сказано, ныне находится в алтаре соборного храма, на горнем месте, а Крест остается запрестольным.

Икона «Живоприятная»

Икона, называемая «Живоприятная», находится в Ватопедской обители на св. Афонской Горе. Она изображена на наружной северной стене храма св. вмч. Димитрия Солунского.

В 382 году дочь Феодосия Великого, Плакидия, супруга Константина, царствовавшего в Риме, пожелала увидеть своего брата Аркадия, царствовавшего в Константинополе. С этой целью она из Рима отправилась морем в Константинополь. Решив заехать поклониться иконе Божией Матери, которая находилась в Ватопедском монастыре, устроенном ее отцом, императором Феодосием, она приказала своему кораблю, на котором совершала путь, пристать к св. Горе.

Когда иноки Ватопедской обители узнали о приближении Плакидии, то с приличными почестями вышли ей навстречу. Она передала им о своем желании войти в обитель и осмотреть ее. Иноки решились ввести Плакидию в монастырь. Они знали, что должны были этим самым нарушить устав Афонской Горы, запрещающий в нее вход женщинам, но тем не менее не посмели ослушаться приказания сестры императора.

Придя к соборной церкви, иноки вошли в нее большими средними вратами. Плакидия же, из смирения ли и по чувству своего недостоинства, или по тайному строению Промысла Божьего, вступила в Благовещенский собор не главными, а боковыми дверями. С чувством благоговения она хотела уже войти из притвора в самый храм, как вдруг услышала грозный голос:

— Зачем ты сюда? — здесь иноки, а ты — жена; для чего же ты даешь врагу повод сеять преступные помыслы среди подвижников? Остановись! не иди далее, иначе будешь строго наказана.

Плакидия ужаснулась. Она пала на помост и со слезами просила прощения за грех свой. В благодарность же за то, что ее не постигло наказание смертью, как это случалось с некоторыми другими женщинами, она приказала соорудить в обители придельный храм в честь великомученика Димитрия Солунского. На том же месте, где она услышала грозный и таинственный голос, она велела изобразить лик Божией Матери, так как к Ней относила это чудо, и заповедала теплить пред ним неугасимую лампаду.

Желание Плакидии было исполнено. Написанная в память этого чудесного события икона Богоматери и доныне сохраняется в Ватопедском монастыре и известна под именем Живоприятной или Предвозвестительницы. Пред ней возжигается неугасимая лампада, разливающая вокруг слабый, не замирающий и отрадный свет.

Случай, бывший с Плакидией, имел очень благотворные последствия не только для Ватопедской обители, но и для всей Святой Горы. Когда Плакидия прибыла в Константинополь, она рассказала своему брату Аркадию о случившемся с ней в Ватопеде. Император Аркадий, узнав о чуде, богато одарил обитель. Он кроме того утвердил за Ватопедом подворье в Перимеории, пять торговых лавок и назначил постоянное ежегодное жалованье из царских доходов в двенадцать литр золота и 17 — серебра. С тех пор святогорские отцы постановили закон — не пускать на Святую Гору женщин. Это постановление соблюдается строго и поныне. Подчиняются этому законоположению даже турки, отправляющие здесь полицейскую часть.

Икона Одигитрия-Ксенофская

Эта икона Богоматери находится на св. Афонской Горе, в Ксенофской обители, и принадлежит к числу местночтимых икон. В Ксенофе о ней сохранилось следующее предание.

С незапамятных времен она находилась в Ватопедском монастыре. В этой обители она стояла в соборном храме, при колонне левого клироса. В 1730 году она, при запертых дверях храма, чудесным образом неведомо куда скрылась. Отцы обители, полагая, что ее исчезновение из церкви произошло благодаря чьему-либо святотатству, стали делать в своей обители розыски. Однако до них скоро дошла весть о том, что пропавшая икона находится в Ксенофской обители, отстоящей от Ватопедского монастыря почти на три часа пути. Немедленно же были посланы туда несколько человек из Ватопедской братии для перенесения иконы Богоматери на свое место. Доставленная в Ватопед святыня снова была поставлена на прежнем своем месте.

Отцов обители не покидала мысль о похищении их иконы, и они в душе своей готовы были признать, что среди Ксенофских подвижников есть какой-то святотатец. Неудивительно поэтому, что они приняли строжайшие меры предосторожности, чтобы предупредить исчезновение иконы на будущее время.

Несмотря, однако, на все это, святая икона Божьей Матери вторично покинула Ватопедскую обитель и непостижимым для ограниченного человеческого разума путем снова явилась в Ксенофе. Братия Ватопеда после этого вторичного исчезновения иконы из их запертого храма и обители окончательно убедились в чудесности этого события. Они не решились более противиться промыслительной о спасении всех воле Небесной Царицы и оставили напрасный труд перенесения Ее иконы в свою обитель.

Икона Одигитрия и доныне благоволит пребывать в Ксенофской обители и будет пребывать там дотоле, доколе державной воле Ее то будет угодно. Братия Ватопедского монастыря в память этого чудесного события и в знак своего благоговения к сей святой иконе положили доставлять для нее в Ксеноф свечи и елей. Это свое постановление они исполняли несколько лет, пока Ксенофская братия не отказала им в этом, потому что перестала нуждаться в посторонней помощи.

Икона Одигитрия в Ксенофе находится в соборном храме, при колонне левого клироса, т. е. в том же месте, в каком она стояла и в Ватопеде.

Не так давно, в дни греческого восстания, Святая Гора была занята турками. Один из них хотел надругаться над Одигитрией Ксенофской — этой христианской святыней, но тогда же был наказан Правосудием Божиим за свое безумие и дерзость.

В России находится много чудотворных икон, именуемых Одигитрия, или Смоленская.

Икона «Находящаяся над вратами»

Эта святая икона Божией Матери находится над вратами Ватопедского монастыря с наружной их стороны. О ней рассказывают следующее.

В 1882 году, в апреле месяце, когда Афонская Гора была занята турецкими войсками, один из неистовых агарян возымел дерзость выстрелить из ружья в божественный лик Пречистой Девы. Святотатственный выстрел ударил в правую руку изображенной на иконе Богоматери. Тотчас же, как только было совершено это безумие, нечестивцем овладело помрачение ума, и он повесился в саду на одном из масличных деревьев, в виду монастырских ворот.

Имя этого несчастного агарянина было Хусейн. Он был племянником начальника того отряда, который стоял при Ватопедской обители. Нельзя не видеть здесь особого промышления Божией Матери о монастыре. Несомненно, что имела громадное значение та внешняя обстановка, при которой произошла смерть Хусейна. Надсмотрщик за агарянскими лошадьми своими глазами видел самоубийство своего собрата. Он даже поспешил было к нему на помощь, когда самоубийца неистово вопил, испуская последнее свое издыхание, но было уже поздно. Он-то и объяснил начальнику отряда, что его племянник сам виновен в своей смерти, а не другой кто-нибудь. Не будь этого свидетеля-очевидца, над обителью пронеслась бы ужаснейшая гроза неистовства турок. Можно почти с достоверностью сказать, что турки не оставили бы в живых ни одного инока Ватопедской обители и сам Ватопед разрушили бы до основания. Но Богоматерь, Покровительница афонских монастырей, предотвратила это тяжелое несчастье. Когда дядя узнал о том святотатственном поступке, который был совершен его племянником, то он признал, что и смерть его была следствием Божественного суда над ним. Поэтому начальник приказал своему отряду не предавать самоубийцу обычному погребению, но бросить его, как злодея, на съедение хищным зверям и птицам.

На иконе и до сих пор видна рана на руке Богоматери, произведенная выстрелом Хусейна.

25 января

Икона «Утоли моя печали»

Тот смысл, какой соединяется с названием иконы Божией Матери «Утоли моя печали», прекрасно объясняется нам самой св. церковью в тех песнопениях и молитвословиях, которые составлены в честь этой святой иконы. В тропаре праздника мы обращаемся к Пресвятой Деве Марии со следующими словами: «Утоли болезни многовоздыхающия души моея, Утолившая всяку слезу от лица земли, Ты бо человеком болезни отгониши и грешным скорби разрушавши; Тебе бо вси стяжахом надежду и утверждение, Пресвятая Мати Дево». «Избранное нам — читаем в кондаке праздника — и дивное даровася избавление — образ Твой честный, преблагословенная Владычице Дево Богородице, яко избавльшеся от злых явлением его, к нему же взирающе восписуем Ти благодарственная раби Твои, Богородице. Но яко имущая державу непобедимую от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, радосте наша! избави нас от всякого зла и утоли наша печали». Последние слова кондака: «Радуйся, радосте наша! избави нас от всякого зла и утоли наша печали» — служат в то же время и припевом акафиста.

Мысль, почему икону Божией Матери наименовали «Утоли моя печали», становится еще более ясной из особой молитвы, составленной св. Церковью для верующих, обращающихся за помощью к Пресвятой Богородице. Вот эта молитва: «Надежда всем концем земным Ты еси, Пречистая Дево Госпоже Богородице, утешение мое! не гнушайся мене, скверного, в дерзновенном молении недостойных уст моих, и молю: угаси ми пламень греховный и ороси покаянием, иссохшее сердце мое от мрака греховного очисти, ум от лукавых помыслов, душевныя и телесныя язвы исцели, облегчи, Владычице, болезнь, утиши бурю злых нападений, Пречистая, отъими бремя грехов моих, Преблагая, и утоли печали моя, сокрушающия сердце. Ты бо еси возведение роду человеческому и в печалех скорая Утешительница. За толикия же Твоя милости до последнего моего издыхания славословити Тя имам, о Всеблагословенная! Аминь».

Из приведенных слов тропаря, кондака и молитвы можно заключить, что название «Утоли моя печали» — есть ни что иное, как молитва к Божией Матери об избавлении от многочисленных болезней и скорбей телесных и в особенности душевных, т. е. греховных страстей, обуревающих сердце. В жизни, полной невзгод, кто не испытывал скорби? Кто может сказать о себе, что он на своем жизненном пути не переживал тяжелых минут несчастья и не искал ниоткуда себе поддержки или утешения? Нет такого человека... И истинный христианин, при всех тяжелых и печальных обстоятельствах своей временной земной жизни, невольно мысленно обращается туда, откуда он ждет помощи: духовный взор его устремляется к небу, к Пресвятой Деве Марии, и уста его шепчут мольбу: «Утоли моя печали, сокрушающие сердце мое, ибо Ты — скорая Утешительница!..» И, действительно, не от людей, таких же немощных по своей природе, как и сам страдающий, этот последний получает истинное лекарство, исцеляющее от душевных и даже телесных болезней, но от Самого Господа по ходатайству пред Ним Пресвятой Богоматери.

Нет необходимости здесь говорить о всех благодеяниях Пресвятой Девы Марии, оказанных Ею роду человеческому. Они неисчислимы. Укажем лишь некоторые из них, которые так или иначе соединены с образом Богоматери, именуемым «Утоли моя печали». Но прежде всего несколько слов о самой иконе. Она находится в Москве, в церкви святителя Николая Чудотворца, что на Пупышах, в Замоскворечье. Принесена она сюда казаками в 1640 г., в царствование Михаила Феодоровича (1613—1645). В Николаевской церкви на Пупышах хранились записи о многих чудесах от этой иконы. Но пожар, бывший в 1771-м году, уничтожил все эти записи.

Несмотря на этот несчастный случай, бывший притом так давно, сказания о чудесах, совершившихся при этой иконе, известны и поныне. Предание сохранило нам память о первом прославлении иконы, бывшем во второй половине семнадцатого столетия. По свидетельству этого предания, чудодейственная сила иконы Богородицы «Утоли моя печали» открылись человеческому роду при следующих обстоятельствах.

Одна женщина довольно знатного происхождения, жившая вдали от Москвы, продолжительное время страдала расслаблением всего организма, а в особенности рук и ног. Имея все материальные блага жизни, она не имела самого главного — здоровья. Что она могла сделать со своим богатством? Сама она пользоваться им не могла, а служить им для других тоже была не в силах: болезнь приковывала ее к одру. Она имела полную возможность пользоваться услугами врачей и пользовалась. Однако помощь врачей не только оказалась бессильной, но, постепенно истощая ее силы, довела ее до предсмертного томления: она потеряла всякую надежду на свое выздоровление. И в эту-то тяжелую минуту жизни, когда человек не видит ниоткуда помощи и сводит мысленно последние счеты со своим прошлым, когда он видит медленно, но неуклонно приближающуюся смерть, в эту тягостную минуту больная получила радостную и успокоительную надежду на выздоровление. В сонном видении она услышала голос, говоривший ей:

— Вели себя везти в Москву; там на Пупышеве, в храме святого Николая, есть образ Божией Матери с надписью: «Утоли моя печали»; молись пред ним, и ты получишь исцеление.

При этих словах явилась ей и сама икона, от которой было обещано исцеление.

Видение кончилось. Больная, лежавшая пред этим как бы без чувств, пробудилась от своего глубокого сна и тотчас же почувствовала в себе какую-то новую жизнь. Промысл всемогущего Бога поддерживал еще ее существование в этом земном мире. Придя в полное сознание, она сообщила о своем дивном видении домашним. Оказалось, что никто из ее родных никогда не бывал в Москве.

Тем не менее просьба больной была удовлетворена: ее привезли в Москву. Отыскали местность, называемую Пупышево, и внесли расслабленную в храм Николая Чудотворца. Больная, осмотрев все иконы, не нашла между ними той, которая явилась ей во сне. Между тем, сопровождавшие больную рассказали местному священнику об ее видении. Тогда священник велел причетникам принести с колокольни все находившиеся там ветхие иконы Божией Матери. Среди них оказалась и икона с надписью: «Утоли моя печали», но она до того была покрыта пылью, что с трудом можно было узнать лик Богородицы. Лишь только этот образ Богоматери был внесен в церковь, как больная, несколько времени от слабости уже не говорившая и не владевшая ни руками, ни ногами, к удивлению сопровождавших ее родных, вдруг воскликнула:

— Она! Она!

Как радостен был этот возглас! Он краток — всего лишь одно слово: «Она!» Но как он содержателен! В нем было положительно все: и вера, глубокая вера в помощь Богоматери, вера, поддерживавшая больную в ее долгом, тяжелом путешествии в отдаленный город; и надежда на исцеление от тяжкого недуга телесного и не менее тяжелых душевных страданий; и любовь, признательная любовь за даруемое здоровье телесное и душевное. Кратко говоря, это был возглас, идущий из глубины христианской верующей души, это была радость за даруемое Божией Матерью исцеление и в то же время мольба об утолении печали, сокрушающей исстрадавшееся сердце, — молитва при виде чудотворного образа «Утоли моя печали». Она твердо верила в свое исцеление, и Небесная Царица не оставила ее без Своего призрения, но чудесным образом даровала ей здоровье. Вот доказательства этого чуда от иконы «Утоли моя печали». Во-первых, больная не только воскликнула, хотя перед этим, как было сказано, она несколько времени от слабости уже не говорила, но и перекрестилась. Мог ли это сделать человек, уже несколько времени не владевший рукой? Нет. Далее. Когда после молебна больная приложилась к чудотворной иконе Богоматери, она почувствовала в себе столько силы, что без всякой помощи других стала на ноги и потом, без посторонней же поддержки, вышла из церкви св. Николая. Кто не увидит в этом событии помощи свыше? Только по воле Бога расслабленные могут ходить. Наконец, больная вернулась домой совершенно здоровой, и это, несомненно, по милости Царицы Небесной.

Это чудо совершилось 25-го января. С тех пор было установлено этот день праздновать в честь иконы «Утоли моя печали».

В Москве есть еще четыре святочтимых иконы Богоматери, также известных под именем «Утоли моя печали». Они — точные снимки с вышеупомянутой чудотворной иконы. Одна из них находится в церкви св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня на Покровке; другая — в церкви св. апостолов Петра и Павла в Ново-Басманной; третья — в церкви св. Тихона Амафунтского у Арбатских ворот и, наконец, в церкви преподобного Сергия, что в Рогожской, четвертая благодатная икона «Утоли моя печали», в серебряной позлащенной ризе, богато украшенной драгоценными камнями. Перед этой последней иконой по воскресным дням совершаются молебные пения с чтением акафиста Божией Матери «Утоли моя печали».

В С.-Петербурге, в храме Вознесения Господня, что на Вознесенском проспекте, близ Екатериненского канала, есть также древняя и глубокочтимая икона Божией Матери «Утоли моя печали». Эта св. икона привезена из Москвы в 1765 году 25 сентября купцом Роговиковым, одним из участников построения Вознесенского храма, ко дню освящения придела в честь этой иконы, где она и была помещена в особо устроенном серебряном киоте. Этому чудотворному образу «Утоли моя печали» оказывается особенное чествование. Жители С.-Петербурга нередко принимают его в свои дома. Верующие во множестве прибегают к этой иконе Небесной Царицы, и многие больные по вере своей получают от нее исцеление и утешение. Кроме того, еженедельно по пятницам, после поздней литургии, служатся пред ней молебны с чтением акафиста. Празднование этому образу совершается, кроме 25 января, еще 25 сентября в память перенесения его из Москвы.

Чудотворная икона Богоматери «Утоли моя печали», или, как ее еще иначе называют, «Утоление печали», имеется еще в Орловской губернии, Карачаевском уезде. Она находится там в Николаевском Одрином монастыре. До 1784 года этот образ был заветной домашней святыней сенатора, графа Н. Б. Самойлова. Сначала он стоял в Москве, в доме графа, и здесь прославился многими чудесными исцелениями. Затем Н. Б. Самойлов перевез его в свое имение, которое находилось по соседству с упомянутым монастырем. Устроив на свои средства при монастырском Николаевском соборе теплый придел в честь иконы «Утоли моя печали», граф затем пожертвовал туда и св. икону Богоматери. Ее поместили в иконостасе по правую сторону от царских дверей, где она пребывает и доныне. Празднование этому чудотворному образу Пресвятой Богородицы на месте совершается два раза в году: 25 января и 9 октября. В оба эти дня в Одрине монастыре бывает значительное стечение народа.

Кроме Москвы, С.-Петербурга и Орловской губернии, чудотворные и особо чтимые иконы Божией Матери «Утоли моя печали» известны еще в следующих местах:

в Покровском монастыре, в г. Шклове Могилевской губернии;

в Вернадском мужском монастыре Ольгопольского уезда Подольской губернии и

в скиту св. Иоанна Предтечи Молченской Софрониевой пустыни Курской губернии.

Изображение иконы «Утоли моя печали» представляет Божию Матерь, приложившую левую руку к Своей главе, несколько склоненной набок. Общий ее вид как бы говорит о том, что Царица Небесная прислушивается к слезам и умиленным молитвам всех верующих, прибегающих к Ней в своих нуждах, скорбях и печалях. Правой рукой Своей Богоматерь придерживает стопы Предвечного Младенца. Спаситель пред Собой держит в руках, подняви кверху, развернутый свиток, на котором начертаны следующие слова Божественного увещания: «Суд праведен судите, милость и щедроты творите кийждо ко искреннему своему; вдовицу и сира не насильствуйте и злобу брату своему в сердце не творите».

Иконы «В скорбех и печалех утешение» и «Нечаянная Радость»

Ныне же, 25-го января, совершается еще празднование в честь иконы Божией Матери, называемой «В скорбех и печалех утешение», а также и другой, именуемой «Нечаянная Радость». Сведения о первом чудотворном образе помещены под 19 числом месяца ноября, а о последнем под 9 числом декабря.

28 января

Тотемская икона

Город Тотьма находится в Вологодской губернии. Недалеко от него в XVI веке подвизался преподобный Феодосии, прозванный, по месту своих подвигов, Тотемским. Жители г. Тотьмы относились с благоговением к этому святому старцу и помогали ему своими средствами. Когда прп. Феодосий решил построить монастырь, они написали к царю Иоанну Грозному челобитную о том, чтобы старцу Феодосию было разрешено построить монастырь в их городе. Просьба их была удовлетворена: Ростовский архиепископ Никандр в 1554-м году выдал преподобному Феодосию грамоту на построение храма и все потребное для освящения его. В то же время игумен Спасо-Прилуцкого монастыря благословил прп. Феодосия иконой Богоматери на успешное устройство новой обители. С этой иконой св. старец и явился в Тотьму.

Ныне эта благодатная икона Божией Матери находится перед серебряной ракой прп. Феодосия в главном монастырском храме в честь Вознесения Господня, в киоте. Она прославилась многочисленными чудотворениями. Замечательно то обстоятельство, что многим больным, по их молитвам, преподобный Феодосий является, держа в своих руках сию святую икону.

Эта чудотворная икона именуется не только Тотемской, но и Суморинской. Последнее наименование заимствовано от фамилии прп. Феодосия — Суморин. Иногда оба наименования соединяют вместе и называют св. образ Богоматери Тотемским-Суморинским, а иногда даже Спасо-Суморинским.

Празднование Тотемской иконе Божией Матери совершается, кроме 28-го января, еще 29-го июня.

30 января

Тиносская икона

В 1821 году, когда началась война между Грецией и Турцией и греки восстали на защиту своей политической независимости, один 80-летний благочестивый

старец Михаил увидел во сне Пресвятую Деву Марию. Это первое видение было на острове Тиноссе, где жил благочестивый старец. Явившаяся Богоматерь, обращаясь к нему, сказала:

— Иди на тот участок земли, который находится в окрестностях города и принадлежит Антонию Доксарасу; раскопай его, и ты найдешь Мою икону.

Старец Михаил повиновался. Вместе с несколькими благочестивыми людьми он пришел в указанное место и стал рыть яму. Не находя, однако, там ничего, кроме кирпичей, Михаил принужден был возвратиться назад.

После этого один из тиносских жителей решил воспользоваться вырытыми старцем Михаилом кирпичами для постройки печи. Нанят был печник; доставлен нужный для постройки материал. Началась кладка печи. Но по мере того, как печник возводил постройку, печь сама собой, совершенно непостижимым образом, распадалась. Сколько ни употреблял печник усилий, как тщательно ни относился он к своему делу, но ничего не мог достигнуть: все, что он создавал, разрушалось какой-то неведомой силой.

Когда печник доложил об этом хозяину, тот отказался платить ему за работу. Возник судебный процесс. Суд, разобрав это дело, решил, что кирпичи были украдены, и приговорил тиносца возвратить их.

С тех пор прошло около года. Наступил 1822 год. В июне месяце этого года Пресвятая Дева Мария опять явилась во всем Своем блеске и величии, но уже не благочестивому Михаилу, а одной 80-летней инокине, Пелагии, жившей в Успенском монастыре. Это первое явление Пелагии было под воскресенье. Божия Матерь, явившись, сказала ей:

— Встань, найди церковного старосту Стаматело Кангадис и скажи ему, чтобы он отыскал Мою икону, которая зарыта в участке Антония Доксараса, расположенном близ самого города; и прибавь ему, чтобы он приготовился к построению Мне великолепного храма.

Видение кончилось. Сестра пробудилась от сна, но не рассказала никому ничего, так как боялась, что ее сочтут мечтательницей.

Через неделю Богоматерь вторично явилась Пелагии. За вторым явлением последовало третье и так же через семь дней. Явившись в третье воскресенье, Небесная Царица строго приказала Пелагии исполнить все Ее повеления. Сестра спросила:

— Как же выстроить такой великолепный храм, какой Ты желаешь, если нет средств?

— Я сумею позаботиться обо всем! — отвечала на это Пресвятая Дева.

— Но кто Ты, — смиренно возразила сестра, — дающая мне такие приказания?

На это Св. Дева отвечала:

— Благовествуй земле радость велию.

— Хвалите, небеса, Божию славу, — воскликнула сестра.

Пелагия тотчас встала, пошла к настоятельнице Успенского монастыря и все ей рассказала. Настоятельница знала добродетельную жизнь Пелагии и поэтому не могла не поверить ей. Тотчас же она отправила сестру к старосте, и та ему также рассказала свой сон. Староста немедленно пошел к местному епископу Гавриилу и донес о случившемся.

Епископ, веря в свою очередь словам благочестивого старца, призвал к себе знатнейших граждан и духовенство своей епархии и рассказал им о сонном видении сестры Пелагии.

После этого епископом был разослан циркуляр. В нем он призывал всех верных островитян собраться для исполнения приказания.

В 1822 году, в сентябре месяце, начали копать землю в указанном участке. Через несколько дней были открыты развалины храма св. Иоанна Предтечи. Раскопки начали вести близ алтаря этого храма. Там был открыт древний колодезь в 12 туазов (туаз = двум метрам, или 2,8 арш.) глубины, но без воды. Однако икона, о которой говорили старец и сестра, не была найдена, и работы прекратились.

Через некоторое время на острове Тиноссе распространилась заразная болезнь и сильно опустошила население этого острова. Местные жители приписали это бедствие справедливому гневу Божию. Они вторично принялись за работу. Но так как их раскопки и на этот раз не увенчались успехом, то они решили по крайней мере восстановить церковь Иоанна Предтечи.

Приступили к закладке основания храма. Во время священнодействия епископ Гавриил потребовал воды, чтобы совершить водоосвящение. Один мальчик, к удивлению присутствовавших, сказал, что в том колодезе, который находится сбоку алтаря, воды более, чем достаточно. Его слова оправдались. Вода была почерпнута из колодца, и затем приступили к совершению водоосвящения.

Вскоре храм был восстановлен и его освятили, дав ему наименование «Живоприемного Источника», по причине воды, которая потекла и была названа святой. Ныне она проведена из колодца в большой резервуар.

Позади алтаря этого храма, на перекладине двери, была найдена надпись следующего содержания: «Свет жизни; келья, принадлежащая господину моему св. Исидору». Очень может быть, что этот Исидор был епископом Тиносским.

Историк Атеней передает, что в древности на этом месте стоял великолепный храм, посвященный языческому богу моря — Нептуну. Близ него стоял священный лес, орошавшийся обильным водопроводом. Затем этот храм был обращен христианами в церковь и посвящен св. Иоанну Предтече. Однако сарацины, напавшие на греческие области, разрушили эту церковь и опустошили остров, принудив жителей его спасаться в горы. Итак, с победой христианства над языческим миром на месте тиносского языческого храма появился христианский храм и долго распространял среди окрестных жителей истинный свет евангельского учения Спасителя, пока волна магометанства не разрушила его. Но ненадолго. Ныне мы опять видим на Тиносском острове среди Эгейского моря христианский храм, называемый «Живоприемным Источником».

Но возвратимся к иконе Божией Матери. Мы рассказали о нескольких неудачных попытках местных жителей отыскать ее в указанном месте. Попытки эти, по незримому промыслу Божьему, закончились восстановлением разрушенного храма. Только после этого тиносские жители были обрадованы вестью о том, что образ Богоматери найден.

Это совершилось в 1824 году, 30-го января. Икона Пресвятой Богородицы случайно была найдена недалеко от источника святой воды рабочими в то время, когда они трудились над уравнением помоста церкви Живоприемного Источника. Ударом лома икона была разбита надвое, но та ее часть, на которой изображены Пресвятая Дева и архангел Гавриил, осталась нетронутой. Обратная (задняя) сторона св. иконы сильно пострадала от огня в средние века, когда сарацины сожгли здесь церковь.

Согласно заветам Богоматери, открытым Ей в сонном видении сестре Пелагии, монастырские церковные старосты приступили к постройке храма в честь Пресвятой Девы. Храм предполагалось построить в больших размерах, но для осуществления этого проекта недоставало средств. Начатая было постройка церкви приостановилась.

Около этого именно времени совершилось следующее чудесное событие.

В тиносском рейде стоял на якоре один английский корабль, на котором приехал английский консул. Ночью неожиданно поднялась чрезвычайно сильная буря, и судно потерпело крушение. Сильным напором ветра были сорваны на корабле почти все снасти, кроме одной, очень тонкой. Кораблю угрожало потопление. Капитан был в отчаянии: человеческие усилия были бесполезны в борьбе с бурей... Он обратился с горячей молитвой к Пресвятой Деве, прося о помощи, и молитва его была услышана. Настал дивный момент: вокруг корабля море еще страшно бушует; волны его с ревом и стоном разбиваются о берег, но возле самого корабля воцарилась почти полная тишина, и он только слегка покачивается на легкой зыби... Вот первое чудо Пресвятой Богородицы, совершившееся на Тиносском острове!

К утру Эгейское море утихло. Капитан корабля явился к консулу, жившему на острове, и рассказал ему о случившемся чуде. В благодарность за избавление он пожертвовал в монастырь 100 больших испанских пиастров.

Благодаря этому пожертвованию монастырские старосты немедленно же возобновили постройку храма в честь Пресвятой Богородицы. В то же время весть о совершившемся чуде передавалась из уст в уста и скоро облетела весь остров Тиносс. Со всех его концов стали приходить христиане и жертвовать на постройку храма. Благодаря такому усердию местных жителей постройка храма была доведена до конца в том же году, как об этом свидетельствует надпись, существующая позади алтаря.

И после чуда укрощения бури Пресвятая Богоматерь неоднократно оказывала помощь верным, прибегавшим к Ее Тиносскому образу. Со времени открытия Тиносской иконы Богородицы записано более 70 -ти чудесных событий!

Приведем некоторые из них, наиболее замечательные.

В 1825 году ослеп после английской болезни единственный четырехлетний ребенок Георгия Маврожени. Горе родителей было беспредельно. В один из воскресных дней совершался крестный ход. Мать ребенка просила архиерея остановить чудотворный образ Богоматери пред дверью ее дома. Просьба ее была удовлетворена. Она вывела сюда своего слепого сына, поставила его на колени пред иконой и вместе с ним стала слезно молить Пресвятую Деву Марию о даровании ослепшему зрения. После молитвы ребенок прозрел, к великой радости своих родителей.

Был еще и другой случай исцеления от слепоты. На остров Тиносс прибыл афинянин, по имени Георгий, давно уже лишившийся зрения, и умолял Пресвятую Деву о помощи. В то время, когда он стоял пред образом Божией Матери, сюда же была привезена одна бесноватая женщина для получения исцеления. Женщина эта сказала, что от иконы Богородицы падает пот. Окружающие взяли падавшие капли, помазали слепого, и тот прозрел.

Сохранился рассказ и об исцелении от сумасшествия. Это было в 1848 году. Из Сиры в церковь Пресвятой Девы привели двенадцатилетнюю девушку-сироту, именем Анастасия. Уже три года продолжалось ее болезненное состояние сумасшествия. В храме Пресвятой Девы больную привязали к одной из колонн, и в таком положении она провела много дней и ночей. Девушка постоянно кричала, что какая-то черная собака отнимает у нее хлеб, который ей давали, и постоянно просила три кусочка во имя Св. Троицы. 15-го августа, вечером, она исцелилась от своей болезни, и на другой день местные жители увидели ее спокойно играющей с другими детьми.

Кроме исцеления от слепоты и сумасшествия, известны чудесные случаи избавления и от многих других недугов.

Так, например, одна тиносская жительница, по имени Панагиота, восемнадцать лет лежала в постеле: она страдала от неизлечимой раны на одной ноге. Доктора после долгих и многочисленных совещаний решили, наконец, отрезать ей ногу. Больная не согласилась на ампутацию. Она обратилась с молитвой к Пресвятой Деве и через шесть месяцев совершенно выздоровела. После этого она поступила в число монахинь Успенского монастыря. Это было не так давно: всего лишь несколько лет тому назад, и, может быть, она и сейчас подвизается в монастыре на Тиноссе.

В некотором отношении подобный случай был и с одним тиносским католиком из небольшого городка Таракадес. Георгий, — таково было его имя, — три года страдал водяной болезнью и онемением членов. Доктора также объявили его болезнь неизлечимой. Один из его друзей, грек по национальности и православный по вероисповеданию, неоднократно советовал ему помолиться Пресвятой Деве об исцелении, но он не соглашался. После настойчивых просьб друга он, наконец, решился послать свою супругу, Марину, в церковь Пресвятой Девы за святой водой. Марина, придя в храм, пала на церковный помост и со слезами молила Небесную Царицу об исцелении своего мужа.

Принеся святую воду домой, она дала мужу выпить и омыла ей его больные ноги. Вскоре после этого Георгий выздоровел.

Укажем еще два случая исцеления от телесных недугов.

Один матрос парохода «Гастингс», по имени Димитрий, родом из Молдавии, находясь на высоте Патраса, стоял ночь на карауле. Ночь была сырая и холодная, и к утру он так окоченел, что не мог уже оправиться. Он просил, чтобы его перенесли в храм Пресвятой Богоматери, и его просьба была исполнена. В храме он пробыл целых четыре месяца. В тот день, когда все верующие праздновали Воскресение Господа Иисуса Христа, больным овладел в церкви крепкий сон. Во сне он услышал голос, повелевавший ему встать. Больной проснулся и спрашивал, кто его звал. Узнав от окружающих, что его никто не звал, он вторично заснул. Повеление повторилось. После третьего зова больной открыл глаза и увидел, что в церковь входит невыразимой красоты великолепно одетая Женщина. Пораженный этим видением, он вскочил и почувствовал себя совершенно здоровым. Тиносские жители, к своему удивлению, в тот же день увидели его идущим в крестном ходу.

У Марии, жившей на острове Лесбосе, 22-летний сын несколько лет страдал какой-то неизлечимой внутренней болезнью. Бедная мать истратила все свое имущество на лечение сына, но не могла вернуть ему здоровья. Слыша каждый день о чудесах, совершающихся у Тиносского образа Пресвятой Богородицы, она, наконец, решилась обратиться к Богоматери за помощью. Как раз в то время, когда несчастная женщина с сыном выходили на берег острова Тиносса, несли с другого корабля чудотворный образ Богоматери, куда он был пред этим принесен, чтобы отслужить молебен и благословить судно. Увидя св. Тиносскую икону, мать и сын пали пред ней на колени и слезно молили о помощи. Вдруг молодого человека сильно потрясло; с ним случилась рвота, вместе с которой вышел кусок мяса. После этого он почувствовал себя совершенно здоровым. Этот кусок мяса мать увезла с собой на родину и там показывала его всем согражданам, как доказательство чуда, совершенного над ее сыном Пресвятой Девой.

В заключение скажем о чудесном спасении Богоматерью одной утопавшей молодой девушки. Это чудо совершилось в 1850 году. Молодая девушка, по имени Евфросиния, нанялась в прислуги к одной женщине, занимавшейся лечением в Мистрасе, одном из пелопоннесских городов. Последняя однажды пригласила Евфросинию идти на поиски какой-то медицинской травы. Та повиновалась. И вот, когда они вместе переправлялись через реку, госпожа сильным толчком сбросила свою служанку в воду с намерением утопить. Несчастная девушка, не видя ниоткуда помощи, обратилась с молитвой к Пресвятой Богоматери. В то время, когда она, обессиленная борьбой за жизнь, готова была уже погрузиться в воду, пред ней явилась светлая Женщина и вынула ее из воды. Благодарная Евфросиния спросила имя своей избавительницы. Пресвятая Дева отвечала:

— Я та Женщина, которую ты призывала себе на помощь. Ступай, и ты увидишь, что случится со злой женщиной, которая сбросила тебя в воду.

После этих слов Она стала невидима.

На следующий же день в доме женщины-врача случился пожар. Огонь истребил почти все ее имущество, и сама она едва спаслась. Евфросиния, бывшая ее прислуга, узнав об этом, пересказала всем слова, сказанные ей Пресвятой Девой после спасения из воды. Узнала об этом и женщина-врач. Последняя немедленно же поспешила на остров Тиносс и там искренно покаялась пред чудотворным образом Пресвятой Богородицы.

Февраль

1 февраля

Явление иконы Богоматери «Плачущей», в Румынии

Эта икона Божией Матери находилась в церкви православной духовной семинарии при Сокольском Румынском монастыре. В 1854-м году, в феврале месяце, она прославилась замечательным чудом истечения слез.

После того, как 1-го февраля в семинарской церкви была отслужена литургия, к экклесиарху, иеромонаху Исаии, прибежал испуганный причетник и сказал, что икона Божией Матери плачет. Немедленно же несколько человек из служащих поспешили в церковь. Там они все увидели ясные, еще не высохшие следы от слез, текших из очей Божией Матери.

Видел это чудо и ректор семинарии епископ Филарет Скрибан. Он вынул образ Богоматери из киота, внимательно осмотрел его, вытер следы от слез полотенцем и опять поставил на место. Затем, попросив всех выйти из церкви, он тщательно осмотрел храм и запер его на ключ.

Когда же наставники и воспитанники этой семинарии, во главе со своим ректором, пришли через несколько часов в церковь к вечерне, то все были поражены тем же чудесным истечением слез из очей изображенной на иконе Богородицы. Немедленно же ректором семинарии был отслужен молебен с акафистом Божией Матери.

Скоро вся Румыния узнала об этом чудесном событии, и жители со всех ее концов стали стекаться в Сокольский монастырь на поклонение явленной иконе Богородицы. Чудесное истечение слез происходило иногда ежедневно, а иногда с промежутками в два, три или четыре дня. Благодаря этому многие удостоились видеть само чудо истечения слез и лично убедились в нем. Те же, которые не видели самого чуда, могли видеть засохшие следы слез на иконе и также убедиться в действительности чуда.

Однако были и сомневающиеся...

Явление иконы Богоматери «Плачущей» было во время Крымской войны. По случаю этой войны Молдавское княжество было занято австрийскими войсками. Главнокомандующий ими, генерал Паар, послал своего полковника в Сокольский монастырь, приказав ему тщательно расследовать это чудо и донести о результатах расследования.

Полковник повиновался. Прибыв в монастырь, он долго и внимательно рассматривал икону Богоматери «Плачущей». Из нее в это время не истекали слезы. Не найдя в ней ничего особенного, он положил икону обратно в киот. После этого он взял зажженную свечу и со свечой стал внимательно всматриваться в лик Богоматери. Вдруг, как два бриллианта, заблестели две слезинки на глазах изображения Божией матери, и затем началось обильное истечение слез. Полковник в ужасе отскочил от иконы и воскликнул:

— Плачет?.. Это великое чудо! Отцы, молитесь Богу!

Полковник донес о случившемся своему главнокомандующему. Его донесение о чудесном истечении слез из иконы имеет, бесспорно, важное значение, ибо он приехал в Сокольский монастырь без всякой веры в возможность подобного чуда, а уехал уверовавшим и убедившимся в нем, как факте, не могущем подлежать каким бы то ни было сомнениям.

Но это не единственное свидетельство истинности чуда. Было много и других свидетельств о чудесном истечении слез от Сокольской иконы, притом от таких личностей, которых нет никаких оснований заподозрить в неискренности.

Заслуживает особого внимания свидетельство Мелхиседека, епископа Романского. Он был одним из первых свидетелей и очевидцев этого чуда и состоял в то время профессором семинарии при Сокольском монастыре. Этот старец, вспоминая потом через 35 лет о виденном им чуде истечения слез из очей Богоматери, говорил, что он долго задумывался прежде над вопросом: что означают эти слезы Богоматери? И пришел к убеждению, что и в древние времена существовали подобные иконы, по временам проливавшие слезы, и что подобное событие всегда предвещало тяжкие испытания для церкви Христовой и для отечества.

История оправдала вывод этого старца. Вскоре после чудесного истечения слез судьба молдовлахийских княжеств подверглась тяжким испытаниям. Тяжела была, в частности, и судьба Сокольского монастыря. Он имел такое же громадное значение для румын, какое имеет для нас, русских, Сергиева Лавра. И этот религиозно-национальный просветительский центр Румынии был упразднен. Семинария была переведена в Яссы, а местные воспитанники и монахи распущены. Так, на месте славной исторической семинарии, почти сто лет служившей рассадником духовного образования, осталась одна, да и то небольшая, начальная школа.

Трифоновская икона

Преподобный Трифон Кольский, или Печенежский (сконч. 15 дек. 1583 г.), известный просветитель лопарей, избрал местом для своих подвигов русскую Лапландию. Здесь до сих пор на берегу Ледовитого океана, недалеко от устья реки Пашича, в скалах находится пещера, освященная его молитвами, и в ней хранится старинная икона Божией Матери. Предание гласит, что она принадлежала преподобному Трифону. Этот св. образ Богоматери пользуется среди лопарей особенным почитанием.

2 февраля

Икона «Симеоново проречение», или «Умягчение злых сердец»

Св. старец Симеон Богоприимец, по внушению Духа Божьего, увидел во Христе, принесенном Девой Марией в иерусалимский храм в 40-й день после рождения, не просто младенца, а ожидаемого всем израильским народом Мессию, Искупителя. Провидя также прозорливыми очами, что пред ним предстоит безмужняя Матерь, старец обратился к Богоматери и сказал:

— Вот лежит Сей на падение и на востание многих во Израиле. И будет Он предметом пререканий: одни будут говорить, что Он благ, другие, напротив, что Он обманывает народ. И сделают Его, по слову пророка Иеремии, как мишень, в которую стреляют, повесивши Его на древе крестном и, как стрелами, пронзив Его гвоздями и копием. В то время и Тебе Самой, безмужняя Матерь, пройдет сквозь душу оружие печали и болезни сердечной, когда увидишь Ты Сына Твоего пригвожденным на кресте и когда Его будешь провождать из мира с великой скорбью и рыданиями.

Это пророчество Симеона изображено видимыми символическими знаками на некоторых иконах Божией Матери. Обыкновенно в качестве символа берется следующий образ: на иконе изображается Богоматерь с семью воткнутыми в сердце мечами — по три справа и слева и один снизу. Число 7 в Св. Писании вообще означает «полноту» чего-либо, а в данном случае полноту того горя, «печали и болезни сердечной», которые были перенесены Пресвятой Девой Марией в Ее жизни на земле. Указанный образ иногда еще дополняется изображением на коленях Богоматери умершего Младенца Христа.

После всего сказанного понятно вполне, почему такие иконы называются «Симеоново проречение». Они же иногда называются и «Умягчение злых сердец». Празднование этим иконам обыкновенно совершается в неделю Всех Святых.


Подобное же изображение имеет еще «Семистрельная» икона Божией Матери. Разница только та, что мечи, пронзившие сердце Богоматери, расположены на ней несколько иначе; на иконе «Симеоново проречение» — три из них справа и слева, а один (седьмой) снизу, — здесь, на «Семистрельной» иконе, — три с одной и четыре с другой стороны. Празднование этой иконе совершается 13-го августа, под каковым числом и помещены о ней более подробные сведения.

5 февраля

Икона Сицилийская, или Дивногорская

Явление этой чудотворной иконы последовало 5 февраля 1092 года в Сицилии. Замечательно то обстоятельство, что этот образ Богоматери хотя и прославился в пределах западной церкви, однако, изображение его совершенно православное, т. е. он написан в греко-византийском, а не романском стиле. В частности, Предвечный Младенец изображен сидящим на лоне Богоматери и, что особенно важно, благословляющим обеими руками именословно, чего не встречается в иконописи западной церкви. Это обстоятельство объясняется тем, что в XI и XII веках в Сицилии и в Италии было немало православных христиан, отправлявших греческое богослужение. Немало греков переселялось на Запад и после от набегов и притеснений турок. Таким образом, вместе с их переселением был перенесен в западные их колонии и византийский стиль иконописи.

Кем же и когда эта икона перенесена к нам в Россию? Предание говорит, что Сицилийская икона принесена в Россию двумя благочестивыми иноками, старцами Ксенофонтом и Иоасафом, и уже после взятия Константинополя турками, т. е. в конце XIV века, после того как многие из греков покинули свою родину и переселились в Сицилию и Италию.

Ныне этот чудотворный образ находится в Дивногорском Успенском женском монастыре Воронежской епархии, почему и называется не только Сицилийским, но и Дивногорским. В Воронежской епархии эта икона пользуется особым почитанием, и ее почти весь год носят по городам и селениям. Каждый год 1-го июля бывает крестный ход с ней в г. Коротояк, где она пребывает до 14-го августа.

Из многочисленных чудес, бывших от Дивногорской иконы Божией Матери, особенно памятен для воронежцев случай, бывший в 1831 году, когда по молитвам перед этой иконой прекратилась в губернии холера.

Не менее замечательно и другое чудо, совершившееся не так давно — в 1863 году. Мы имеем в виду чудесное исцеление от этой иконы государственной крестьянки слободы Бутурлиновки Бобровского уезда Воронежской губернии, Евдокии Ивановой Сумерниной. Приведем то, что она сама рассказывала верующим о своей болезни и исцелении от нее.

Через пять лет после того, как она вышла замуж, она стала страдать лихорадкой, и эта болезнь не покидала ее около 15 лет. Однажды представилось ей во сне, будто бросилась ей в лицо кошка. На котором году от начала болезни это было, она не помнит. Больная проснулась от испуга и, почувствовав сильную жажду, устремилась к ведру с водой, стоявшему в той же самой комнате, где она спала. Однако сколько она ни пила воды, все же жажды своей утолить никак не могла. С этого времени она стала пить необыкновенно много воды; бывало так, что вода ртом и носом у нее лилась обратно, но жажда не прекращалась. Постепенно лицо ее и все тело стали опухать и, наконец, сделались блестящи, как стклянка. Она вся отяжелела. Есть ей ничего нельзя было, потому что все ей было противно. Не раз больная была приговорена врачами к смерти и напутствована Св. Тайнами.

К этой болезни у нее присоединилась еще другая — боль зубов. Следуя совету некоторых, она решилась дозволить вырвать у себя больной зуб. Но когда это сделали, рот у нее перекосило, левый глаз повредился и все лицо изуродовалось. Вместе с тем и боль усилилась до нестерпимости.

Перенося эти ужасные страдания в одиночестве, она однажды вечером припомнила свою покойную мать, которая ей очень часто говорила одни и те же слова:

— Дочка! Что бы с тобой ни случилось, всегда прибегай к Царице Небесной, Божией Матери. Она тебе во всем поможет. Она от всякого несчастья избавит.

Припомнив это наставление своей матери, она тотчас же встала и пала пред висевшей в ее комнате на стене иконой Богоматери. Долго со слезами и почти до полного изнеможения она молила Царицу Небесную об избавлении от мучительной болезни. Она не помнит, каким образом ей удалось вернуться в постель и крепко заснуть.

В эту ночь во сне она увидела, будто ходит по каким-то высоким меловым горам между большими столбами; потом она очутилась в какой-то пещере, из которой не находила никакого выхода, пока одна неизвестная черница не взялась ее оттуда вывести и не указала ей дверь. Но лишь только больная наполовину отворила эту дверь, как на противоположной стене представившейся ей комнаты она увидела образ Богоматери, который был весь в сиянии, богато украшен и весь в цветах. Изумленная и обрадованная, она не могла идти дальше. Черница, стоявшая за ее спиной, указывая на икону, сказала ей:

— Проси Дивногорскую Владычицу. Видение кончилось, и больная проснулась. Все мельчайшие подробности его живо сохранились в ее памяти, и она после не могла припомнить только одного: того, как черница назвала виденную ей икону. Сколько она ни спрашивала людей, где есть такая икона Богоматери, какую она видела во сне, никто ей сказать этого не мог; и куда она ни ходила с намерением отыскать ее, нигде, однако, не находила.

Идя однажды в Великоархангельскую слободу, где было освящение иконостаса, с надеждой увидеть там явившуюся ей во сне икону Божией Матери, больная случайно встретилась с одной Бутурлиновской черницей и рассказала ей на пути как о своем видении во сне, так и о долгих, но безрезультатных поисках виденной во сне иконы. Черница, выслушав ее, сказала:

— Иди ты в Дивногорский монастырь; там ты найдешь и виденную тобой во сне местность, и явившуюся тебе икону Царицы Небесной. Я там была и все там видела, о чем ты мне теперь рассказала.

Приняв совет черницы, больная к празднику Успения Богородицы, вместе с другими жителями слободы Бутурлиновки, отправилась в Дивногорский монастырь помолиться. Приближаясь к монастырю, она с удивлением стала замечать сходство данной местности с той, которую видела во сне: до мельчайших подробностей все было сходно.

«Когда же я, — приводим собственные слова исцеленной, — подошла к иконе Царицы Небесной, стоявшей в меловом столпе, я вся затряслась, обомлела и с места переступить не могла. Икона была точно такая, какую во сне я видела и которую столь долго искала. Пала я пред Царицей Небесной, обрадованная, — в Ней я видела избавление свое от многолетней тяжкой болезни. Служили молебен Царице Небесной; после молебна я приложилась к иконе и в то же время почувствовала облегчение от болезни: сильная боль головы и глаза унялась, шум и стреляние прекратились, глазом я могла видеть ясно, челюсти сошлись и стали на своем месте, говорить стала я свободно, лицо исправилось. От несказанной радости я не помнила себя, — облитая слезами, я отошла от иконы Царицы Небесной, но о благодатной помощи, ниспосланной мне, я в то время никому не сказала; только одна бывшая со мной на богомолье слобожанка, взглянув на меня, когда сели мы подкрепиться пищей, сказала мне:

— Тетя, у тебя рот на своем месте, да и глаз твой теперь не страшен, и лицо твое приняло прежний вид.

«Да, — сказала я, — теперь я, слава Богу, чувствую себя совсем здоровой; прежней боли я совсем не ощущаю, глазом и ртом я владею свободно; буду молиться и надеяться на милость Божию; Господь милосердый избавит меня от мучительной, долговременной болезни моей. — И точно, болезнь моя с того времени совершенно прошла, лихорадка миновалась, позыв на воду прекратился, есть я стала все, отвращения от пищи никакого не имею и, прострадав около 15 лет, ныне нахожу себя совершенно здоровой по ходатайству и заступлению Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Я несомненно верю, что Сама Она благодатным Своим посещением в сонном моем видении указала мне, что у Нее должна я искать помощи и где могу получить избавление от болезни».

Истинность этого рассказа засвидетельствовал духовный отец исцеленной, протоиерей Иаков Пахомов. Сам же рассказ сообщен высокопреосвященнейшим Иосифом, архиепископом Воронежским, и напечатан в журнале «Душеполезное Чтение» за 1863 год, в апрельской книжке, на 454—458 страницах.

Икона «Взыскание погибших»

Имя этой иконы принадлежит к числу трогательнейших наименований, какие только были усвоены Пречистой Деве, и выражает глубокую и благодарную думу человечества о Богоматери, как о последнем прибежище, последней надежде потерянных людей.

«Погибший» — какое страшное слово! Над человеком, значит, добро окончательно утратило свою силу; он никогда не вернется в число людей, живущих здоровой жизнью. Никому не нужный, лишняя обуза для себя, всеми презираемый, влачит он жалкое существование, без цели падая из одной лужи в другую, жалкое посмешище «врага», потерянный для земли, потерявший себя для неба...

И вот таких-то безнадежных людей спасительницей, этих «погибших взысканием» является Богоматерь...

Когда люди считают какого-нибудь человека безвозвратно потерянным, и он сам чувствует, что все для него кончено, невидимо следящая за ним Богоматерь является его надежной опорой. Она с жаром материнской любви и ни пред какой действительностью не отступающей веры борется за такого погибшего и сообщает ему новые жизненные силы, когда он лежит почти трупом.

Что шепчет Богоматерь такой измученной, пропавшей душе: это тайна Ее, эта тайна спасаемого Ею человека... Но чудным образом Она льет целительный бальзам на сплошную язву души, выпрямляет, выхаживает, оздоровляет пропадающего человека.

В проникнутом горячей верой акафисте Покрову Богоматери знаменитый проповедник Иннокентий Херсонский проводит следующую замечательную мысль о чудесном заступлении Богоматери: «Господь, желая показать людям бездну щедрот Своих, силу терпения Своего, даровал Тебя людям, как непреодолимую защиту. И если кто из них праведным судом Божиим оказывается достойным осуждения, — Твоим державным покровом сохраняется «а покаяние».

Русский народ с незапамятных времен усвоил Богоматери трогательное название «Взыскание погибших» — и издавна в России писались иконы с этим наименованием, пока, наконец, прославление одной из них не сделало это имя особенно известным.

В половине XVIII столетия в селе Бор Калужской губернии, почти на границе ее с Московской, был деревянный, крайне бедный храм. Один из прихожан, живший в деревне Вязовке, Федот Алексеев Обухов, по силе возможности своей, помогал убогому храму, в котором ризы были крашенинные, а сосуды оловянные, жертвуя туда иконы и утварь.

Крестьянин Обухов часто бывал в городе Волхове Орловской губернии, разъезжая оттуда по окрестным селам и деревням, скупая пеньку и конопляное семя. Однажды зимой, в лютый мороз он был застигнут в пути страшной вьюгой и сбился с дороги; лошадь его выбилась из сил и стала на краю непроходимого оврага. Ехать дальше было некуда, а вьюга и мороз все ожесточались. В этой крайности несчастный Обухов от всего сердца помолился Божией Матери и дал обет написать список с Ее иконы «Взыскание погибших», находящейся в Георгиевской церкви города Волхова, и пожертвовать его в свой приходский храм. Затем он отпряг лошадь, привязал ее к саням, укрылся, чем мог, лег в сани и стал понемногу замерзать. Еще несколько минут, и он бы погиб. Но не дремало над ним око Той, Которую он с такой верой призывал. Совершилось необъяснимое происшествие: сани с отпряженной лошадью, стоявшие у края оврага, вдруг очутились у ворот крестьянина соседней деревни. Сидя внутри избы, этот крестьянин услыхал под окном голос: «возьмите». Вышедши к воротам, он увидал привязанную лошадь, а в санях Федота Алексеева. Его внесли в дом, оттерли, обогрели и вернули к жизни.

Когда Алексеев совсем оправился от последствий ужасного события, он заказал в Волхове, согласно обету, икону «Взыскание погибших»; по написании ее, отвез ее к себе в дом, а потом на своей голове благоговейно перенес ее в храм. Икона эта, писанная в память чудесного спасения человека от гибели, и сама прославилась чудесами. На поклонение ей ежегодно собирается много народа, и на копейки усердных богомольцев на месте прежней бедной деревянной церковки воздвигнут прекрасный, богатый каменный храм, где пышно отправляются службы.

Замечательны обстоятельства, сопровождавшие строение храма. Два соседние помещика спорили между собой, так как каждому из них хотелось, чтобы храм стоял на его земле. В это время староста храма, человек благочестивый, видел во сне, что он из старого храма на голове вынес икону «Взыскание погибших» и поставил там, где она и теперь стоит в новом храме, и был при этом голос: «Здесь Мне будет место». Вскоре пришел из Синода указ строить храм на том самом месте, которое видел во сне староста.

Великое чудо сотворила Богоматерь через Борскую икону «Взыскание погибших» в 1871 году. Было холерное время, и жители Серпухова пожелали принести к себе икону. В городе был мальчик, немой и не владевший ногами. Увидав икону, он вдруг произнес: «вот взыскание погибших» и тут же стал на ноги. По принесении иконы холера в Серпухове прекратилась. В воспоминание об этом серпуховские граждане пожертвовали в храм села Бор драгоценное Евангелие с изображением иконы и с надписью, говорящей о чуде.

Борская икона «Взыскание погибших» отличается громадными размерами. В вышину она более сажени, а в ширину аршин и три четверти. Вверху иконы изображено Крещение Христово — в память того, что именно в праздник Крещения крестьянин Алексеев избавлен был от гибели. Богоматерь изображена в полурост, обхватив обеими руками стоящего во весь рост Божественного Младенца.

Древняя чудотворная икона «Взыскание погибших» находится в селе Малижине Богодуховского уезда Харьковской губернии. Обретена она, по преданию, около 1770 года; прославлена исцелением помещицы Лесницкой и троекратным избавлением той местности от холеры.

В Троицком женском монастыре при селе Раковском Самарской губернии пребывает чудотворный образ «Взыскание погибших», силой которого исцелился в ноябре 1896 года 58-летний крестьянин села Большой Каменки Самарского уезда Алексей Казаков от страшного нарыва, потребовавшего трех операций и обезобразившего все его лицо, а также от сильной зубной, головной и глазной боли. 16 августа 1898 года эта же икона исцелила диакона села Вязовки Николаевского уезда Петра Кандалинцева, а 28 июля того же года крестьянина села Большой Глушицы, того же уезда, Василия Лазарева.

Известны еще чудотворные местночтимые иконы «Взыскание погибших»: в Москве, в храме Рождества Христова, что в Палашах, и в храме святителя Николая в Звонарях; в городе Волхове, в Георгиевской церкви («первообраз Борской иконы»); в селе Красном Конотопского уезда Черниговской губернии; в городе Воронеже и в г. Козлове Тамбовской губернии. С 1835 года при Московском Александровском Сиротском институте существует церковь во имя этой иконы.

Икона Елецкая-Черниговская

Относительно обретения этого св. образа известно следующее.

Когда прп. Антоний Печерский (скон. 1072 г.) в 1060 году был изгнан из Киева великим князем Изяславом (1054—1073), он тайно удалился в пределы Чернигова. Там он ископал себе на горах Болдиных пещеру и стал вести уединенную подвижническую жизнь. В это именно время им и была обретена икона Божией Матери. Он увидел ее на ели сияющей светлыми лучами, так что она казалась окруженной огнем.

Благодаря содействию Черниговского князя Святослава прп. Антоний на месте обретения иконы основал обитель и построил каменную церковь во имя Успения Богоматери. Как обитель, так и явленная икона, которая была поставлена в этой обители, были названы Елецкими. Елецкая обитель существовала до времен нашествия на Русь татар. В 1238 году татарские полчища Батыя вторглись в пределы русских владений и разрушили как церковь, так и обитель, основанные прп. Антонием. Елецкая икона, однако, сохранилась во внутренности монастырской стены.

После этого там, где подвизался прп. Антоний, более двух столетий виднелись лишь одни развалины. Только в 1470 году благочестивый Киевский князь Симеон Олелькович возобновил Елецкий монастырь. Cв. икона опять была поставлена в храме. Однако в начале XVII столетия Елецкий монастырь постигла та же участь, что и в XIII веке: он вторично был разрушен полководцем Польского короля Сигизмунда III Горностаем. В это тяжелое время чудотворный образ Елецкой иконы Божией Матери совершенно утратился, и дальнейшая история его совершенно неизвестна христианскому миру.

Впрочем, есть еще другое известие, по которому св. икону еще раньше, — когда в 1579 году, в Баториеву войну, Чернигов перешел в руки Польского короля, — взял в Москву князь Барятинский, потомок Черниговского князя Святослава Ярославича.

В 1676 году братья Козелы привезли из города Владимира в Чернигов другой образ Богоматери, также называемый Елецким. Ныне эта св. икона находится в Елецкой обители. Она не оригинал, найденный прп. Антонием, а один из многочисленных списков с древней Елецкой иконы, прославленный, подобно древней иконе, многочисленными чудесами.

Архимандрит Иоанникий Голятовский, бывший настоятелем Елецкого монастыря в XVII веке, говорит об этом чудотворном образе следующее: «Этот образ Пресвятой Богородицы привез из Великой России, именно из Владимира, Никита Феодорович Козель в январе 1676 года в Чернигов на ярмарку, и этот образ купил у него Константин (Константинович), князь Мазопетта (Острожский), и отдал его (взамен утраченного) в церковь Елецкой Богородицы. Ибо такой образ московские люди называют Богородицей Елецкой, так как он обретен в Чернигове на ели, что они вычитали у какого-то русского летописца».

В том же 1676 году Иоанникий посылал своих старцев в Москву для того, чтобы точно установить, почему эта икона именуется Елецкой. На это происходивший от Черниговских князей боярин Никита Иванович Одоевский отвечал: «Слышали мы от своих дедов и прадедов, что близ Чернигова на ели найден был образ Богоматери, а потому и церковь, там основанная, названа Богородице-Елецкая. Кем был поставлен туда образ, неизвестно, но то известно, что это было при князе Черниговском Святославе Ярославиче, как записано в синодике епископа Черниговского Зосимы Прокоповича: церковь Елецкая основана в 6568 (т. е. в 1060) году. Из Чернигова во время военное сия икона перенесена в Москву, а в Чернигове сей иконы нет».

Архимандрит Иоанникий Голятовский возобновил разрушенный польским полководцем Горностаем Елецкий монастырь Богородицы и поставил в нем пожертвованную князем Острожским св. икону. Кроме того, он описал в своей книге «Скарбница», или «Скравница» (Сокровищница), изданной в 1678 году в Новгороде-Северском, те многочисленные чудеса, которые совершались от этой иконы.

На Елецкой Черниговской иконе изображена ель, среди зеленых ветвей которой помещается сам образ Богоматери с Предвечным Младенцем на коленях. Величина всего изображения — 1 аршин и 14 вершков в вышину (если измерять посередине, так как вверху икона полукругла) и 1 аршин 1 вершок в ширину. Длина же самой иконы, находящейся в ветвях дерева, составляет 10 3/4 вершка, а ширина — 51/2 вершков. Вся лицевая сторона образа покрыта серебряной вызолоченной ризой, а венец Божией Матери украшен дорогими камнями.

Елецкая икона Богородицы в летнее время находится в главном Успенском соборном храме обители, а на зимнее время переносится в теплый Петровский, где и занимает особое место в киоте, с правой стороны за клиросом. Перенесение это совершается с особенной торжественностью, при соборном участии братии в священных облачениях, с пением тропаря Богоматери и при колокольном звоне.

В Черниговском Елецком монастыре с очень давних времен существует обычай каждую среду пред литургией служить молебен Богоматери с акафистом. К этому молебному пению и акафисту, совершаемым пред чудотворной иконой, усердные богомольцы, несмотря ни на какую погоду, всегда стекаются в значительном числе. Жители Чернигова имеют обыкновение брать этот чудотворный образ в свои дома.
Икона Богоматери, называемая Елецкая-Черниговская, имеется также в Харьковском Успенском соборе. Окольничий князь Даниил Барятинский, находившийся под начальством князя Василия Голицына и командовавший новгородскими полками, в 1687 году возвращался из похода в Крым. В Харькове он сильно заболел и, находясь уже при смерти, отдал бывшую при нем в походе Елецкую икону Богоматери в харьковский Успенский собор, где она и находится до сего дня.

Этот образ Божией Матери прославился многочисленными чудесами. На нем имеется весьма древняя надпись, сделанная киноварью: «Образ Пресвятая Богородица Елецкая-Черниговская», а в древнейшей описи Успенского собора, сделанной в 1724 году, значится: «Образ чудотворной Пресвятыя Богородицы Елецкой; риза серебряная, позолоченная, подана курченином Финогеном Безходарным, а подсвещник позолоченный полковником Григорием Кветкою». Таким образом, древность этой иконы вне всякого сомнения.

6 февраля

Смирнская икона

В Смирне, одном из малоазийских городов, с древнего времени росло одно кипарисовое дерево, внутри которого неизвестно кем и когда был положен образ Пресвятой Богородицы. Открытие этого образа последовало 6-го февраля 892 года.

Некто, проходя мимо этого кипариса, заметил внутри его свет. Подойдя к дереву, он увидел, что свет этот исходит от иконы Божией Матери. Тотчас же он поспешил донести о виденном Смирнскому епископу. Епископ, обрадованный явлением иконы, прославил Бога и Пречистую Его Матерь за милостивое посещение его паствы, а потом соорудил на месте явления храм в честь Преблагословенной Богородицы, в котором и поставил новоявленный Ее образ.
8 февраля
Чудесная помощь Богоматери Иоанну Цимисхию
Это было в 971 году, когда Византийский император Иоанн Цимисхий (969—975) принужден был вступить в последнее и самое решительное сражение с русским князем Святославом (955—972). Накануне того дня, когда должно было произойти сражение, одна благочестивая женщина удостоилась видеть во сне Пресвятую Богородицу. Это видение было в Константинополе. Богоматерь, обращаясь к одному воину, говорила:

— Феодоре! Мой и твой друг Иоанн в опасности; спеши к нему на помощь.

Началась решительная битва. Во время сражения, по свидетельству греческих летописцев, появился на белом коне неизвестный воин и привел в смятение русские полки. В то же время с юга подул сильный ветер, подул прямо в лицо русским и ослепил их густыми облаками пыли. Они должны были прекратить битву и отступить с большим уроном.

Иоанн Цимисхий видел в этом не свою победу, а победу Пресвятой Богородицы и св. великомученика Феодора Стратилата, скончавшегося в 319-м году.

Императору была приготовлена великолепная колесница для торжественного его вступления в город.

Но он отказался сесть на нее и приказал положить на нее болгарские одеяния, а поверх них поставить образ Богоматери. Сам же он на белом коне сопровождал колесницу до торжища, где при громадном стечении народа был отслужен благодарственный молебен Пресвятой Богородице.

10 февраля

Огневидная икона

Относительно времени и места явления Огневидной иконы Богоматери никаких сказаний не сохранилось. Божия Матерь на этой иконе изображается одна, без

Младенца Иисуса. Лик Ее обращен в правую сторону. Одежда на Пресвятой Деве красного цвета, и это послужило поводом к наименованию сей иконы Огневидной.

11 февраля

Керкирская, или Корцирская икона

Эта св. икона Богоматери в настоящее время находится на острове Корфу, в одном предместье, расположенном недалеко от города Керкиры, или Корциры. От этого места она и получила свое наименование.

Прославилась она И февраля 1603 года. Так как сей образ Богоматери значительно обветшал, то его хотели обновить в г. Парга. С этой целью был приглашен один живописец. Он осмотрел икону и оставил ее в храме, на архиерейской кафедре, намереваясь на следующий день приняться за работу. Но на утро местные жители были встревожены страшными громовыми раскатами, несшимися из храма. Они поспешили туда. И вот на глазах собравшегося народа святая икона Богоматери была поднята невидимыми руками на воздух и перенесена на свое прежнее место.

В воспоминание об этом чуде каждый год пред Корцирской иконой Божией Матери совершается по особому чину молебен.

12 февраля

Иверская-Московская икона

Заветную святыню древней русской столицы Москвы составляет Иверская икона Богоматери. Среди московских святынь есть иконы, имеющие за собой громадную давность, какова, например, знаменитая Владимирская икона, писанная, по преданию, при жизни Богоматери и с Самой Пречистой Девы евангелистом Лукой. Такую же давность имеют — гвоздь, послуживший при распятии Христа, и риза Христова. Иверская икона сравнительно совсем недавняя: она написана на Афоне и прислана в Москву при царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне в XVII веке, так что по времени происхождения своего она является одной из самых недавних московских святынь.

Но почитание ее чрезвычайно распространилось и укрепилось в московском населении, и нет другой святыни, которая настолько, так сказать, вошла бы в обиход Москвы, слилась с бытом ее жителей, как Иверская икона.

Иверская часовня находится в средоточии московской жизни, в двух шагах от Кремлевских стен, от исторической Красной площади, самых многолюдных улиц шумной, торговой Москвы — Ильинки, Никольской, Кузнецкого Моста, около городской Думы, Охотного ряда, кормящего Москву, в центре всей хлопотливой деятельности торговой Москвы. С раннего утра до позднего вечера вы увидите всходящий по чугунным плитам во внутрь заповедной часовни московский народ всех слоев. Многие представители крупных московских фирм не начнут торгового дня, не побывав у Иверской. Редкий учащийся не зайдет к ней перед экзаменами; и незадолго до того хваставший своим неверием юнец в гимназической или студенческой форме с трепетом и надеждой вперяет просящие глаза в потемневший лик...

Сколько тут произнесено молитв, сколько излито скорбей! Поколения рождаются, проходят со всей своей разнообразной жизнью пред этой московской святыней, скрываются в могилы. Их дети, их внуки, их правнуки стоят пред старым ликом, как стояли отцы, деды и прадеды — и все так же неизменный, всеслышащий лик Богоматери на старой доске склоняет венчанную короной небес главу к этим детям земли с их нескончаемой повестью страданий и нужд, к неслышному воплю утомленных сердец и затаенных надежд.

Но при таком стремлении москвичей в эту часовню лишь очень малая часть богомольцев видит подлинную икону, так как ее возят почти круглые сутки по домам людей, желающих принять ее у себя. Во всякий час вы можете встретить тяжелую, громадную, влекомую шестью лошадьми, карету, в которой на передней стороне помещена громадная икона с зажженным пред ней большим, утвержденным в полу фонарем. Чем-то отрадным, счастливым веет на вас при всякой такой встрече. И когда икону вносят в дома, проходящий народ поспешно к ней подбегает и прикладывается.

Около полудня икону привозят к часовне, для смены духовенства, и иногда на четверть часа вносят в часовню. По большей же части оставляют ее в карете, у которой распахивают обе дверцы. Тогда народ, толкаясь, спешит поскорей приложиться, и приходится силой закрывать дверцы, когда надо тронуться дальше.

Затем, поздней ночью, после полуночи, икона возвращается опять к часовне, куда ее и вносят на более продолжительное время, но и тут она не остается одна. Вообще замечательно, что Московская Иверская икона есть, быть может, единственная в мире святыня, которая никогда не бывает заперта, никогда не остается без присутствия при ней людей. Казалось бы, ночью, особенно в зимнее время, народа могло бы не быть у Иверской часовни. А между тем на чугунном помосте лестницы и на ближайших панелях стоит и ходит народ, ожидая возвращения иконы. Есть в Москве обычай, что люди, ищущие особого предстательства Богоматери, дают обет — известное количество раз, напр., 3, 7, 12, сходить ночью на богомолье к Иверской. Конечно, для трудящегося люда это составляет немалый подвиг...

Побыв какие-нибудь полчаса в часовне, икона опять увозится. Желание принять ее у себя так велико у москвичей, что они не останавливаются пред ночными часами... И так изо дня в день лик Богоматери объезжает град Богоматери... Ведь Москва, при начале ее могущества, была митрополитом Петром и великим князем Иоанном Калитой посвящена Богоматери и называлась «домом Богоматери».

Ученые исследователи не находят возможным согласиться с тем довольно распространенным мнением, будто Иверская икона, стоящая в часовне у Воскресенских ворот, есть та самая, которая прислана с Афона царю Алексею Михайловичу и патриарху Никону. О той известно, что она размерами своими, как и во всем, подобна Афонской. Теперешняя же московская икона значительно больше ее. Неизвестно, когда и кем поставлена икона в часовне, издавна приписанной к Перервинскому монастырю. Построена сама часовня около 1660 года. Уже в 1693 году Иверская из этой часовни икона была настолько чтима, что ее носили по домам, и «для провожания от бесчисленных людей» посылали при иконе по два человека караулу. Многочисленные привесы на иконе свидетельствовали о благодарности людей, получивших от иконы исцеления.

В 1812 году икона была с прочими московскими святынями увезена во Владимир. Французы разграбили часовню, а оставленный в часовне, сделанный в 1758 г. список с нее, который заменял икону во время разъездов ее, пропал.

Список сделали новый, какой и чтится москвичами.

О происхождении первоначальной Афонской Иверской иконы рассказывается под 31 числом марта.

13 февраля

Долинская, или Долисская икона

Как время, так и место явления Долисской иконы Богоматери не известны. Божия Матерь на ней изображается с Младенцем Иисусом, сидящим у Нее на левой руке. Лик Богомладенца обращен не к лику Богоматери, а в противоположную сторону.

В книге «Новое небо» содержится следующий рассказ. Во французской земле, на месте, называемом «Долис», находится сделанное из камня изображение Пречистой Девы Богородицы. Однажды два человека стали издеваться над этим изображением. Один из них в своем безрассудстве дошел до такой дерзости, что схватил камень и бросил его в образ Богоматери. Сильным ударом камня была отломана рука Предвечного Младенца. Она упала на землю, и тотчас же из плеча Младенца вышла кровь, как у живого человека.

Бросивший камень был строго наказан за свое издевательство: он тут же упал на землю и умер. Другой, хотевший ему оказать помощь, также умер на другой день.

Терванская икона

О Терванской иконе Божией Матери нет почти никаких сведений. Известно только то, что ей совершается празднование 13 февраля и что она явилась 14-го мая 892 года.

15 февраля

Далматская икона

В Пермской губернии, Шадринском уезде, на берегу реки Исети, находится Успенский Далматов монастырь. В соборной церкви этого монастыря хранится чудотворный образ Успения Божией Матери, принадлежавший иноку Далмату, основателю этой обители.

Один житель города Тобольска, дворянин Димитрий Иванов Мокринский, оставив жену и детей, удалился в Невьянский монастырь (Тобольской епархии), где и принял иночество с именем Далмата. Это было в первой половине XVII-го столетия.

Так как инок Далмат отличался высоким подвижничеством и добродетельной жизнью, то братия Невьянского монастыря пожелала избрать его своим игуменом. Но смиренный Далмат, избегая этого высокого и ответственного сана, удалился из обители, взяв с собой икону Успения Богоматери. В 1644-м году он прибыл в Пермскую губернию и здесь поселился в пещере, во владениях Тюменского татарина Илигея.

Когда Илигей узнал, что в его владениях поселился инок, намеревающийся даже основать здесь монастырь, он вознегодовал. Собрав своих родственников, он немедленно отправился с намерением изгнать отшельника. Илигей остановился на ночлег против самой

Далматовой пещеры, за рекой Исетью, рассчитывая на рассвете сделать нечаянное нападение на отшельника.

По-видимому, иноку Далмату грозила неизбежная опасность, а в случае сопротивления или самозащиты — и смерть. Помощи от людей он ниоткуда ожидать не мог, а равным образом не мог и спасаться бегством, так как не предполагал, что за рекой притаился под кровом темной ночи его враг, готовый ежеминутно ринуться на свою жертву. Но иноку и не нужна была человеческая защита: защитницей его была Небесная Царица.

Когда Илигей спал, ему во сне явилась Божия Матерь в венце и в багряном одеянии, с пламенным мечом в руках. Богоматерь строго запретила причинять Далмату какую бы то ни было обиду и приказала Илигею дать отшельнику земли для построения обители. Пробудившись после этого страшного видения, татарин со смирением пришел к иноку Далмату в сопровождении всех своих спутников и дал ему часть земли для постройки обители.

Эта чудесная защита Небесной Царицей инока Далмата последовала в 1646 году. К этому же году относят и основание Далматова монастыря.

В конце 1646 года на новоучрежденную обитель сделали нападение калмыки. Они сожгли начатые монастырские постройки, монахов, спасавшихся бегством, частью убили, частью забрали в плен. Во время этого разгрома обители чудесным образом спасся от гибели один только основатель ее старец Далмат. Он же сохранил и принесенную им из Невьянского монастыря икону Успения Божией Матери.

Когда калмыки удалились, старец Далмат снова возвратился на то же место и стал трудами своими возобновлять обитель. Через несколько лет, благодаря его усердию, на месте разрушенного монастыря уже возвышалась деревянная церковь, а недалеко от нее появились и келии для иноков. Сюда стали стекаться богомольцы и делать свои пожертвования на украшение обители и храма. С этого времени слава монастыря быстро разносится по всем не только ближайшим, но и очень отдаленным местам.

Не прошло и двадцати лет со времени основания Далматского монастыря, как он подвергся опять нападению в 1664 году. В этот раз на него напал один сибирский князек Девлет-Гирей. Он разграбил и сжег обитель. Икона Божией Матери, однако, и на этот раз осталась невредимой, хотя церковь вся сгорела; только на задней стороне доски обгорело то место, к которому прикоснулся рукой один мусульманин.

Обитель была восстановлена уже сыном Далмата, архимандритом Исааком. Он в 1707 году выстроил каменную церковь, где и находится ныне чудотворная икона Успения Божией Матери. Риза и венцы на ней серебряные, вызолоченные, с драгоценными камнями.

Каждый год 15-го февраля, а также 15-го августа, в день храмового праздника обители, в Далматском монастыре бывает большое стечение народа, приходящего сюда для поклонения чудотворному образу. Болящие, по вере своей, неоднократно получали исцеление от этой чудотворной иконы Божией Матери.

Икона Венская, что в Уграх

Явление Венской иконы, что в Уграх, последовало в 1570 году. Уже само наименование ее заставляет думать, что она принесена с Запада. В противоречии с этим, по-видимому, находится то обстоятельство, что само изображение Богоматери на Венской иконе сделано в православно-восточном стиле, а отнюдь не в западном; она очень сильно напоминает Свято-Ильинскую икону Богородицы, сведения о которой помещены под 10 числом месяца марта. Но противоречие это только кажущееся. Несомненно то, что в Вене и Венгрии искони было немало православных христиан.

От них-то Венская икона и могла перейти в Россию даже после отделения Западной церкви от Восточной. По некоторым сказаниям, св. икона Богоматери «Венская, что в Уграх» перешла к нам в Россию не пряма из Венгрии, а через Афон, где она находилась некоторое время в монастыре св. Дионисия. Из России она впоследствии опять была возвращена на Афон.

16 февраля

Кипрская икона.

Сведения о Кипрской иконе Богоматери помещены под 20 числом апреля.

17 февраля

Икона Тихвинская на Афоне

Тихвинская икона Божией Матери находится на Афоне, в Ильинском скиту. 17-го февраля 1877 года она прославилась чудесным истечением слез.

Это чудо совершилось в четверг, на второй неделе Великого поста. После того, как были отправлены великопостные часы, в соборной церкви во имя св. пророка Илии остались семь человек монастырской братии. В третьем часу дня все они заметили на иконе Божией Матери Тихвинской, находившейся в киоте за престолом в алтаре сей церкви, ясный след слез, истекших из правого глаза чрез всю икону вниз и остановившихся на раме иконы. Из левого же глаза тут же, в присутствии всех семи иноков, одна большая капля скатилась вниз. Видевшие это чудо вынули из киота икону Богоматери и тщательно ее осмотрели со всех сторон. Образ оказался совершенно сухим. Братия вытерли слезы ватой начисто и потом опять поставили икону на место. После этого все вышли из церкви и двери заперли на ключ, чтобы никто туда не мог входить.

Через три часа, т. е. в половине седьмого, простучали в доску к вечерне. Церковь была открыта, иноки вошли в нее. На Тихвинской иконе они опять увидели не совсем ясные следы слез из обоих глаз Божией Матери. Слезы, истекавшие из правого глаза изображения Богородицы, остановились на правой ланите, затем на груди и внизу на раме. Слезы же, истекавшие из левого глаза, остановились на правой благословляющей руке Предвечного Младенца, и она была вся смочена этими слезами. В то же время на левом глазу иноки заметили большую слезную каплю. Последняя только через четверть часа скатилась по иконе вершка на три. Иноки опять вытерли слезы на иконе, но после этого чудесное истечение слез не повторялось.

Иноки скита в этом истечении слез усмотрели чудесное знамение милости Небесной Царицы и установили ежегодно праздновать 17-го февраля в честь Божией Матери. Питая особую веру ко св. Тихвинской иконе, они прибегают к ней во всех трудных и скорбных обстоятельствах жизни.

О чудесном истечении слез от Тихвинской иконы Богоматери существует запись, подкрепляемая и удостоверенная печатью скита, а также подписями старшей скитской братии и очевидцев.

Тихвинская икона Богоматери, находящаяся в Ильинском скиту на Афоне, есть точный список с древней чудотворной Тихвинской иконы Богоматери, находящейся в Тихвинской обители Новгородской губернии (сведения о ней помещены под 26 июня). Она пожертвована на Афон благотворителем

Ильинского скита — М.А. Вьющиным. Икона Тихвинская на Афоне помещена на горнем месте в алтаре соборного храма скита.

19 Февраля

Явление Богоматери преподобному Досифею

Преподобный Досифей с ранних лет жил у одного богатого своего родственника и воспитывался среди роскоши и мирских удовольствий. Никто тогда не мог подумать, что этот отрок впоследствии отречется от всего мирского и будет служить своей подвижнической жизнью единому Богу. Да и как об этом можно было подумать, если его воспитание было слишком далеко от религии? Если Досифею не внушали мыслей о пренебрежении ко всему, что соединено с верой в Бога и вообще с религией, то все же, с другой стороны, никто не говорил ему ничего о Боге, о будущей загробной вечной жизни, о спасении человеческого рода от греха, проклятия и смерти через страдания и крестную смерть Иисуса Христа, о священных предметах и т. п. Все время мысль отрока направлялась условиями его жизни исключительно к мирскому, земному благосостоянию.

Случайно, по-видимому, Досифей столкнулся в своей жизни со странниками, которые и рассказали ему о святом граде Иерусалиме. Рассказ их заинтересовал отрока. Он испросил у родственника своего позволение Съездить в Иерусалим, чтобы поклониться гробу Господню и святым местам. Родственник отпустил его с одним своим знакомым человеком, который в то время также отправлялся в Иерусалим по своим делам.

По прибытии в Палестину, Досифей, между прочим, зашел в Гефсиманию. Он увидел там картину, изображавшую Страшный Суд Господень, и эта картина привлекла к себе все его внимание. Когда он рассматривал ее, к нему подошла величественная Женщина, облеченная в багряницу, и стала объяснять ему ее содержание. Особенно отрок был удивлен и растроган Ее рассказом о той страшной участи, которая постигает после всеобщего суда грешников. Думая о их судьбе, Досифей невольно спросил:

— Госпожа! Что должно делать, чтобы избавиться от вечных мучений в аду?

На это Она ему отвечала:

— Постись, не ешь мяса и молись чаще и тогда будешь избавлен от этих мучений.

После этих слов величественная Женщина в багрянице стала невидима. Была же то, несомненно, Сама Пресвятая Дева Мария Богородица. Преподобный Досифей был поражен этим видением не менее, чем слышанным рассказом о Страшном Суде. В нем произошло перерождение: он отказался от всего суетного и мирского во имя вечного и небесного.

Прп. Досифей удалился в монастырь к авве Сериду и там, приняв иноческое звание, всю жизнь соблюдал три заповеди, преподанные ему Пресвятой

Богородицей. Обитель аввы Серида, где подвизался преподобный, находилась в Палестинском городе Газе; время же его подвигов относится к концу VI-го или началу VII века.

21 февраля

Козельщанская икона

Эта икона принадлежит к числу позднейших по времени прославления чудотворных икон Богоматери и вместе к числу наиболее почитаемых. Событие, прославившее эту икону, получило самую широкую огласку, произвело глубочайшее впечатление. Это событие было не каким-нибудь древним преданием, которое можно было бы отрицать, но произошло, так сказать, воочию современников. Множество людей видели ту, на которую впервые излилась чудотворная благодать этой иконы, — видели безнадежно-больной; знаменитые врачи признали ее неизлечимой, но повеяла исцеляющая благодать Пречистой Девы — и чудо совершилось...

Козельщанская икона была семейной в роде графа Владимира Ивановича Капниста и находилась в его имении, в селе Козельщине. Икона эта древняя. Характер письма говорит об итальянском ее происхождении. Лики Божественного Младенца и Богоматери на этой необыкновенно красивой иконе полны какой-то утешительности. Икона принадлежала в XVIII веке жене запорожского войскового писаря Сиромахи, который в 1764 году подписал акт окончательного присоединения Малороссии к России, был за то жалован землями и по желанию императрицы Елизаветы Петровны женился на одной из ее фрейлин итальянского происхождения. У графа Капниста была дочь Марья Владимировна, воспитывавшаяся в Полтавском институте.

В 1880 году, на масленице, девушка вывихнула себе ногу с искривлением ступни. Полтавский врач Мейер признал повреждение незначительным. То же говорил и знаменитый харьковский хирург Грубе. Он наложил гипсовую повязку, советовал по особому его рисунку изготовить башмак, прописал теплые ванны и внутрь прием железа. В деревне все эти советы были.тщательно исполнены. Однако не только никакой пользы не было, но на Пасху появилось искривление другой ноги. Профессор Грубе приказал тогда везти больную на Кавказ и лечить минеральными водами. На Кавказе обнаружились новые повреждения: вывихи в плечевых суставах и в левом бедре и крайняя чувствительность в позвоночном столбе, обусловленная страданием спинного мозга. Электричество, ванны, железистые воды — все было испробовано без пользы. Граф повез дочь в Москву. Больная была исследована знаменитыми невропатологами, профессорами Кожевниковым и Корсаковым, хирургом Склифасовским и терапевтами проф. Павлиновым, Митропольским и Каспари. Они не могли оказать помощи и отправляли к европейским знаменитостям Гютеру и Шарко. Приезда Шарко и без того ждали в Москве, куда его звал известный капиталист Лямин. Поэтому граф Капнист остался ожидать его, а дочь с женой отправил в деревню, условившись, что они выедут в Москву по первой его депеше.

21 февраля 1881 года пришла от графа в деревню телеграмма, что Шарко выехал в Москву. Графиня решила ехать на другой же день и посоветовала дочери помолиться пред их семейной иконой и почистить при этом ризу на иконе. Такой был обычай в их семье.

Больная крепка обняла икону слабыми страдающими руками и, прильнув к ней, излила в горячем молитвенном порыве всю свою веру. Вдруг она почувствовала, что с ней творится что-то чудесное. Присутствие жизненной силы внезапно появилось в руках и ногах, дотоле лишенных чувствительности. Вне себя графиня громко закричала: «Мама, мама, я чувствую ноги, я чувствую руки!» И тут же она стала быстро срывать с ног тяжелые, по восьми фунтов, металлические бинты и упорки. Мать думала, что дочь лишилась рассудка. Ее порывистые движения, радостное лицо и крики казались настрадавшейся женщине припадками безумия. Но, наконец, она удостоверилась, что дочь чудесно исцелена.

В доме было много гостей. Прибежав на крик, они увидели, что молодая графиня ходит здоровой. Тут же был отслужен молебен, и можно представить себе, с каким чувством молились присутствующие.

Несмотря на полное исцеление дочери, графиня решилась везти ее в Москву, куда они и выехали на другой день, взяв с собой икону. В Москве граф устроил собрание ученых врачей. Врачи, во главе с Шарко, отказывались приискать научное объяснение происшедшему, и Шарко говорил, что если б не такие достоверные свидетели, как московские профессора, то он бы счел все это событие за мистификацию. Граф стоял в Лоскутной гостинице. Слух об исцелении быстро распространился по Москве, и народ стал стекаться сперва в номер гостиницы, а потом в церковь, куда перенесли икону и где происходила необычайная давка.

В последних числах марта семья графа с иконой выехала обратно в деревню. Тут в усадьбу пришла слепая девица, рассказавшая, что Богоматерь во сне велела ей идти к Ее иконе. Графиня вынесла ей икону, пред которой та долго молилась, и через несколько дней пришла уже зрячей на оба глаза. В графском саду была устроена сперва часовня, а потом и церковь. Чудеса записывались, и двадцать одно чудо было обследовано наряженной из Полтавы комиссией. Один мальчик исцелился на глазах комиссии. В 1885 году открыта в Козельщине женская община с больницей, училищем и приютом для калек.

Богомладенец на Козельщанской иконе полулежит на коленях Богоматери, держа крест. Справа изображена чаша с ложечкой, вероятно, в символ того, что Богоматерь принесла радость миру: «Радуйся, чаше, черплющая радость».

Чтимый список с этой иконы находится в Москве, в церкви Казанской иконы у Серпуховских ворот.

На Страстной неделе 1885 года в Астрахани от списка с Козельщанской иконы получила исцеление девица Гицевич.

23 февраля

Сокольская икона

Сокольская икона Божией Матери, явление которой последовало в 1172 году, ныне хранится в Сокольском Преображенском монастыре. Этот монастырь расположен на горе Духовой, при реке Ворскле, и находится в трех верстах от местечка Соколки Кобелякского уезда Полтавской губернии. Он был основан в 1714 году настоятелем полтавского Крестовоздвиженского монастыря. В 1731 году Сокольский Преображенский монастырь был разорен крымскими татарами. При этом были нанесены значительные повреждения и хранившейся в монастыре иконе Божией Матери. Они заметны и до сих пор. На Сокольской иконе, неоднократно прославленной чудотворениями, изображено Рождество Пресвятой Богородицы.

Есть еще другая икона Богоматери, также носящая название Сокольской. Она находится в городе Соколе, что на Буге, и написана в XVII веке с иконы Ченстоховской. Сведения об этой чудотворной Сокольской иконе Богоматери помещены под 6 марта.

Наконец, третья Сокольская икона, прославленная в 1854 году чудесным истечением слез, находилась в семинарии при Сокольском монастыре в Румынии. Сведения о ней помещены выше под 1 февраля.

24 февраля

Явление Богоматери прп. Эразму Печерскому

Эразм, инок Киево-Печерской обители, около 1160 года получил по наследству весьма большое богатство. Все это наследство он употребил на украшение Печерского монастыря. Потом через некоторое время, по внушению злого духа, исконного врага рода человеческого, Эразм стал сожалеть и скорбеть о своем поступке:

— Вот я теперь обеднел и обнищал, — думал он, — и никто уж больше не обращает на меня никакого внимания. Не лучше ли было бы мне, если б я раздал все свое большое богатство нищим?

Тоска и отчаяние овладели им совершенно. Его уже не волновала мысль о спасении души: он об этом перестал думать и относился ко всему с небрежением. Вскоре же братия заметила, что Эразм начал жить бесчинно.

Но Господь Бог не восхотел, чтобы дух злобы господствовал над душой инока. Не желая гибели ни одного грешника, Он, для спасения Эразма, навел на него лютую болезнь. Семь дней инок пролежал, едва дыша. В то же время он ничего не видел вокруг себя и не мог ни о чем говорить, так как был слеп и нем по воле Всевышнего.

На восьмой день пришли в его келию иноки. Видя его тяжкие страдания, они ужасались и говорили друг другу:

— Горе душе брата нашего: в лености и грехах жила она, и вот теперь что-то видит и мучится и не может разлучиться с телом своим.

Во время их разговора блаженный Эразм вдруг поднялся и сел, как бы никогда и не был болен. Затем он обратился к окружавшим его инокам с следующими, для них вполне неожиданными словами:

— Отцы и братия! Справедливо вы говорите, что я великий грешник и жил бесчинно, в лености и грехах. Но вот сейчас явились мне преподобные отцы Антоний и Феодосий и сказали: «Мы молились о тебе Господу, и Он даровал тебе время для покаяния». После этого я увидел Пречистую Госпожу Богородицу, как Она пишется на иконах, с Сыном Своим Христом и Богом нашим на пречистых руках, и множество святых с Ней. И Она, обратившись ко мне, сказала: «Эразм! за то, что ты украсил церковь Мою, возвеличил ее иконами, и Я украшу тебя и возвеличу славу в царстве Сына Моего. Теперь встань, покайся и приими великий ангельский образ, а на третий день Я очистившегося возьму тебя к Себе за то, что ты возлюбил благолепие дома Моего».

Сказав эти слова, блаженный Эразм, не стыдясь, открыто пред всеми братиями начал исповедовать свои грехи. Затем он встал, как совершенно здоровый, отправился в храм и там принял схиму, а на третий день с великой радостью отошел ко Господу.

26 февраля

Межецкая, или Межитская икона

Межецкая, или Межитская (Межетская) икона Божией Матери явилась близ Киева в 1492 году и прославилась многими чудесами. Божия Матерь изображается на ней с короной на главе и с Младенцем на левой руке.

29 февраля

Девпетерувская икона

Эта икона явилась в 1392 году 29 февраля. Один из древнейших списков с Девпетерувской иконы Божией Матери ныне находится в Николаевской церкви села Батюшкова, или Бататкова, Дмитровского уезда Московской губернии. На этом образе Младенец Иисус изображен стоящим с правой стороны на коленях Богоматери; левая рука Его положена на плечо Девы Марии, правая рука Которой покоится на правом плече Иисуса.

В тамбовском Преображенском кафедральном соборе, над гробницей святителя Питирима, находится другой чудотворный список Девпетерувской иконы Божией Матери. Этот образ прежде был келейной иконой святителя, и перед ней Питирим воссылал свои усердные молитвы к Господу Богу. Особенно она прославилась в 1833 году вследствие одного чудесного события.

Одна женщина, муж которой по ложному обвинению был заключен в тюрьму, увидела однажды во сне неизвестного ей старца. Этот старец приказал ей отыскать в соборе келейную икону святителя Питирима и отслужить пред ней молебен. Он показал ей также и саму икону. Женщина отыскала келейную икону святителя и просила отслужить пред ней молебен. Вскоре после этого ее муж был оправдан и выпущен из тюрьмы.

Март

2 марта

Мглинская икона

Мглинская икона Богоматери иногда еще именуется Одигитрией Смоленской. Она обретена в городе Мглине Черниговской губернии 2 марта 1662 года. Каждый год в этот день в город Мглин стекается множество богомольцев для поклонения св. иконе. Празднование Мглинской иконе Богоматери вторично бывает еще 28 июля.

3 марта

Гидлянская икона

Явление Гидлянской иконы Божией Матери последовало в 1082 году в Польше.

Она обретена одним крестьянином села Гидла, по имени Иоанн. Однажды, когда он пахал на волах свое поле, волы его вдруг остановились перед каким-то предметом и пали на колени. Иоанн подошел и увидел лежащий на земле образ Божией Матери, высеченный на камне. Он поднял этот образ, с благоговением отнес его в свой дом и там спрятал его. Однако крестьянин не мог долго скрывать своей находки, так как найденный им образ Богоматери изливал от себя необыкновенный свет, наполнявший всю его хижину. Иоанн рассказал о ней своим односельчанам. После этого образ Богородицы был поставлен в Гидлянском сельском храме за престолом.

Неизвестно, сколько именно времени прошло после перенесения иконы Богоматери в храм; но однажды святая икона невидимой рукой была перенесена оттуда опять в поле и поставлена на том же месте, где нашел ее крестьянин. Жители села Гидла увидели в этом чудесном перенесении иконы особое благоволение Божией Матери к означенному месту. Они водрузили там деревянный столп и на нем поставили икону. С этого времени от Гидлянской иконы Божией Матери стали неоднократно совершаться чудеса.

Волоколамская икона

О Волоколамском образе Божией Матери известно, что прославление его последовало 3 марта 1677 года, и с тех пор он сделался источником многих чудес. Преподобный Иосиф (скон. 9 сент. 1515 года), основатель известного Иосифова Волоколамского монастыря, привез его из Москвы в свой монастырь, от имени которого чудотворный образ Богоматери и получил наименование Волоколамского.

Икона «Знамение» в Златоустовском монастыре

Сведения о ней помещены под 27 ноября.

5 марта

Икона «Воспитание»

На иконе, именуемой «Воспитание», Богоматерь изображается с Предвечным Младенцем, сидящим на Ее левой руке. Правая рука Христа простерта вверх к лику Пречистой Девы.

Один из списков с этой иконы Божией Матери, прославившийся по всей России своими чудотворениями, ныне находится в московском Казанском соборе.

6 марта

Ченстоховская икона


На Ясной горе, близ города Ченстохова Петроковской губернии, есть Ченстоховский католический монастырь, в котором хранится древний чудотворный образ Пресвятой Девы, известный под именем Ченстоховского.

Есть мнение, что св. евангелист Лука написал всего до 70-ти икон Богоматери. Нам нет необходимости сейчас разбираться в том, насколько это мнение справедливо. Для нас важно то, что предание действительно приписывает написание Ченстоховской иконы Пресвятой Девы, празднование которой совершается ныне, именно св. евангелисту Луке. Оно даже указывает на Иерусалим, как на место написания этого образа, и частнее еще указывает на так называемую в Иерусалиме Сионскую горницу, в которой Господь наш Иисус Христос совершил Тайную Вечерю накануне Своих крестных страданий и смерти и в которой сошел Дух Святой на апостолов.

В 66—67 годах, когда на Иудею напали римские войска под предводительством полководцев Веспасиана и Тита, желавших совершенно уничтожить политическую самостоятельность Иудеи, христиане, опасаясь разрушения Иерусалима, удалились из него заблаговременно в местечко Пеллу, лежавшее между горами. Туда же они перенесли и Ченстоховский образ Божией Матери и сохраняли его вместе с другими святынями в пещерах.

В 326 году из Константинополя прибыла в Иерусалим св. царица Елена для поклонения святым местам. Там она обрела животворящий Крест Христов и там же получила в дар от верующих упомянутую икону Пресвятой Девы. Она привезла с собой образ в Царьград и поставила в дворцовой часовне.

В Константинополе эта икона хранилась около пяти веков. Перебывав затем в Галиче, Болгарии, Моравии и Чехии, она, наконец, была перенесена в Россию. Перенес ее к нам русский князь Лев, известный основатель города Львова, или Лемберга. Он поставил ее в Белзском замке под ведением православного греческого духовенства, где она и просияла многими чудотворениями.

Впоследствии, когда юго-западная Россия была покорена поляками, эта чудотворная икона досталась тогдашнему правителю Польского государства Владиславу, князю Опольскому. В правление этого Владислава в пределы России вторглись татары и скоро осадили замок Белз. Князь Владислав приказал вынести чудотворную икону и поставить ее на городской стене. Татары, стреляя в замок, попали и в чудотворный образ Богоматери. Тотчас же, к ужасу всех, из язвы истекла кровь. Следы от нее видны на образе и до сего дня. В это же время спустилась на татар некая вредоносная мгла, от которой они начали умирать в бесчисленном множестве. Это навело на них ужас и побудило оставить осаду замка.

Когда татары удалились, князь Владислав пожелал перенести чудотворную икону Богоматери в Силезию, как более безопасное место, и поставить ее в своем крепостном замке Ополье. Были сделаны все нужные для этого приготовления, и уже приступили было к самому перенесению, как вдруг Владиславом и окружающими его овладел какой-то непонятный, непостижимый страх. Князь пал на колени и усердно молился пред образом Небесной Владычицы, прося о вразумлении свыше. В ту же ночь ему было сонное видение: он услышал голос, властно ему повелевавший перенести чудотворный образ из замка на Ясную гору Ченстоховскую, которая получила такое название от чудес Богоматери. Князь Владислав построил на Ясной горе монастырь, а в 1382 году перенес в него и чудотворную икону Богоматери, отдав ее на хранение западным (католическим) монахам Паулинского ордена.

Через несколько лет на Ченстоховскую обитель сделали нападение гусситы, т. е. последователи учения Иоанна Гусса, профессора богословия в Пражском университете, сожженного живым на костре в 1415 году. Гусситы, ограбив все монастырские сокровища, хотели также похитить и чудотворный образ Божией Матери. Они уже вынесли его из церкви и поставили на заранее приготовленный возок, но кони не могли сдвинуть его с места: какая-то невидимая сила удерживала их. Гусситы пришли в ярость. Один из них схватил икону Богоматери и в бешенстве бросил на землю, а другой ударил мечем в Ее лик. Но дерзкие хулители святыни в то же мгновенье испытали на себе кару Божию: первый из них тут же умер, а у другого иссохла рука. Не избежали справедливого гнева Божьего и другие грабители монастыря: некоторые из них погибли скорой смертью, а другие были поражены слепотой.

Так обитель, потерявшая временное приобретение, утешена была чудесным сохранением неотъемлемого сокровища — св. образа Богоматери.

В половине XVII века, когда управление польским престолом перешло в руки Яна Казимира, Шведский король Карл X Густав, преемник Христины, взял Варшаву и Краков и овладел почти всей Польшей. В первый раз шведские войска потерпели сильное поражение только под монастырем на Ясной горе, где находится икона Ченстоховской Богоматери. Эта помощь и заступление Не6есной Царицы ободрили поляков. Они составили конфедерацию, известную под именем Тимоведской. Некоторые воеводства и часть войска соединились, чтобы дать дружный отпор шведам. Король Ян Казимир, возвратясь из Силезии во Львов, обнародовал манифест, в котором поручал свое государство покровительству Божией Матери, называя Ее Польской Королевой. Благодаря помощи, которую оказала Польше Россия, война со шведами прекратилась благополучно для поляков в 1656 году.

Чудеса, которые совершились от Ченстоховской иконы Богоматери, описаны в особой книге, хранящейся в храме Ченстоховского монастыря. С этой чудотворной иконы сделано много копий, хранящихся не только в православных, но и католических монастырях.

Ченстоховская икона в селе Писаревке Волынской губернии

Село Писаревка Войтовецкая находится в Староконстантиновском уезде Волынской губернии. Там есть местный Богородице-Рождественский храм, в котором на горнем месте и хранится старинная, писанная на полотне Ченстоховская икона Богоматери, украшенная привесками.

Есть устное народное предание, которое утверждает, что эта Ченстоховская икона Божией Матери принесена сюда в первой половине XVIII столетия из города Кракова. Перенес ее один крестьянин деревни Войтовец, по фамилии Бомбак. Рассказывают, что этот крестьянин, отправившись в Краков для продажи скота, нашел этот чудотворный образ за городом, в каком-то грязном месте. Бомбак поднял его и принес к себе в дом. В первую же ночь эта чудотворная икона Богоматери явилась ему во сне. Вследствие этого явления крестьянин тотчас же перенес ее в Писаревскую часовню, на месте которой потом была построена церковь.

Укажем некоторые чудеса, бывшие от этой Ченстоховской иконы Богоматери.

Ксения Белая, крестьянская 19-летняя девица села Писаревки, страдала страшными конвульсивными припадками. Во время одного из таких припадков мать вместе с родственниками привели Ксению в местный храм. Больная испытывала чрезвычайно сильные мучения: она неистово кричала, рвала на себе волосы и платье, терзала и кусала свое тело, металась во все стороны и впадала в беспамятство. Это приводило мать в отчаяние, а на окружающих наводило страх и ужас. Над больной Ксенией были совершены пред чудотворной иконой Богоматери молебен и водосвятие. Уже тогда, когда молебное пение приходило к концу, страждущая почувствовала некоторое облегчение: она стала постепенно успокаиваться и пришла в сознание. Когда же она напилась святой воды и умылась ей, то почувствовала себя совершенно здоровой. Из храма она пошла домой уже сама вместе с матерью и родными, славя и благодаря Бога за чудесное исцеление. С тех пор припадки ее, которые обыкновенно продолжались не менее суток, уже более не повторялись. Чудесное исцеление Ксении Белой было в июне месяце 1884 года.

В 1890 году произошло подобное же исцеление от Ченстоховской чудотворной иконы Божией Матери. Крестьянка деревни Войтовец, Мария Охрин, принесла в церковь свою малолетнюю дочь Марину, которая в течение недели беспрерывно страдала сильными конвульсиями. Мать просила причастить больную, а потом отслужила молебен с водосвятием. Конвульсии тогда же прекратились, а через очень непродолжительное время ребенок совершенно выздоровел.

Наконец, укажем еще один случай чудесного исцеления. Крестьянка Дария Вербаховская заболела тифом. Врачи, к которым она обращалась за помощью, не могли помочь ей. Тогда муж ее, не видя никакой пользы от лечения, привез свою жену в Писаревский храм к исповеди. Это случилось в начале февраля месяца 1889 года. Погода тогда была холодная, и этот переезд в несколько верст сильно изнурил Дарью. Она была настолько слаба, что священник должен был сделать ее мужу замечание, зачем он опасно больную жену в такую холодную погоду привез за несколько верст в храм, а не пригласил священника к ней на дом. Однако Царица Небесная помиловала болящую за ее твердую веру: через несколько дней она стала поправляться без всякого лечения и вскоре совершенно выздоровела.

Два раза в году — 29 июня и 8 сентября — богомольцы собираются в селе Писаревке на поклонение Ченстоховской чудотворной иконе Божией Матери. В заключение заметим, что этот образ Богоматери чествуется не одними только православными, но также и католиками.

Ченстоховская икона в слободе Верхней Сыроватке Харьковской епархии

Эта древняя, местночтимая икона есть копия с Ченстоховского образа Божией Матери. Хранится она ныне в Успенском храме слободы Верхней Сыроватки, расположенной в восьми верстах от города Сум Харьковской губернии. Откуда взят этот образ, достоверно не известно, но некоторые местные старожилы утверждают, что он принесен был из Ченстохова одним польским шляхтичем в прежнюю деревянную церковь вышеупомянутой слободы, которая была построена еще в 1660 году.

Ченстоховская икона Богоматери, находящаяся в слободе Верхней Сыроватке, прославилась многими чудесами.

В 1848 году один помещик села Бездрика, по фамилии Н. Альферов, на охоте нечаянно прострелил себе ногу. Рана была тяжелая, и врачи не могли ее залечить. Потеряв всякую надежду на их помощь, Альферов отправился в слободу Верхнюю Сыроватку. Здесь он припал к Ченстоховскому образу Владычицы и долго молился: по чистосердечной молитве своей он скоро получил исцеление. В благодарность за оказанное ему Богоматерью благодеяние помещик соорудил вокруг каменного храма Успения Богородицы каменную ограду.

От этого же образа Богоматери получила исцеление и Елизавета Рахманова, генерал-майорша, помещица села Великого Бобрика. Она подверглась жестокой болезни ушей и языка, так что не могла ни слышать, ни говорить. Находясь в таком тяжелом и безнадежном положении, она письменно попросила бывшего в то время священником слободы Тимофея Лободовского принести в село Бобрик Ченстоховскую икону Божией Матери. Когда при внесении иконы в село Бобрик стали трезвонить, больная впервые услышала звон колоколов. Когда же икона Богородицы была внесена в дом Елизаветы, она сама поднялась с одра, которого уже несколько дней по слабости не оставляла, стала на колени и начала вслух всех, при пении молебствия, читать молитвы. Так чудесным образом к ней вернулись и слух и способность говорить. Мы указали только два случая чудесного исцеления, но их совершалось множество. Чудеса от сей иконы совершаются и доселе.

Ченстоховская-Тывровская икона

Некто Калитинский, владелец местечка Тыврова Винницкого уезда Подольской епархии в 1739 году был в Ченстохове. Здесь он случайно купил у одной бедной девицы список с Ченстоховской иконы Богоматери и, привезя его домой, поставил в своей столовой.

В следующем 1740 году в имение Калитинского прибыли для занятий кунстер, т. е. художник, Иван Никуленко и портной еврей. Оба они приехали из местечка Нестерванки Брацлавского уезда Подольской губернии. Для своих работ они расположились в столовой, где была икона Богоматери. Во время своих занятий они неожиданно заметили, что от иконы исходит необычайное сияние. Этот свет потом видел и сам помещик Калитинский, а кроме того, местный приходской священник и некоторые другие. Портной еврей чрезвычайно был поражен этим явлением и в скором времени после того принял святое крещение.

Вскоре после этого чудесного сияния чудотворная икона была перенесена из столовой дома Калитинского в местную Вознесенскую церковь и там поставлена в алтаре на горнем месте.

К Духову дню, когда совершается празднование Ченстоховской Тывровской иконе Богоматери, на поклонение ей стекается из различных мест много богомольцев. Они приходят из Подольской, Волынской, Киевской и других губерний. Замечательно то обстоятельство, что в честь этой иконы составлено народом несколько песнопений, которые и распеваются поселе лирниками и богомольцами. На иконе есть немало привесок, и каждая из них свидетельствует о каком-либо чуде или исцелении, совершившемся от этой иконы.

Ченстоховская-Сокольская икона

Один искусный живописец, Иван Венжин, дал однажды обещание написать Ченстоховский образ Божией Матери. При этом он имел искреннее и благое желание пожертвовать написанный им образ в одну церковь. Однако, несмотря на все его старания, терпеливость, настойчивость и действительную искусность в живописи, он никак не мог написать образа Богоматери, который был бы во всех подробностях сходен с Ченстоховской иконой.

Иван Венжин уже был близок к отчаянию и готов был отказаться от своего обещания. Тогда Матерь Божия пришла к нему на помощь и чудесно изобразила лик Свой на иконе. Как же было велико изумление художника, когда он вошел в свою рабочую комнату и увидел, что образ уже написан, и притом написан с поразительным искусством, так как вполне сходен с подлинником. Но он пришел еще в большее изумление, когда услышал голос, исходивший от образа и говоривший ему:

— В награду за твое усердие образ уже написан; возьми его и отнеси в город Сокол в соборную церковь.

Живописец немедленно отправился с чудотворным образом в город Сокол, что на реке Буге, объявил тамошним священникам о чудесном написании и потом с благоговением поставил его в церкви.

Ченстоховская икона в Санкт-Петербургском Казанском соборе

Об этом образе Богоматери известно следующее. В 1813 году, когда русскими войсками была взята Ченстоховская крепость, настоятель и братия Ченстоховского монастыря поднесли в дар генералу Сакену верный список с хранящейся там чудотворной Ченстоховской иконы Божией Матери.

Впоследствии император Александр I украсил этот список богатой ризой с драгоценными камнями и поставил его в с.-петербургском Казанском соборе, в приделе Рождества Пресвятой Богородицы, у левого клироса. Пред этой иконой Богоматери горит неугасимая лампада.

Другие списки с Ченстоховской иконы

Кроме вышеуказанных списков с Ченстоховской иконы Богоматери, есть еще и другие чудотворные и местночтимые списки с нее. Они известны в следующих местах: в киевской Кирилловской церкви (древняя, весьма чтимая икона); в Хорошевском женском монастыре, находящемся в Харьковской губернии; в Вознесенской церкви города Острогожска Воронежской губернии; в Кирилло-Мефодиевской церкви города Ченстохова (с 1873 г.); в селе Смоляна Дубенского уезда Волынской епархии; в селе Каташино Ольгопольского уезда Подольской губернии (празднование этому образу совершается в 10 пятницу по Пасхе) и другие.

Шестоковская, или Шелтомежская икона

Явление Шестоковской иконы Божией Матери последовало в половине XVIII столетия, 6-го марта, в Москве. В доме некоего Николая Дмитриевича Скрипицына однажды из печной трубы неожиданно выпал на шесток сверток холста. Когда домашние развернули его, то увидели дивное изображение Божией Матери с Предвечным Младенцем. На правой руке Богоматери сохранились ясные следы ожога: неопровержимое доказательство того, что образ был в огне и силой Божией остался невредимым.

Замечательно при этом еще следующее. В доме Скрипицына была одна девица, так называемая простенькая, или блаженная. Еще за несколько времени до обнаружения образа она видела во сне, что у них в трубе печи Пресвятая Богородица. Три раза она заявляла домашним о своем сне, говоря:

— Пресвятая Дева Мария Богородица там, в трубе.

Девицу эту все считали малоумной, а потому никто не обращал на ее слова внимания до тех пор, пока все не увидели на шестке печи сверток холста. От того печного шестка, на котором была найдена икона, последняя и получила название Шестоковской.

Икона была принята обитателями дома, как драгоценный дар от Самой Богоматери, и все с благоговением почитали ее. Домовладелец Николай Дмитриевич Скрипицын благолепно украсил эту икону и перед своей смертью передал ее в благословение детям.

Известно, что впоследствии между наследниками Скрипицына происходило немало споров из-за этого образа Богоматери, так как каждый из них, что вполне естественно, желал иметь святыню у себя. Дело это переходило даже в судебную тяжбу. Раздоры между наследниками раз навсегда прекратились только после того, как икона Богоматери была передана в церковь села Шелтомежи Кашинского уезда Тверской губернии, от которого она и получила другое наименование — Шелтомежской.

Точно не известно, когда именно икона была перенесена в село Шелтомежь. Но по древним актам видно, что владелец этого села, секунд-майор Скрипицын, уже в 1779 году просил у Тверского епископа Арсения благословения построить каменный храм вместо деревянного, построенного еще в 1686 году. Во всяком случае, несомненно то, что в 1851 году икона, замечательная по древности и чудесам, считалась уже неотъемлемой собственностью церкви села Шелтомежи Тверской губернии.

С Шестоковской, или Шелтомежской иконой Богоматери совершались крестные ходы не только по Тверской, но и Ярославской губерниям. Многие больные и одержимые различными недугами получали от нее исцеление, и это засвидетельствовано еще в древних актах.

Шелтомежская икона довольно больших размеров: она имеет до трех аршин высоты и около двух — ширины. Украшена она серебряной ризой с драгоценными камнями.

В 1886 году ради чудотворной иконы в селе Шелтомежи устроена Шестоковская женская обитель.

Икона «Благодатное Небо»

Икона «Благодатное Небо» находится в московском Архангельском соборе, по левую сторону царских врат. Предание говорит, что этот образ раньше находился в городе Смоленске и привезен оттуда в Москву великой княгиней Софьей Витовтовной, дочерью Литовского князя Витовта (конца XIV и начала XV столетия), когда она сделалась супругой великого Московского князя Василия Дмитриевича (1389- 1425 гг.).

На иконе «Благодатное Небо» Божия Матерь изображена в рост; на левой руке Ее — Предвечный Младенец. Некоторые этот образ Богородицы называют «Что Тя наречем», но такое наименование совершенно неправильно.

Кроме 6-го марта, празднование этому образу совершается еще в неделю Всех Святых.

7 марта

Икона «Споручница грешных»

Название этой иконы принадлежит к числу трогательнейших среди наименований икон Богоматери. Поручительница за грешных! Какая глубочайшая мысль заключена в этих словах!.. Люди согрешили. Люди праведным судом Божиим признаны достойными наказания, гибели. Но есть за них в высоком небе неусыпающая Ходатаица: Богоматерь борется за их спасение. Она выискивает способы привести человека к покаянию. Когда человек и не думает еще об исправлении, Она поручается Богу, что человек исправится... И что победит: человеческое ли ожесточение, или милующая и ведущая людей ко спасению благодать Богоматери? Изображение иконы Богоматери Споручницы грешных таково: Богоматерь изображена по пояс, левой рукой Она держит Божественного Младенца, Который обеими ручками Своими сжимает правую руку Богоматери, как это обыкновенно делается при заключении сделок. В четырех углах иконы написано: «Аз Споручница грешных к Моему Сыну; Сей дал Мне за них руце слышати Мя выну, да тии, иже радость выну Мне приносят, радоватися вечно чрез Меня испросят». Сколько утешения, сколько счастливых обещаний для верующих в этих словах, что Христос «дал руце», то есть торжественно заверил Свою Мать, что всегда будет внимать мольбам Ее!

Происхождение иконы неизвестно. Полагают, что мысль об изображении иконы Споручницы подали слова одного из акафистов Богоматери: «Радуйся, руце Твои в поручении о нас Богу приносящая!» Появилась икона в Орловской епархии, в Николаевском-Одрине монастыре. Долго икона эта оставалась без внимания. Она стояла в часовне за монастырскими воротами среда других старых икон и от времени так почернела, и столько на нее насело пыли, что изображение было еле видно, а надписи и совсем нельзя было разобрать.

Летом 1844 года явилась в Одрин монастырь купеческая жена Почепина с двухлетним сыном. Мальчик этот был подвержен ужаснейшим припадкам, и врачи не могли оказать ему никакой помощи. Почепина просила отслужить ей молебен пред иконой Споручницы, находящейся в часовне, — и мальчик получил мгновенное исцеление. Затем совершились другие чудеса. Икона стала почитаться чудотворной.

Икона была омыта, причем обнаружилась знаменательная на ней надпись, затем торжественно перенесена из часовни в церковь.

Скоро в городе Карачеве и в Орле появилась холера. К иконе Споручнице грешных в Одрин монастырь стекались не только здоровые, но и заболевшие. Несмотря на страшную заразительность болезни, никто из приходивших не умирал. Орловские жители пожелали принести икону к себе, и тогда холера в Орле совершенно прекратилась. Недавно в Одрине монастыре в честь иконы воздвигнут каменный трехпрестольный храм.

Икона «Споручница грешных» в Москве

Этот образ Богоматери находится в Москве, в церкви св. Николая, что в Хамовниках. Он — точная копия с иконы Споручницы грешных, находящейся в Николаевском-Одрине монастыре, и так же прославился чудесами, как и его первообраз. В Москву этот список попал при следующих обстоятельствах.

В 1846 году Смарагд, иеромонах Одрина монастыря, был послан в Москву для приобретения ризы на чудотворную икону Богоматери Споручницы грешных и для сбора пожертвований на монастырь. В Москве он остановился в приходе Николо-Хамовнической церкви и нашел сердечный прием у подполковника Димитрия Николаевича Бонческула. В благодарность за гостеприимство подполковнику был прислан из Одрина монастыря сделанный на липовой доске точный снимок с чудотворной иконы в том же виде и той же меры, как и подлинник. Д. Н. Бонческул с благоговением поставил этот образ в домашнем иконостасе с другими иконами.

В следующем 1847 году Бонческул рассказал однажды своему знакомому московскому священнику о чудесах от Одринской иконы Споручницы грешных. Тот в свою очередь передал о слышанном своей сестре, страдавшей от простуды жестокой болезнью спинного мозга. Болезнь ее не поддавалась лечению даже лучших московских врачей. Больная, потеряв надежду на излечение, просила принести список с иконы Споручницы грешных к себе в дом. Пред этим образом она выслушала всенощное бдение и акафист Покрову Богородицы и тотчас же почувствовала облегчение, а вскоре и совершенно выздоровела. Это — первое прославление сего образа.

В 1848 году, когда наступил день Светлого Христова Воскресения, Бонческул был поражен тем, что икона Споручница грешных неожиданно сделалась блестящей и как бы стеклянной, а потом на ней появились капли какой-то жидкости, похожие на дождевые капли. Он позвал свою дочь. Та сняла несколько капель жидкости и когда помазала ими лоб себе и отцу, то оба они почувствовали благоухание и ощутили маслянистое вещество. Эти маслянистые капли являлись и в следующее время и действовали на больных исцеляющим образом.

Вскоре после этого, 30 мая 1848 г., подполковник пожертвовал прославившийся образ Богоматери в свою приходскую Николо-Хамовническую церковь, где образ был помещен на аналое, близ левого клироса. Со всех сторон стали стекаться больные, молились пред ним и получали исцеления. Диакон стоял при иконе, отирал влагу хлопчатой бумагой и затем раздавал ее народу.

Когда на время прекратилось чудесное истечение из иконы маслянистой жидкости, в алтаре храма св. Николая стали происходить другого рода чудесные явления.

Квартальный надзиратель Блоцкий, квартира которого была прямо против алтаря Николо-Хамовнической церкви, второго июня, ночью, с 11 до 2 часов утра наблюдал через окно церкви в алтаре необыкновенное блистание, как бы игру света. Эти явления в одно и тоже время повторялись и в следующие дни, и их видели очень многие. Явления огня или света представлялись в виде звезд, которые то казались более или менее тусклыми, то постепенно принимали яркий блеск, то исчезали совершенно, то снова появлялись. С четвертого июня снова показались в большом количестве на образе маслянистые капли.

Об этих явлениях было донесено покойному митрополиту Филарету. Владыка предписал: «а) икону оставить в церкви на месте, где она поставлена; b) молебствия для желающих не возбранять, c) но из церкви икону до усмотрения, без особого разрешения, не выносить». Кроме того, он приказал приходскому священнику и местному благочинному тщательно за всем наблюдать и доносить о всем ему. и Эти необыкновенные явления привлекли множество народа, который не отходил от Николаевской в Хамовниках церкви ни днем и ни ночью: днем оставался для совершения молебствий пред иконой Богоматери Споручницы грешных, а ночью — для наблюдения за появлявшимся в алтаре светом.

Полиция полагала, что явления света в алтаре храма происходят от лампады, горевшей пред чудотворной иконой, так как свет ее, падая на окно прямо против горнего места, мог отражаться на стеклах окна и производить разные цвета. Ввиду этого она потребовала, чтобы окно было отворено, а лампада погашена.

Однако и после того, как было исполнено требование полиции, явления света не прекратились. При дальнейшем исследовании были установлены следующие два факта, окончательно доказавшие неосновательность предположений чиновников. Во-первых, лампада с иконой Богоматери находилась не в алтаре, а в стороне от царских врат, близ левого клироса; кроме того, она отделялась от алтаря, где происходили явления света, непроницаемым для света иконостасом с местными иконами. Во-вторых, царские врата были резные, но завеса, которой они задергиваются, была настолько плотна и тверда, что не могла пропустить в алтарь тихого и малого света лампады даже в том случае, если бы лампада находилась прямо против царских врат.

Столь же неосновательным было и другое предположение о свете в алтаре, как отражении лунного света. С одной стороны, наблюдения показали, что в некоторые лунные ночи в алтаре не было явлений света, а в пасмурные ночи, когда никаких отражений луны и не могло быть, в алтаре появлялся свет. А с другой стороны, необходимо принять во внимание и то, что в лунные ночи свет луны обыкновенно падает на предмет в одном направлении только в известное время, а тут луна уходила далеко за церковь, но явления продолжались и казались то тусклыми, то яркими звездами.

Эти явления света прекратились только 10 июня.

Прославлению иконы Богоматери Споручницы грешных способствовали не только вышеприведенные чудеса, но также и многочисленные исцеления от холерных заболеваний в том же 1848 г. Приведем из них лишь некоторые.

Московский купец Н. П. Кудаев, имевший свой дом в приходе Николаевской в Плотниках церкви, 29 июня заявил, что его 12-летний сын Иван сильно страдал припадками холеры. Два доктора отказались продолжать лечить. Отец отслужил молебен в Николо-Хамовнической церкви пред иконой Споручницы грешных, помазал своего сына маслом из лампады от иконы, и тот выздоровел.

Подобный чудесный случай был и с сыном капитанши С. Н. Тимирязевой, Дмитрием. Этого 10-летнего мальчика, по словам матери, привезли из пансиона домой почти полумертвым от холеры. Кисти рук его посинели, и ноги были сведены. Но мальчик выздоровел после того, как его помазали маслом из лампады Богоматери Споручницы грешных.

Получали исцеление от сей иконы и взрослые.

Д. И. Черняев, поручик Угличского егерьского полка, в июле 4 дня страдал холерой. Страдания были велики: все его тело потемнело, язык стал тупеть. Помощь докторов была бессильна облегчить страдания больного. Тогда он, оставив лекарства, стал пить св. воду и обтирать себя хлопчатой бумагой с елеем от иконы Споручницы грешных и вскоре выздоровел.

А вот еще чудесный случай. 21 июля жена капитана А. П. Ушакова, Мария Павловна, заявила о следующем. Приехав из Ярославля в Москву, она посетила Николо-Хамовнический храм и, увидев икону Богоматери Споручницы грешных, подумала, что она не древнего письма и поэтому от нее не могут совершаться чудеса. Все же она взяла масла из ее лампады и вернулась домой. Там с ней сделались страшные припадки холеры, продолжавшиеся с 12 часов ночи и до 5 часов утра. Тогда она выпила масла, взятого из лампады, и помазала им свое тело; в то же время она стала мысленно молиться пред иконой Богоматери Споручницы грешных и просить прощения за грех неверия. Владычица услышала ее молитву: больная тут же почувствовала облегчение и вскоре выздоровела.

От иконы Богоматери Споручницы грешных получали исцеление не только холерные больные, но и одержимые припадочными и другими болезнями.

Припадками страдала, напр., Евфимия Павлова (26-ти лет), крестьянка деревни Мироновой, прихода села Обухова Клинского уезда. Когда она узнала, что ее повезут в Москву к иконе Споручницы грешных, то до того перепугалась, что убежала в лес. Оттуда ее едва могли привести домой и уже связанную повезли в Москву. Когда оставалось всего версты 2 до Москвы, Евфимия начала плакать и рыдать. 23 июня ее привели в Николо-Хамовнический храм к образу Богоматери. Здесь она почувствовала себя как бы в огне. То же с ней повторилось и 24-го числа, но с 25 июня она почувствовала облегчение и скоро совершенно выздоровела.

Некая М. П. Стрекалова настолько сильно страдала болезнью желудка, что должна была лежать в постели. В это время навестила ее двоюродная ее сестра. Последняя принесла с собой масло из лампады Богоматери Споручницы грешных и посоветовала помазаться им. Стрекалова исполнила совет своей двоюродной сестры и скоро выздоровела. Вскоре после этого заболели коклюшем ее дети, и из них особенно сильно страдал ее двухлетний сын. Доктор посоветовал поставить к горлу ребенка пиявок, но одна из них прокусила артерию. Кровь брызнула фонтаном. Доктор испробовал все средства, чтобы остановить ее, но не мог. Малютка настолько ослаб, что не открывал уже глаз; с минуты на минуту ждали его смерти. Тогда мать вспомнила о чудесной помощи, которую ей самой оказала Божия Матерь. Стрекалова решилась снять пластыри и перевязки с больного и приложила к его ране хлопчатую бумагу с елеем от иконы Богородицы Споручницы грешных; кровь тотчас унялась, и ребенок вскоре выздоровел.

Наконец, приведем еще один чудесный случай, на котором необходимо остановиться несколько подробнее.

В деревне Начатиной, близ подмосковного села Коломенского, жил крестьянин Егор Куренков. Хотя он и исповедывал православную веру, но в душе от нее был довольно далек: он постоянно мучился тяжкими сомнениями относительно веры. В поисках за разрешением своих сомнений и недоумений он ходил даже в стародубские раскольнические монастыри и слободы. Ходил он также на поклонение святым в Киев, бывал и на далеком севере, в Соловецкой обители, и вступал в беседы с отшельниками о вере и благочестии. Однако он до тех пор не мог искренно и глубоко увериться, пока не вразумил его Сам Господь.

У него был сын Семен, который опасно заболел. Испуганный отец пришел к священнику и просил причастить своего сына. На вопрос священника: чем сын его болен? — отец зарыдал и просил возможно скорее причастить Семена, так как он очень плох и находится без памяти: ничего не говорит и ничего не чувствует. Священник взял Св. Дары, а также захватил с собой и некоторые лекарства для приведения больного в чувство.

На пути к больному Куренков рассказал священнику о том, как заболел его сын. Третьего дня Семен с своей женой, дети и работники были в поле. День был жаркий. Когда к полдню окончили полевые работы, то все вернулись домой обедать. Не пришел только один Семен: он лег на сено в сарае. После обеда все заметили в нем перемену в лице. Подумали, что у него болит голова, и поэтому оставили его в покое до вечера. Вечером его нашли в таком же состоянии и перенесли в дом. С того времени он спал, не просыпаясь, и теперь только пробудился. Хотя он и смотрит, но ничего не видит, и глаза его совершенно неподвижны. Он никого не узнает и ничего не понимает. Его зовут, но он не откликается и остается неподвижным. Вот уже третьи сутки, как у него во рту ни крохи не было! Рта он не открывает; хотели насильно разжать, но не могли.

Рассказывая все это, отец рыдал и как бы не слышал слов утешения.

— Как мне не плакать, — говорил он сквозь слезы, — ведь у меня только два сына и есть. Крестьянин только и красен детьми. Они наша радость, наша опора под старость. Если бы я мог предвидеть такое горе, погодил бы и женить его. А как его жена-то убивается!

— Не горюй, — утешал его священник, — Бог милосерд; Он все на пользу нашу строит. Его пути для нас неведомы и непостижимы! В жизни нашей много скорбей и болезней, но не всякая болезнь ведет за собой смерть!

— Я более скорблю, батюшка, о том, как бы не утратить сына без покаяния. Он опасно болен, а то пусть совершилась бы над ним святая Божия воля.

Отец и священник вошли к больному. Он все так же был без памяти. Все старания священника привести Семена в чувство были напрасны: от спирта больной, например, и не поморщился, хотя дышал через ноздри. Священник заявил, что больного невозможно ни исповедывать и ни причащать, так как он находится в бесчувственном состоянии. Родные горько заплакали.

— Жалею, скорблю и я, — сказал духовный отец, — что не могу над ним исполнить христианского долга — исповедать и приобщить его Св. Христовых Таин. Но, други, не унывайте; предадим его в волю Божию. Эта болезнь, может быть, и не к смерти, а к славе Божией!

— Что вы, батюшка, хотите сказать этими словами? — спросил отец Семена: — «болезнь не к смерти, а к славе Божией».

— Послушайте! Скажите мне, как пред Богом, откровенно: ты и семейство твое хотя в церковь и ходите и принимаете таинства, но сердцем все-таки далеки от нее, вам более нравятся обычаи и обряды раскольников... Это правда?

— Правда, батюшка.

— Ты, Егор Семенович, хотя много путешествовал по святым местам и немало насмотрелся на обряды и службу церковную и на жизнь наших великих отшельников, но ты еще очень далек от того, чтобы всем сердцем и всею мыслию своею утвердиться в православии, а особенно в почитании св. икон не только древнего, но и нового письма; ты веришь, что будто бы благодать исцелений подается только от икон древних темного письма; — это правда?

— Правда.

— А слышал ли ты, что в московском Николо-Хамовническом храме уже две недели, как от святой иконы Богоматери Споручницы грешных, новой, живописной, не более трех лет написанной, очень многие больные, с верою к ней притекающие, получают исцеления?

— Нет, батюшка, из нас еще никто не слыхал.

— Поверуйте, что не одни только иконы старого письма имеют благодать исцелений, но и новые живописные иконы не лишены ее: и они являют свою чудотворную целебную силу тем, кто с искренней верой прибегает к ним. На утро с верой поезжайте в Хамовники к Владычице Небесной, и, по вере вашей, сын ваш будет здоров! Без веры же лучше не ездите, ибо труд ваш будет напрасен. Знаю и вижу, что тяжело вам согласиться на это новое предложение мое; страшен для вас этот новый путь, и сейчас я не могу требовать от вас на то согласия. Обдумайте его, спросите ваше сердце, помолитесь усерднее Богу, а между прочим больного попользуйте подручными средствами; обложите, если нет горчицы, хреном, а вечером кто-либо из вас приедет и скажет мне о последствиях болезни. Я со своей стороны постараюсь спросить докторов, находящихся при лагере кадетского корпуса, нельзя ли чем помочь вашему больному.

Поручив родных и самого больного воле Божией, священник, выходя из дома, сказал:

— Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии.

Сердечные слова священника заставили всех задуматься. Это было в субботу. В этот же день вечером к священнику приехал отец больного.

— Лучше ли больному? — спросил его священник. — Хуже, батюшка, — отвечал отец, — два раза переменяли хрен, но он не принес никакой пользы; как будто и не лежал у него на теле.

— Не позвать ли доктора?

— Не надо, батюшка; не за доктором и не за советом я к вам приехал, а за благословением завтра отправиться с больным в Хамовники к Споручнице Божией Матери.

— Но с верой ли?

— С верой; прошу только вас — благословите.

— Бог вас да благословит! Дай Бог Семену исцелиться от болезни телесной, а вам с семейством — от неверия. С вечера усерднее помолитесь Господу и Царице Небесной; Она, Владычица и Ходатаица рода христианского, никогда никому не отказывала, кто к Ней притекал с теплой верой. Дай обет написать такого же письма икону в ваш дом, и чтите, как залог вашей веры и вашего искреннего послушания православной церкви. Не скрою при этом от тебя, Егор Семенович, и того, что сказал мне доктор: он думает, что у больного воспаление в мозгу, и сомневается, доживет ли он до утра. Однако не теряйте присутствия духа и отправляйтесь с Богом. Бог не без милости. А болезнь эта да будет не к смерти, а к славе Божией.

С больным, совершенно ослабевшим к утру, поехали мать и отец. У Серпуховской заставы больному стало хуже. Родители его задумались: ехать или нет? А что, если сын умрет в Москве, оттуда не дозволят увезти, и придется сына похоронить на чужом кладбище? Они стояли в нерешительности и долго не переезжали заставу. Наконец, помолившись и перекрестивши сына, поехали дальше.

Когда они подъезжали к Хамовникам, в Николаевской церкви ударили к ранней обедне. Этот звон колокола отцу и матери показался радостным приветом. В церкви, полной народа, отец с трудом пробрался, чтобы попросить причетника помочь принести в церковь больного.

Едва больной коснулся церковного помоста, как сильно содрогнулся и почувствовал возвращение сил. Его привели к аналою, где лежал чудотворный образ Богоматери. Причетник три раза просил больного перекреститься, но тот молчал: хотя он и смотрел, но по-прежнему ничего не видел и не слышал. Тогда мать больного, взяв его руку и сложив ее пальцы для молитвы, перекрестила лицо его его же рукой и вместе с мужем наклонила его до земли. Родители приподняли Семена с пола и подвели к иконе. Больной бессознательно коснулся ее, и когда родители хотели вторично его перекрестить, он вдруг громко сказал:

— Я здоров.

При этих словах больной сам перекрестился.

Как велика была радость родителей! Они едва могли устоять на ногах. Заливаясь слезами, они пали пред образом Божией Матери и из глубины души возблагодарили Владычицу за исцеление сына, а потом, отслужив благодарственный молебен, простояли и литургию.

Исцелившийся захотел есть, и ему дали заздравную просфору. После того, как пропели херувимскую песнь, силы стали его покидать. Семен просил отца вывести его и накормить. Неохотно отец исполнил просьбу сына и накормил его. После этого Семен заснул.

Кончилась обедня. Исцелившийся Семен вместе с своими родителями вернулся домой, к удивлению и радости родных и знакомых: утром его увезли в Москву почти мертвого, а к полдню привезли совершенно здорового.

Так Семен избавился от своего телесного недуга, а родители его — от душевного недуга, или неверия. Не забыли они и обет, данный священнику, и написали икону Споручницу грешных.

В заключение скажем несколько слов о самой иконе Божией Матери Споручницы грешных. Согласно с Желанием Бонческула этот чудотворный образ и до сих пор остается не украшенным ризой, хотя желающих сделать ризу было очень много. Он в длину имеет 10, а в ширину — 8 вершков. Верхняя одежда Пресвятой Девы с покрывалом на голове розовая, а нижняя - голубого цвета. У Богомладенца же верхняя одежда зеленого цвета, а нижняя — белого.

Икона «Споручница грешных» в Забайкалье

Этот образ хранится в Троицком соборе города Троицкосавска Забайкальской области. Прислан он сюда подполковником Бонческулом через купца Молчанова.

Бонческул, посылая в феврале 1854 года этот образ Богоматери в Кяхту Молчанову, в объяснение своей посылки, между прочим, писал: «Есть много случаев, которых ум человеческий не может постигнуть. Воля Господа Бога Живого совершается там, где Ему угодно. По той непостижимой для нас смертных воле, было мне видение во сне — поставить копию с чудотворной иконы Споручницы грешных в ваш Троицкий собор... Я видел огненный столб над сим храмом, простершийся от купола храмового до небес, и был мне голос от стоящего близ меня чернеца, чтоб икону Споручницы грешных я внес в этот храм. Я спросил: «Что это за храм?» И в ответ сказано было: «Это Троицкосавский собор».

Как только этот верный список с иконы Споручницы грешных был получен и поставлен в соборе, от него стали совершаться чудеса. Были, как в Москве, необыкновенные явления света, озарявшего не только собор, но и соседнюю площадь, а также и многочисленные исцеления страждущих различными недугами. Было несколько случаев исцелений и язычников-бурят через помазание елеем, взятым из лампады, горевшей пред этим образом.

Все это послужило к скорому прославлению образа Богоматери. К нему на поклонение стали стекаться многочисленные богомольцы не только Забайкальской области, но и из других отдаленных мест Сибири. Впоследствии в честь этой иконы был устроен храм в верхнем ярусе Троицкосавского собора. Празднование этой иконе совершается еще 29 мая и в неделю Всех Святых.

Вообще нужно сказать, что в настоящее время списки с иконы Богоматери Споручницы грешных можно встретить почти по всей России и не только в церквах, но и в частных домах.


Корецкая икона Божией Матери "Споручница грешных"


Упомянем здесь об одном из них, который хранится в Ярославце Глуховского уезда Черниговской губернии: этот образ принадлежал известному страдальцу — генеральному судье Малороссии В. Л. Кочубею, казненному при Петре Великом.

Явление Богоматери прп. Павлу Препростому

У прп. Павла был ученик, который скончался, не раскаявшись во многих грехах. Преподобный усердно молил Бога и Божию Матерь открыть, в каком состоянии находится душа почившего.

Однажды во время молитвы св. Павел пришел как бы в исступление и увидел своего ученика, влачимого какими-то мужами. С головы до ног он был покрыт острыми каменьями и почти совсем потерял вид человеческий.

— Вот истинное изображение человека, не имущего одеяния брачна, которого участь в столь страшных чертах представляет Евангелие! — подумал тогда преподобный.

После видения он стал крайне сожалеть о гибельной участи своего ученика и еще с большим усердием начал молиться о его помиловании и по мере возможности раздавать бедным милостыню. Особенно же он усердно поминал своего ученика при совершении бескровной Жертвы Христовой.

Прошло немало лет, и преподобный стал уж старцем. Тогда он возложил на себя особый пост с усердной молитвой и просил Владычицу Небесную, чтобы исходатайствовала Она у Сына Своего прощение во всех грехах его ученику. Через некоторое время ему явилась Богоматерь и спросила:

— О чем ты, старец, сетуешь и скорбишь?

— Скорблю об ученике моем, — со страхом отвечал старец.

— Но не ты ли сам был причиной скорби твоей, когда просил Меня, чтоб видеть тебе ученика твоего?

— Да, — сказал преподобный и продолжал: — прости, Владычице, но я никак не думал видеть его в столь жалком состоянии, и это-то беспрестанно мучит меня; но не презри моления раба Твоего и ради меня недостойного помилуй и пощади ученика моего.

— Будь отселе покоен: за столь многие труды твои и молитвы ты увидишь ученика своего.

Обетование Царицы Небесной исполнилось на другой же день: прп. Павел Препростый вторично увидел своего ученика, но уже не таким, как прежде. Вид его был исполнен живейшей радости и веселия. Обращаясь к своему бывшему учителю, он сказал:

— Благодарю тебя, отче святый! Твои молитвы за меня умилостивили Пресвятую Богородицу, и я по ходатайству Ее разрешен от уз греховных, которыми доселе был связан.

Услышав это, старец исполнился неизреченной радости. После этого Богоматерь еще явилась ему однажды и спросила:

— Знаешь ли, где теперь ученик твой?

И когда прп. Павел Препростый в умилении благодарного сердца исповедал пред Ней виденное и слышанное им от ученика, Она сказала:

— Не переставай, однако же, и теперь молиться о нем, подавая милостыню и поминая его при бескровной Жертве: ибо поминовения и милостыня много помогают умершим.

8 марта

Явление Богоматери прп. Лазарю Муромскому

Прп. Лазарь Муромский подвизался на восточном берегу Онежского озера, при впадении в него реки Муромки. Около 1360 года здесь ему явилась икона Пресвятой Богоматери Одигитрии, стоящая на воздухе, и от нее был слышен голос:

— Призрю на смиренные рабы и на это место; повелеваю тебе: построй здесь церковь во имя Успения Богородицы.

Тотчас после этих слов икона Богоматери спустилась на руки преподобного.

В другой раз преподобный на том же самом месте увидел благообразных видом мужей, ходящих в сиянии неизреченного света и беседующих между собой. Посреди их на возвышенном месте, где ныне стоит церковь Успения, находилась Жена, блистающая золотом. Святые мужи подходили к Ней с молитвой и кланялись.

Преподобный Лазарь исполнился великой радости от этого видения. Он пал пред иконой Владычицы Одигитрии и со слезами молился. Потом, отправив утреню, он еще на рассвете с пением 118 псалма понес образ Богоматери на место чудесного явления и там поставил его у дерева. Затем, помолившись, он возвратился в свой шалаш, говоря:

— Се покой мой, зде вселюся во веки.

Вскоре прп. Лазарь здесь основал Мурманский, или Муромский, монастырь и построил церковь во имя Успения Божией Матери. Здесь же он и скончался (8 марта 1391 года) в глубокой старости, имея 105 лет от роду. Основанная им обитель существует и до сих пор.

О вышеприведенных чудесных явлениях Богоматери прп. Лазарь сам рассказал в своем предсмертном завещании.

9 марта

Албазинская икона, именуемая «Слово плоть бысть»

Чудотворный образ Богоматери «Слово плоть бысть» принесен в Албазин иеромонахом Ермогеном в 1666 году из Киренского острога. Через несколько лет Ермоген вернулся в основанный им при Киренском остроге Троицкий монастырь, а чудотворный

образ оставил в Сретенске. Преосвященный Вениамин, назначенный управлять Камчатской епархией, в 1868 году привез эту икону в Благовещенск на Амуре, а один из его преемников, епископ Гурий, установил ежегодное празднование иконе «Слово плоть бысть» 9 марта по всей Камчатской епархии, а также еженедельное чтение пред этой чудотворной иконой Божией Матери акафиста с молебным пением.

Ввиду того что этот образ Богоматери изображает чревоношение Божественного Младенца, у многих верующих укоренился обычай молиться пред ним за матерей во время их чревоношения и болезней рождения. Одна молодая женщина по своей неосторожности подверглась преждевременному разрешению от беременности. В тяжких муках она ждала уже своей кончины. Муж ее, глубоко веровавший в благодатную силу иконы Богоматери «Слово плоть бысть», просил помолиться пред ней о благополучном исходе болезни. Владычица вняла усердной молитве за страждущую, и во время чтения акафиста эта молодая женщина благополучно родила ребенка.

Вообще этот чудотворный образ благоговейно чтится во всем Амурском крае. Эту Албазинскую икону иные называют еще Знамением, вследствие сходства ее изображения с изображением иконы, именуемой Знамение.

Трапезонтская икона

Трапезонтская икона Богоматери, по преданию, сама изобразившаяся на доске, приготовленной евангелистом Лукой, прославилась в Антиохии 9 марта 781 года.

10 марта

Свято-Ильинская икона

Как место, так и время явления этой иконы неизвестны. Некоторые ошибочно отожествляют ее с Чернигово-Ильинской иконой Богоматери, празднование которой совершается 16 апреля. В действительности же изображения этих икон в гравюрах и книгах далеко не одинаковы. Так, например, на Черниговской Ильинской Богомладенец благословляет правой рукой, а левую держит на коленах, тогда как на иконе Свято-Ильинской обе Его руки простерты без благословения. Или еще: на Черниговском-Ильинском образе как Божия Матерь, так и Ее Предвечный Младенец изображены в венцах, а на Свято-Ильинском образе венцов совершенно нет.

12 марта

Икона Лиддская, или Римская

Проповедническая деятельность св. апостолов Петра и Иоанна Богослова, до их отшествия на проповедь Евангелия вне пределов Палестины, сосредоточивалась главным образом в городах, близких к Иерусалиму. Между прочим они посетили и город Лидду, названный впоследствии Диосполем. Там они многих обратили ко Христу и воздвигли храм во имя Пречистой Богоматери. В то время гонение на христиан, после убиения св. архидиакона Стефана, на время прекратилось. Тиверий кесарь, слышавший многое о Христе, даже запретил преследовать христиан, о чем и упоминается в книге Деяний: «Церкви же по всей Иудеи, и Галилеи, и Самарии имеяху мир, и бяше той мир до кончины Тивериевы» (IX, 13).

Устроив общество новых христиан в Лидде, апостолы вернулись в Иерусалим и умоляли Богоматерь придти в Лидду, посмотреть храм и благословить его. Дева Мария на это отвечала им:

— Идите с радостию: Я буду там с вами.

Апостолы вернулись в Лиддский храм и в нем на одном из столпов его увидели изображение Богоматери, сделанное не человеческими руками. Лик Ее и одежды были изображены совершенно сходно с действительностью.

В IV веке римский император Юлиан Отступник, воздвигший гонения на церковь Христову, послал в Лидду своего сродника для уничтожения нерукотворенного образа Богоматери. Каменосечцы различными орудиями пытались стесать и вырубить это изображение, но краски лишь глубже врезывались внутрь столба. Это принудило их оставить свою безуспешную работу.

Весть об этом чуде и о других бесчисленных знамениях от иконы быстро распространилась по всем концам вселенной, и отовсюду в Лидду стали стекаться верующие для поклонения нерукотворенному образу Богоматери.

В VIII веке Константинопольский патриарх Герман (714—730 гг.), прежде чем принять патриаршество, прибыл в Иерусалим на поклонение Гробу Господню и, посетив Лидду, приказал снять список с нерукотворенного образа Божией Матери на доске. Этот список он привез в Константинополь и хранил его, как драгоценную святыню, молясь пред ним ежедневно. Когда вспыхнула ересь иконоборческая, патриарх Герман был низложен со своей кафедры и с бесчестием изгнан из храма еретиками за свою ревностную защиту иконопочитания.

Рассказывают, что во время своего изгнания патриарх почувствовал свою скорую кончину. Он, написав письмо к папе Римскому Григорию и вложив его в доску иконы, пустил самую икону в море и со многими слезами воскликнул:

— Гряди, Владычице, и спасайся ныне не от Ирода в Египет, но от звероименитого врага (разумеется Греческий император иконоборец Лев Исаврянин) в Рим к благочестивым, дабы там укрыться с Предвечным Младенцем от мерзостных рук иконоборческих; прейди сие море великое и пространное плаванием безбедным.

На другой день икона чудесным образом достигла Рима. Папа св. Григорий II (715-—731 гг.) в ту же ночь был свыше извещен о ее прибытии. На утро он вышел вместе с духовенством своим на берег моря и увидел икону Богоматери стоящей на воде при устье реки Тибра. Икона невидимой силой была поднята и опущена на простертые руки папы. С великой радостью св. Григорий понес образ в город, размышляя и удивляясь чудным делам Божиим. Но он был еще более удивлен, когда нашел письмо св. Германа и из него узнал, что икона пущена на воду только накануне. Икона торжественно была внесена в церковь св. Петра и поставлена внутри алтаря. Здесь Владычица подавала через Свой образ немало чудесных исцелений.

Через сто с лишком лет на Востоке было восстановлено иконопочитание и ересь была при императоре Михаиле (842—867 гг.) окончательно побеждена. В это время жители Рима были встревожены и удивлены неоднократными колебаниями иконы Богоматери. Во время одного служения папы Сергия (844—847 гг.) икона особенно сильно заколебалась. Потом на виду всех она снялась с своего места и над головами верующих вышла из церкви. Народ во главе с папой со скорбью проводил святую икону. Между тем, чудотворный образ спустился на воды реки Тибра и поплыл по морю. Тогда папа Сергий со слезами возопил:

— Увы нам, о Царица и Госпожа! Куда отходишь Ты от нас! Боимся, как бы и нас не постигла иконоборческая ересь, по причине которой Ты удалилась из Константинополя; и не посему ли самому Ты удаляешься из Рима? О, Всемогущая, доколе не укротишь еретической бури, возмущающей церковь Христову?

Долго римляне смотрели вслед за удаляющеюся иконой и разошлись только тогда, когда она совершенно скрылась с глаз. Папа Сергий приказал записать это чудо.

Св. икона вскоре прибыла в Царьград и остановилась у пристани против царских палат. Там взяли ее и принесли к царице Феодоре. У всех была мысль, что это одна из тех икон, которые были брошены иконоборцами в море с привязанными к ним камнями. Привязанный камень, очевидно, оторвался, и икона всплыла наверх.

Между тем, император Михаил и патриарх Мефодий (842—846 гг.) отправили в Рим послов с известием о состоявшемся в Константинополе поместном соборе, восстановившем иконопочитание. Вернувшиеся из Рима послы рассказали императору и патриарху о чудесном удалении иконы Богоматери из римского храма святого Петра. Тогда вспомнили о недавно обретенной у царских палат иконе, и у всех невольно возник вопрос: из из Рима ли она приплыла? Этот важный для верующих вопрос был разрешен римскими послами, прибывшими от папы к императору и патриарху в Константинополь. Когда им показали эту икону, они тотчас же не колеблясь заявили, что это именно и есть тот самый образ Богоматери, который не так давно чудесным образом удалился из Рима.

Тогда патриарх во главе с своим духовенством и в сопровождении императора и его сановников торжественно перенес образ Владычицы из царских палат на площадь Халкопратию и там поставил в храме Богородицы.

С этого времени этот чудотворный образ стал называться Римским, и ему установлено было празднование 26 июня, тогда как Лиддской иконе Богоматери праздновали 12 марта.

Предание говорит, что в Лидде был еще и другой нерукотворенный образ Богоматери. Находился там он в храме, который был воздвигнут Энеем, получившим исцеление от ап. Петра (Деян. IX, 32—35). Когда иудеи и язычники хотели отнять этот храм у христиан, он по приказанию правителя был заперт на три дня, чтобы явилось знамение для разрешения спора. Через три дня храм открыли и увидели в нем нерукотворенное изображение Богоматери.

Римская икона в с. Лукине Московской губернии

Эта икона Богоматери, именуемая Римской, принадлежит к числу местночтимых икон и находится ныне в Крестовоздвиженской церкви села Лукина Серпуховского уезда Московской губернии. Поставлена она в алтаре главного храма.

Римская икона в с. Лукине носит на себе все черты итальянской живописи. Богоматерь на ней изображена сидящей на круглом синеватого цвета шаре; в правой руке Она держит ветвь. Руки Богомладенца приподняты к плечу и в них длинное копье, на верху которого крест в форме орденского знака. Острием копья Спаситель пронзает главу чудовища, которое обогнуло земной шар; под ним надпись наподобие извивающейся ленты: «На кресте пригвождей Адамов грех, раздери рукописание согрешений наших». Наконец, вверху на этом образе изображен Господь Саваоф, окруженный херувимами.

Едесская икона

Прославилась она в Едессе 12 марта 411 г. Пред ней возносил свои молитвы к Богу св. Алексий человек Божий. Он 17 лет простоял на паперти Едесского храма среди нищих. Наконец, пономарь услышал от изображенной на храмовой иконе Богоматери голос:

— Введи в церковь Мою человека Божия, достойного Небесного Царствия, ибо молитва его, яко кадило, свободно восходит пред лице Божие.

Св. Алексий скончался в 417 году в Риме. Его тело обретено в 1216 году в Риме на горе Авентинской, где он был погребен. Там же был построен великолепный храм во имя св. Алексия, где и находится Едесская икона Богоматери, перенесенная в Рим еще в X веке.

13 марта

Молдавская икона

Она упоминается под 13 числом марта в гравюрах. Полагают, что это та же икона, которая теперь известна под именем Гербовецкой, сведения о коей помещены под 1 октября.

Другая икона Богоматери Молдавская, называемая еще Румынской, находится на Афоне, в Молдавском скиту; сведения о ней изложены под 12 июля.

14 марта

Икона Феодоровская-Костромская

Предание приписывает этой знаменитой иконе весьма древнее происхождение и написание, именно, называет ее написателем евангелиста Луку. Неизвестно, кем и когда принесена икона в Россию.

Уже в начале XII века стояла она в часовне у города Китежа. Великий князь Георгий Всеволодович, устраивая Китеж и радея о городе, желал перенести в него икону из часовни. Но никакими силами нельзя было сдвинуть ее с места. Поняв желание Богоматери, чтобы Ее икона была тут оставлена, князь Георгий устроил на этом месте монастырь, называемый Городецким, по близ лежащему городу Городцу (ныне Балахнинского уезда Нижегородской губернии).

Во время последовавшего затем нашествия Батыя Городецкая обитель наряду с другими русскими обителями сгорела и превратилась в груды развалин. Но среди этой гибели камня и железа чудесно на радость последующих веков сохранилась и была явлена деревянная икона.

Младший брат Александра Невского, князь Василий Костромской, впоследствии великий князь Владимирский, преследуя на охоте зверя, заблудился в лесной чаще. Это было 16 августа 1239 года. На одной сосне он увидал икону. Когда князь пытался снять икону с дерева, она внезапно поднялась на воздух. Пораженный этим чудом князь Василий по возвращении в город рассказал о своем видении духовенству и народу. Тогда народ двинулся к лесу и, действительно, нашел икону в указанном князем Василием месте. Все пали на колени, принося молитву Богоматери. Затем священники, сняв икону, отнесли ее в соборный храм. Вскоре к новоявленной иконе со всех окрестностей Костромы стали стекаться толпы народа. Жители видели, что в то время, когда князь охотился в лесу, какой-то воин в богатой одежде прошел по городу, неся в руках икону. Воин походил собой на изображение святого великомученика Феодора Стратилата, в честь которого был построен в Костроме собор. Поэтому икону и назвали Феодоровской. На месте явления ее, на берегу реки Запрудни, князь основал монастырь во имя Нерукотворенного образа Господня, празднование которому совершается в день явления Феодоровской иконы. Сюда ежегодно бывает из Костромы крестный ход. Как-то в Кострому пришли из Городца, разоренного татарами, несколько жителей, и тотчас узнали в соборе икону, раньше стоявшую у них.

Костромской собор сгорел, но на третий день икона Феодоровская найдена в пепле неповрежденной. Икона после этого была богато украшена, а вместо сгоревшего собора воздвигнут новый.

В 1260 году подступили к Костроме татары, и городу угрожало полное разорение. Всю надежду свою жители и князь возложили на Богоматерь и молили

Ее спасти город. Перед битвой князь вспомнил, что некогда великий князь Андрей Боголюбский, отправляясь на камских болгар, взял с собой чудотворную Владимирскую икону и с благодатной помощью Богоматери наголову разбил врага. По примеру Андрея, князь Костромской поднял из собора Феодоровскую икону и обнес ее по полкам. Когда вступили в битву, икону несли за войском, и священники на ходу пели молебны. Обе вражеские рати сошлись. Тут совершилось великое чудо. Ослепительные лучи света, ярче и жарче солнечных, засияли от чудотворного лика и, падая на татар, ослепляли и опаляли их. Татары в страхе обратились в беспорядочное бегство. В память этого чуда князь на том месте, где во время битвы стояла икона, утвердил крест. Само место это в народе, а также близлежащее озеро получили название «святых». Впоследствии у озера основалось селение, которое стали звать «Святая Весь».

Недолго спустя костромской собор снова загорелся. Когда бросились к чудотворной иконе, чтоб вынести ее, — увидали, что она стоит в воздухе над пламенем пожара. Народ, думая, что Богоматерь желает отнять икону у города за грехи жителей, с воплем молил Богоматерь не оставлять его. Тогда икона спустилась и, поддерживаемая невидимой силой, стала на земле посреди площади. Вскоре была построена для иконы небольшая деревянная церковь, замененная потом каменной.

Имя Феодоровской иконы связано с избранием на царство царя Михаила Феодоровича, совершившимся в 1613 году. Из Москвы было послано в Кострому торжественное посольство из духовенства, бояр и всякого звания людей. Посольство несло с собой Владимирский образ Богоматери и икону московских чудотворцев. В Костроме посольство было встречено сонмом духовенства с Феодоровской иконой, и все отправились в Ипатиевский монастырь, где юный Михаил проживал со своей матерью, старицей Марфой.

В соборном храме происходило «умоление» Михаила на царство. Юный Михаил отказывался от этого тяжкого ига, и мать его ни за что не хотела отпустить его. На все мольбы она осталась непреклонна. Наконец, бывший во главе посольства архиепископ Рязанский Феодорит взял на руки Владимирскую икону, а Авраамий Палицын, келарь Троицкого монастыря, — икону чудотворцев московских и твердо сказали ей: «Для чего же иконы Пресвятой Владычицы и московских чудотворцев шествовали с нами в отдаленный путь? Если нас не слушаетесь, то ради Богоматери и великих святителей склонитесь на милость и не прогневайте Господа Бога». Против таких слов не могла устоять старица Марфа. Она упала ниц пред Феодоровской иконой и произнесла: «Да будет воля Твоя, Владычице! В Твои руки предаю сына моего: наставь его на путь истинный, на благо Себе и отечеству!» Михаил упрашивал мать не соглашаться, но, наконец, и он должен был уступить. Тут же он был провозглашен царем самодержцем.

В память и в день этого события, 14 марта, установлено ежегодное празднование. Михаил Феодорович взял с собой в Москву список с иконы и поставил его в придворной церкви Рождества Богородицы, что на Сенях. Он вообще благоговел пред Феодоровской иконой. В 1636 году он поновил на ней живопись и богато украсил ее. Костромскому собору он даровал большие льготы, велел давать из таможенных костромских доходов семь пудов воску на неугасимую свечу пред иконой. Наказал костромскому духовенству служить молебны пред иконой, а воеводам на крестные ходы наряжать для торжественности стрельцов и пушкарей.

4 мая 1636 года, при освящении обновленной иждивением царя иконы, получил мгновенно исцеление стоявший в народе юноша Моисей, который страдал падучей болезнью и тело которого опухло и покрылось струпьями.

В 1834 году был в Костроме для поклонения Феодоровской иконе генерал-лейтенант Иловайский и рассказывал о чуде, бывшем с его дедом, казацким атаманом. Этот дед его был взят в плен горцами. В томлении плена во сне ему было открыто, что он получит избавление благодатью Феодоровской иконы. Ему велено было без всякой боязни бежать. Действительно, ему удалось незаметно скрыться. Некоторое время он скрывался от погони в дубе; 600 верст шел пешком, кормясь плодами и кореньями. Все это время он читал тропарь Феодоровской иконе. Наконец, он пришел в свой город Черкасск. Из дома он ходил пешком в Кострому на богомолье к Феодоровской иконе, тут снял с нее список, донес его пешком до Москвы, там покрыл икону золотой ризой и вернулся с ней домой.

Феодоровская икона пребывает в костромском Успенском соборе. Ежегодно с ней совершаются крестные ходы: в Троицын день в Ипатиевский монастырь и 16 августа в Спасо-Запруденскую церковь, на место ее обретения. Празднество ей совершается два раза в год: в Успенском соборе 14 марта, в память прекращения смуты на Руси, и 16 августа на месте явления иконы.

Икона Феодоровская-Городецкая в Московском Кремлевском дворце

В московском Кремле, в придворной церкви Рождества Богородицы, хранится список с подлинной чудотворной Феодоровской Костромской иконы Богоматери, принесенный в Москву Марфой Ивановной, матерью царя Михаила Феодоровича, в 1613 году. Начиная с этого времени, в указанной церкви пред Феодоровской иконой ежегодно праздновался день восшествия на престол Михаила Феодоровича Романова. Уставами московских патриархов это празднование было во всех отношениях уравнено с праздником Благовещения. «В 14 день марта, — говорится в них, — св. О. Венедикта; в этот день празднуют Пречистой Богородице Феодоровской в память наречения государева. Если в постный день случится праздник этот, то накануне к часам благовест повседневный, а к вечерне звон с большим Успенским старым, когда бывает выход; ко всенощному благовестят и звон с большим же, а на самый праздник не часят (т. е. не звонят отдельно к каждому часу), благовест (бывает) до самой вечерни... Патриарх у праздника бывает, служит с властями, после обедни молебен бывает».

Это торжественное празднование 14 марта совершается в придворной церкви и до сих пор.

Феодоровская икона в Кашпире

В пригороде Кашпире Сызранского уезда Симбирской губернии к верховьям одного источника в летнее время пастухи пригоняли скот. Однажды они заметили над этим источником необыкновенное сияние, и это явление повторялось несколько дней подряд. Пастухи пошли на то место, откуда по-видимому исходил свет, и нашли там на камне образ Богоматери. Они дали знать о своем открытии жителям Кашпира.

Икону перенесли в приходской храм, но в первую же ночь она была чудесным образом возвращена на место своего явления. Ее вторично перенесли с крестным ходом в храм, и она осталась там. Когда же ее после хотели перенести в Сызранский соборный храм, то она опять была перенесена невидимой силой на прежнее место. Жители г. Сызрани, возревновав об иконе, перенесли ее снова не в собор, а в Вознесенский мужской монастырь, где она теперь и хранится. Во время этого перенесения получила исцеление одна крестьянская девица, страдавшая проказой на лице.

Явление этой иконы Богоматери последовало около 1713 года.

Феодоровская икона в с. Дмитровец

Когда в 1812 году возникла отечественная война, Сергий, епископ Костромской и Галицкий, 27 августа благословил этой иконой на брань полковника Антипа Ивановича Дункера, бывшего в Костромской дружине. В 1842 году наследники этого полковника по завещанию передали этот образ Богоматери в церковь села Дмитровец Юхновского уезда Смоленской губернии.

Она прославилась в 1848 году, когда в России свирепствовала холера. Жители села Дмитровец прибегли с усердными молитвами к Царице Небесной, и в их селе холеры совсем не было, хотя в соседних деревнях многие умирали.

Изображение Богоматери написано на кипарисовой доске. Икона украшена серебряной позолоченной ризой с драгоценными камнями. Она сравнительно небольших размеров: 9 вершков в вышину и 7 в ширину. На иконе есть надпись следующего содержания: «В знак Божия благословения и в залог будущих над врагом побед вручаю сию св. икону 3-му Костромскому пехотному полку. Сергий, епископ Костромской и Галицкий».

Феодоровская икона в Вознесенском Оршине монастыре Тверской епархии

Думают, что этот образ Богоматери приобретен игуменом Вознесенского монастыря, архимандритом Иосифом, который, как выборный от Тверской области, прибыл в Кострому вместе с посольством для призвания на царство Михаила Феодоровича.

В честь сей иконы в Вознесенском монастырском храме устроен придел.

Феодоровская икона в Тамбове

В 1869 году, 4 мая, этот образ пожертвован был в тамбовский кафедральный собор, а до этого времени был наследственным в доме Головниных. Он помещается над жертвенником в приделе св. Николая. Согласно распоряжению бывшего Тамбовского епископа Феофана, пред ним каждый год служится молебен, а пред этим — панихида по святителю Питириму.

Другие списки с Феодоровской иконы.

Мы ограничимся простым перечнем тех мест, в которых находятся местночтимые списки с Феодоровской иконы Богоматери. Вот они: Феодоровский монастырь Балахнинского уезда Нижегородской губ.; церковь святого Алексия митрополита, что в Нижнем Новгороде; Белевский мужской монастырь; церковь Феодоровской иконы Богоматери, что в Мокшанске Тамбовской губ.; слобода Ворожба Харьковской епархии; церковь святого Николая, что на Песке, и Троицкая церковь — обе в Ярославле. Довольно древний образ есть в Туле, в Боголюбской церкви. В Казани, в Троицкой церкви, икона поставлена Гермогеном, святителем Казанским, и считается чудотворной. В «Церковных Ведомостях» (1901 г. № 48) сообщалось, что житель города Ярославля, Иван Пешков, в 1687 г., по случаю исцеления рук и ног, сделал список в меру подлинной Костромской иконы, который был поставлен в особо созданном храме в честь сей иконы. Наконец, в Краснослободском Успенском женском монастыре Пензенской епархии есть также образ Феодоровской иконы Богоматери, пожертвованный купчихой г. Елатьмы Тамбовской губ. К. Кузнецовой.

19 марта

Икона «Умиление» Смоленская

Эта икона явилась в 1103 году и находится в Смоленске. Богоматерь на ней изображена с умилением взирающей на Богомладенца, Который возлежит на Ее одежде и держит в правой руке державу.

Другая икона «Умиление», находящаяся в Смоленске же, по преданию, принесена из Грузии, хотя неизвестно — кем и когда. Этот образ, прославившийся многими чудесами, ныне находится в церкви в Окопах, а прежде был в лагере воеводы Шеина, в течение 20 месяцев (1611—1613 гг.) удерживавшего полчища поляков от разгрома Смоленска.

Икона «Умиление» Святогорская

Она находится в Святогорском Успенском монастыре, в 100 верстах от Пскова, и являлась юродивому Тимофею в 1563 году. Образ Умиления вместе с иконой Одигитрии (см. 17 июля) с давних времен ежегодно, во вторую пятницу Петровок, приносится в город Псков, в кафедральный собор Живоначальной Троицы, а в следующий воскресный день обносится псковским духовенством кругом средней стены города. С 28 августа по 28 сентября этот образ пребывает в ближайших городах — Новоржеве и Опочке.

Икона «Умиление» в Любятовском погосте

Этот образ помещен в иконостасе церкви Любятовского погоста Псковской губ., где раньше был мужской монастырь, упраздненный в 1645 г. В 1581 г. эта икона была прострелена воинами Батория, напавшими на Любятовскую обитель.

Есть еще и другие иконы Умиления; о них сведения помещены под 28 мая, 8 июля и 7 октября.

22 марта

Ново-Сверженская икона

Этот образ Богоматери явился около 1500 года в лесу на дереве и ныне находится в построенной на месте явления каменной Ново-Сверженской Успенской приходской церкви Минской губернии. 22 марта 1638 года, когда в этой церкви крестили одного младенца, на вопрос священника: «Веруешь ли в Иисуса Христа», вместо кальвиниста-восприемника отвечал сам младенец: «Верую».

24 марта

Икона «Тучная гора»

Предание говорит, что около 200 лет тому назад эта икона была подарена гражданину Косьме Волчанинову настоятелем одного мужского тверского монастыря в благодарность за хорошо им выполненные внутренние работы в монастырском храме. Один из внуков Косьмы пренебрег этой наследственной иконой и, вероятно, вследствие ее ветхости вынес ее на чердак своего дома. Вскоре в доме возникла рознь. Невестка этого внука Косьмы была приведена в отчаяние оскорблениями со стороны мужа и родных и решилась на самоубийство. Она уже спустилась с крыльца, чтоб уйти в баню и там повеситься. Но вдруг пред ней стал неизвестный инок и сказал:

— Куда ты, несчастная, идешь? Воротись назад; помолись Божией Матери «Тучная гора», и жить тебе будет хорошо и спокойно.

В испуге бросилась она домой и все рассказала, не скрывая и своего намерения. Это было накануне Благовещения. В тот же день была на чердаке отыскана икона «Тучная гора», и пред ней приходской священник отслужил всенощную. С тех пор невестка обрела мир и спокойствие под кровом Владычицы Небесной. У Волчаниновых икона хранилась более 150 лет. Когда же прекратилась мужская линия наследников, образ перешел к единственной наследнице — Екатерине Васильевне Волчаниновой, вышедшей замуж за Георгия Ив. Коняева.

В доме Коняевых пред иконой Богоматери совершалась всенощная не только 24 марта, как прежде у Волчаниновых, но и 7 ноября. На поклонение этой иконе в их дом приходило с каждым годом все большее и большее количество богомольцев. Особенно часто приходили матери с своими больными детьми, и последние получали неоднократно исцеление при помазании их елеем от лампады. Получил однажды исцеление и священник села Буйлова Иоанн Богословский, страдавший болезнью глаз. Пред иконой постоянно теплились три лампады; благодарные почитатели украсили ее серебряной вызолоченной ризой.

Когда в 1863 году причт и староста Смоленской кладбищенской церкви решили устроить придельный храм для служения ранних литургий, к ним явился старец Коняев и просил устроить еще и другой придел во имя Божией Матери «Тучная гора». «У меня в доме, — говорил он, — эта икона находится более 50 лет; я теперь стар, сыновей у меня нет. Для св. иконы лучшее место в храме Смоленской Божией Матери, потому что место, на котором устроена эта церковь, в старину называлось «горою», как самое высокое место в городской части. На эту гору в прежнее время жители городской части во время наводнений (напр., в 1810 г.) сносили свое имущество и здесь спасались сами от погибели. Пусть же Царица Небесная «Тучная гора» почивает Своей благодатию на этой горе и покрывает всех, здесь погребенных, Своей милостию».

Его просьба была исполнена: в 1865 году была начата, а в 1866 году окончена постройка второго придела. 15-го июля старик Коняев имел счастье своими руками принести с крестным ходом св. икону в Смоленскую церковь в устроенный для нее придел, а 16-го июля — присутствовать при освящении этого придела епископом Старицким Антонием. После этого Коняев прожил еще два года и в 1868 году скончался 97-летним старцем.

Празднование иконе Богоматери «Тучная гора» совершается три раза в году: 24 марта — в память избавления невестки Волчанинова; 16 июля — в память освящения придела ее имени и 7 ноября, — может быть, в воспоминание перенесения этого образа из монастыря в дом Волчанинова.

На иконе «Тучная гора» Богоматерь изображена на полукруглой возвышенной горе; на левой руке Она держит Предвечного Младенца, благословляющего десницей. Глава Ее украшена короной, а в правой руке находится небольшая гора, на которой виден верх храма с куполами и крестами.

Чудо от иконы в Киево-Печерском монастыре.

Два знаменитых киевлянина, Иоанн и Сергий, однажды заключили в Печерской церкви пред иконой Богородицы друг с другом союз духовного братства.

Через много лет Иоанн заболел и почувствовал приближение смерти. Призвав блаженного Никона, игумена Печерского, он при нем раздал свое имение нищим. Только 1000 гривен серебра и 100 гривен золота были оставлены им в наследство пятилетнему его сыну Захарии. Воспитание сына он поручил другу своему Сергию и ему же заповедал передать наследство Захарии, когда тот достигнет совершеннолетия. Захария достиг 15-летнего возраста и обратился к Сергию за наследством, но тот, наученный диаволом, задумал присвоить наследство воспитанника себе.

— Отец твой, — говорил он отроку, — все свое имение отдал Богу. У Него и проси себе серебра и золота. Если Он должен тебе, то отдаст. Я же не должен ни тебе, ни отцу ни одной монеты. По неразумию своему твой отец все деньги свои раздал в виде милостыни и тебя оставил нищим.

Юноша зарыдал. Он умолял Сергия возвратить половину, треть или, наконец, хотя десятую часть денег, но, несмотря на все эти мольбы юноши, Сергий не отдал ничего.

— В таком случае, — сказал тогда Захария, — если ты действительно ничего не брал от моего отца, то пойди и поклянись мне в этом в Печерской церкви пред иконой Богоматери, пред которой ты заключил братский союз с моим родителем.

Сергий в своем ослеплении хотел исполнить желание Захарии: он уже поклялся пред иконой в том, что не брал от его отца никаких денег, и намеревался облобызать образ, как вдруг почувствовал, что невидимая сила не допускает его к образу. Он поспешил удалиться и в дверях храма закричал:

— Преподобные отцы Антоний и Феодосий! Не дайте меня погубить сему грозному ангелу, но молитесь за меня Пресвятой Госпоже Богородице, да прогонит от меня многих бесов, которым я предан. И пусть возьмут серебро и золото, спрятанные в горнице моей.

Этот неистовый вопль привел в ужас всех присутствовавших. С тех пор в церкви Печерской были запрещены клятвы пред иконой Божией Матери.

В комнате Сергия нашли сосуд, в котором оказалось вдвое большее наследство: 2000 гривен серебра и 200 гривен золота. Захария не взял этого наследства, но передал его игумену Иоанну в полное распоряжение, а сам принял иночество в Киевском монастыре. На эти деньги в обители была потом построена церковь Иоанна Предтечи.

25 марта

Древние и чудотворные иконы Благовещения Пресвятой Богородицы

Хотя торжественное празднование дня Благовещения началось в IV веке, но иконы, изображающие это событие, появились в христианской церкви несравненно раньше. Уже в римских катакомбах, в усыпальнице святой Прискиллы, мы находим стенное изображение Благовещения, относящееся к началу II века: здесь бескрылый ангел преклонил колена пред Девой; одну руку он простер к Ней, а в другой держит свиток. Пресвятая Дева изображена сидящей, а на лице Ее ясно выражены удивление и страх.

В нашей церкви теперь архангел Гавриил обычно изображается с крыльями, причем в руках его райская ветвь, как символ радостного приветствия, а Богоматерь — сидящей или стоящей в храмине и читающей книгу, на которой иногда видна надпись: «Се Дева во чреве приимет» и т. д.

На древнерусских иконах, каковы, например, мозаическое изображение в Киево-Софийском соборе на двух столбах, поддерживающих алтарную арку, или в новгородской Борисоглебской церкви Антониева монастыря Благовещение изображено в другом виде: Пресвятая Дева держит в руках веретено, или початок, и прядет. В московском Успенском соборе или еще в Мироносицкой новгородской церкви — не Сама Богоматерь прядет, а девы, сидящие при Ее ногах, или дева, сидящая за Ней.

Устюжская икона Благовещения

Из икон Благовещения, прославившихся своей чудотворной силой, известны две, находящиеся в Москве: в Успенском собореУстюжская», см. 8 июля) и в церкви Благовещения, что на Житном царском дворе, в Кремле под горой, между Тайницкой и угловой водовзводной башнями.


"Благовещение Пресвятой Богородицы" (Московская) икона Божией Матери


Житницы эти примыкали к одной безымянной башне, служившей местом заключения преступников. Предание говорит, что сюда при Иоанне Грозном был заключен один оклеветанный воевода. Узник, перенося терпеливо свое несчастье, усердно молился о своем избавлении. И вот однажды ему явилась Богоматерь и приказала просить царя о свободе. Он не решался, боясь увеличить гнев царя. Тогда Царица Небесная вторично явилась ему и обещала Свою помощь. После этого воевода послал доложить о себе царю. Скоро за узником пришли посланные от царя. Подойдя к тюрьме, они были поражены, увидев на стене башни самописанную икону Благовещения.


"Благовещение Пресвятой Богородицы" (Московская) икона Божией Матери

Царь, узнав об этом чуде, освободил воеводу, а при образе приказал воздвигнуть деревянную часовню. Императрица Анна Иоанновна в 1731 году построила здесь храм таким образом, что внешняя стена башни с иконой стала внутри церкви южной стеной. Образ,этот, изображенный на штукатурке, украшен великолепным киотом и серебряной иконой. Башня служит ныне колокольней.

Виленская-Остробрамская икона.

Сведения о ней изложены под 26 декабря.

Боголюбская-Зимаровская икона.

Сведения о ней помещены под 18 июня.

26 марта

Мелетинская икона

Судя по названию, можно думать, что этот образ явился в известном городе Мелетине, в Армении; город этот был прославлен многими мучениками, и около него явилась другая икона, Миасинская (см. под 1 сентября), не сходная по изображению с первой. Мелетинская икона Богоматери некоторыми ошибочно отожествляется с Мальтийской.

31 марта

Иверская икона на Афоне

Царствование Греческого императора Феофила (IX в.) было временем сильнейших гонений на святые иконы.

Христиане, почитавшие иконы, были по распоряжению царя предаваемы пыткам. Иконы повсюду тщательно разыскивали, брали из храмов и, кощунствуя над ними, сжигали.

Недалеко от города Никеи жила богатая, благочестивая вдова с сыном. У нее была заветная святыня — чудотворная икона Богоматери. Для этой иконы она устроила у дома своего особую храмину, куда постоянно ходила молиться.

Царские сыщики, наряженные повсюду искать иконы, услыхали об этой святыне и, придя ко вдове, сказали ей: «Давай денег, или мы тебя, исполняя царскую волю, замучаем». Она просила их подождать до следующего дня. Те согласились. Но один из них во время разговора ударил.мечом по образу, и тогда из ланиты Богоматери, как бы из живого тела, истекла кровь. Долго вдова по уходе воинов молилась перед иконой на коленях, воздевая руки к небу, потом, обливаясь слезами, отнесла икону на морской берег и в порыве величайшей веры воскликнула:

— Богоматерь! Ты царствуешь над всеми тварями, власть Твоя безгранична. Ты сильна избавить образ Твой от потопления! — После этой молитвы благочестивая хранительница заветной иконы пустила ее по морю.

Каковы же были чувства ее, когда она увидела, что икона не упала на воду, а встала прямо, точно кем-то поддерживаемая, и понеслась по волнам к Западу!

Затем женщина та попросила сына своего оставить ее одну, чтобы принять смерть за иконопочитание, и умоляла его бежать в Грецию. Тот отправился в Солунь, затем перешел на Афон, принял там иночество и подвижничал в тех местах, где теперь устроена Иверская обитель.

От него афонцы услыхали рассказ матери его об иконе, пущенной в море. В течение 2 веков неизвестно было, где скрывалась заветная святыня. Однажды иноки афонской Иверской обители увидели в море достигавший до неба огненный столп. Пораженные изумлением перед чудом, они взывали громко: «Господи, помилуй!» Видение повторялось несколько дней и ночей подряд.

Из всех близлежащих монастырей сошлись иноки, и тогда все увидели с берега, что столп стоит над иконой Богоматери, но чем ближе подходили они к воде, тем далее уходила от них икона. Иноки собрались все в храм со своим настоятелем и со слезами молились Богу, чтобы Он дозволил им взять святыню.

В то время подвизался в этой обители старец грузин Гавриил. Жизни он был строгой, а нрава детски простого. Летом безмолвствовал он на вершине неприступных скал, зимой — сходил в обитель, одевался во власяницу, питался овощами, водой и походил на земного ангела.

Этому простецу явилась во сне озаренная дивным небесным светом Богоматерь и сказала: «Скажи настоятелю и братии, что Я хочу дать им Свою икону, Свой покров и помощь; потом войди в море, ступай с верой по волнам, и тогда узнают все Мою любовь и благоволение к вашей обители».

Старец передал свой сон настоятелю.

На другой день иноки с кадилами и лампадами, воспевая молебное пение, вышли на берег. Гавриил вышел в море. Поддерживаемый той верой, которая горами двигает, он чудесно прошел по волнам, как по суше, и принял среди моря святую икону.

Радостно встретили ее иноки на берегу, поставили на том месте часовню, три дня и три ночи совершали перед иконой молебствия, а после внесли икону в соборную церковь, где и поставили в алтаре.

На другой день монах, зажигавший лампады в храме, войдя в церковь перед заутреней, иконы не нашел. Она оказалась висящей над вратами обители. Ее снова внесли в храм, но еще две ночи повторялось то же самое.

Наконец, Богоматерь, явившись благочестивому иноку Гавриилу, сказала: «Объяви братии, что Я не хочу быть охраняемой вами, но хочу Сама быть вашей Хранительницей не только в земной, но и в небесной жизни. Я испросила у Бога милость Мою вам, и доколе вы будете видеть Мою икону в этой обители, до тех пор благодать Сына Моего к вам не оскудеет».

В благодарной радости иноки построили во славу Пресвятой Богородицы храм над вратами обители и поставили в нем икону, пребывающую там и доныне.


Икона называется «Портаитисса», то есть «Вратарница», или «Привратница», — от места, которое Владычица благоизволила выбрать для пребывания Ее иконы, по месту же явления иконы Ее в обители Иверской она называется «Иверской». Дивный символ, связанный с названием иконы, проникновенно выражен в акафисте Иверской иконе: «Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая!»


Множество преданий связано с этой иконой.

Один разбойник ударил ее мечом, и тогда из лика Богоматери потекла кровь, доселе видная на иконе. Разбойник раскаялся и среди братии Иверской обители в подвигах покаяния окончил свою жизнь.

Однажды персы под предводительством вождя Амиры на 15 кораблях приплыли к Афонской горе и окружили Иверский монастырь. Монахи, взяв из храма священные сосуды и икону Иверскую, заперлись в одной крепкой башне. Враги стали наступать на монастырь и, между прочим, опутав канатами столпы соборной церкви, старались разрушить их.

Иноки со слезами взывали к Богоматери о помощи. Вдруг поднялась страшная буря, и персидские корабли с находящимися на них. солдатами потонули. Остался в живых один Амира; он раскаялся, просил иноков молить Бога об избавлении его от погибели и пожертвовал много золота и серебра на построение монастырских стен, которые и были потом выведены гораздо выше прежних.

Часто бывало, что Богоматерь, как зоркая Привратница, не допускала войти в монастырь людям, оскверненным душевной нечистотой.

Однажды Иверскому монастырю грозил голод. Богоматерь явилась скорбящему настоятелю и послала его в житницу. Житница оказалась полной муки. Богоматерь чудесно наполняла пустые сосуды, умножала масло, овощи и избавляла обитель от пожара и смертоносной язвы.

В 1854 году множество иноков афонских оставило свои монастыри, так что из 40.000 человек монашествующих осталось на Афоне едва ли тысяча, и те хотели бежать.

Тогда Царица Небесная явилась многим пустынножителям и сказала: «Чего вы испугались? Все пройдет и окончится, и гора опять наполнится монашествующими. Пока Моя икона будет находиться в Иверском монастыре, ничего не бойтесь, живите в своих келиях; когда же изыду из монастыря Иверского, пусть каждый берет свою суму и идет, куда знает».

Знаменитый путешественник по святым местам (1723—1747 гг.) Борский, описывая икону Иверскую, говорит: «В сем прекрасном, при внутренних вратах монастырских созданном храме, в иконостасе, вместо наместной обычной иконы Богородицы, стоит некая святая и чудотворная икона, проименованная от древних иноков Вратарница, с великими очесами, держащая в левой руке Христа Спасителя, очернела множества ради лет, покровенна же вся, кроме лица, среброкованной позлащенной одеждой и, кроме того, упещрена многоценными каменьями и монетами золотыми от различных царей, князей и благородных бояр, дарованными за многая Ея чудотворения; идеже и российских царей и цариц, императоров же и императриц, князей и княгинь монеты златые и иные дары повешены видех моими очесы. Имать же еще святая оная икона знамение, или шрам язвы, на ланите, юже восприят древле от единого, иже прежде бысть неверный и именовашеся варвар и удари ножом от злобы и ненависти; последи же, егда узре, яко абие истече много крови, яже и доныне познавается, покаяся и верова, и бысть монах скитник, и спасся, и ныне именуется святый Варвар, и тамо изображен есть в преддверии черн, аки Моисей Мурин, но юнейший, и с прежними своими оружиями, с ножом, стрелами и луком. Сверху же святыя сея иконы есть покров с главою, осеняющею ради падения праха и ради украшения и великолепия, иже весь упещрен есть мелкими художнотворными и различновзорными кожами Маргаритными, от него же повешены суть пред святой, чудотворной иконой кандилы великие, иные от чистого сребра, иные же сребропозлащенны, числом четыренадесять. Низу же ея есть едина завеса, вся изрядно удобренная различными дарами многоценными благоговейных христиан, многоценными дарами малыми и сребропозлащенными наперсниками; не точию же сия, но и иные многие в том храме кандилы и дары многоиждивительны висят во славу и честь святой оной иконы и в память незабвенную неизреченных ее чудес. Предстательство и прилежное тщание храма сего и благоговейное служение иконе сей имеет един иеромонах, от всех прочих братий избран и определен, аки благоговейнейший, иже послушания ради оного, еже имать, от всех обще именуется приснопребывающий, понеже ино что не творит, точию там внутрь да пребывает множайшее время нощеденствия, украшая храм и имея тщание всегдашнее о предреченных четыренадесяти, иже пред иконой, кандилах, да не едино же от них когда угаснет, имущи к тому и свещу, на сребренном свещнице, неусыпно горящую, и поюще тамо правило и параклисию по вся дни и нощи и прислужащи общему седмичному, иже тамо приходит дважды в седмицу и литургисает в славу Божией Матери».

На исподней ризе Иверской иконы Богоматери находится следующая грузинская надпись: «О Владычице, Матерь человеколюбивого Бога, всенепорочная невеста Мария! Спаси душу господина моего Куаркуара, сына Кай Хозроя. Я же раб Твой благодарю Тебя, что Ты удостоила меня недостойного позолотить и украсить св. икону Твою Вратарницу. Се приношу Тебе малый дар; приими оный от мене грешного и в жизни сохрани меня непорочным, и в день исхода души моей заступи и невидимым сотвори рукописание грехов моих, поставляя и меня грешного одесную Сына Твоего и Бога, яко Ему подобает всякая слава со безначальным Его Отцем и всесвятым и благим и животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Внешний вид Иверской иконы Божией Матери изумительно величествен и даже строг.

По преданию, явление Иверской иконы совершилось 31-го марта, во вторник Пасхальной недели, по другим же известиям, она приплыла к Афону 27-го апреля. В Иверском монастыре празднование в честь ее совершается в пасхальный вторник, и тогда бывает крестный ход на берег моря, где принял икону отшельник и подвижник Гавриил.

Иверская икона в Свято-Озерском Валдайском монастыре Новгородской губернии

Монастырь этот лежит на том пути, которым в старину ездили из Москвы в Новгород. Знаменитый патриарх Никон, будучи Новгородским митрополитом, не раз проезжал тут и любовался величественным Валдайским озером, его живописными островами и окрестностями. Душе, любящей иночество, склонной к созерцаниям духовным, свойственно желание населить иноками всякое прекрасное место. Там, где природа как бы воспевает безмолвным гимном своего Творца, монахолюбивой душе хочется поселить птиц духовных, которые бы славили Бога непрекращающейся молитвой. Это желание запало и в душу Никона, восхищавшегося окрестностями Валдая. Вступив на патриарший престол, Никон привел в исполнение давно взлелеянный план. На одном из островов валдайских он основал мужской монастырь наподобие Иверского афонского и решил освятить новую обитель иконой Богоматери. Он послал, с разрешения царя Алексея Михайловича, на Афон опытных иконописцев. Они добыли там точнейший план Иверского афонского монастыря и сняли точную копию с первоначальной афонской иконы. В 1656 году новонаписанная икона была перенесена с Афона в Валдайский монастырь, и затем 15 августа было совершено с великим торжеством освящение монастырского соборного храма.

При следовании иконы в Россию совершилось необыкновенное событие, о котором передает Никон в своей книге «Мысленный рай».

У иноков Корнилия и Никифора не было денег, чтобы заплатить за переправу через Дунай лодочникам-магометанам. Они уже решили было вернуться на Афон, но во сне им явилась Богоматерь и успокоила их, уверив, что они благополучно совершат свой путь. Той же ночью Богоматерь явилась одному богатому греку Мануилу Константиеву и приказала ему помочь инокам. Грек заплатил за них нужную пошлину и отказался от дара, который Никон из благодарности впоследствии прислал ему. Но Богоматерь за усердие к Ней даровала ему великие выгоды в торговле.

Никон великолепно украсил икону, покрыл ее ризой из чистого чеканного золота, алмазами и сапфирами. Стоимость ризы, по словам самого Никона, была на тогдашние деньги около 44-х тысяч. На затворах ризы вырезана следующая надпись: «Лета 7164 (1656), марта в 1-ый день, при державе благоверного и христолюбивого великого государя и великого князя Алексия Михайловича всея Великия и Малыя и Белые России самодержца и присной его государыни, при благоверном и христолюбивом царевиче и великом князе Алексее Алексеевиче... сей образ чудотворный Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии Иверской принесен из Афонских гор и обложен бысть честным и многоценным камением и жемчугом, украшен верой, вниманием и повелением великого государя святейшего Никона, архиепископа царствующего града Москвы и всея Великия и Малыя и Белыя России и всея северныя страны и Поморья и многих государств патриарха, его государской келейной казной, и поставлен в его государеве патриарше строении, в монастыре Пречистой Богородицы Иверской, что в Новгородском уезде, на святе озере Валдае, Тоя Самыя Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и рождшегося от Нее бессеменно Христа Бога нашего на поклонение всем православным христианам вечных ради благ».

Размеры Валдайской Иверской иконы Богоматери: в вышину — аршин и четыре вершка, а в ширину 15 вершков. На полях иконы изображены 12 апостолов. Над Богоматерью изображены два ангела и помещена греческая надпись, означающая: «Вратохранительница Иверская, Милостивая». Помещается эта икона в соборном Успенском храме, под резным золоченым навесом. Празднование ей бывает в одно время с празднованием в честь Иверской иконы в Афонском Иверском монастыре — во вторник Светлой недели. В этот день вокруг монастыря совершается с Иверской иконой крестный ход.

Иверская икона в городе Моздоке Терской области

В конце XII и начале XIII века жила в Грузии святая царица Тамара. Она распространяла по Кавказу христианство, воздвигала много храмов в горах и ущельях Кавказа и снабжала их утварью и ризами. В один из этих храмов, находившихся около осетинского аула Марьям-Kay, она и прислала список с Иверской афонской иконы в дар новопросвещенным христианам. Писана была эта икона благочестивым человеком, который перед тем, как начать свою работу, постился шесть недель.

До 1768 года эта икона Богоматери сохранялась в Куртатинском округе. В этом месте она три раза чудесным образом выходила невредимой из пожаров. В 1768 г., по настоянию императрицы Екатерины II, осетины аула Марьям-Kay должны были выселиться из Куртатинского округа. Отправляясь в дорогу, они взяли с собой Иверскую икону. Путники-осетины заночевали на берегу реки Терека, у города Моздока. Всю ночь от святой иконы лился яркий свет, освещавший всю окрестность, а утром, когда переселенцы хотели продолжать свой путь, волы, запряженные в арбу (телегу), на которой помещалась Иверская икона, не могли двинуться с места. Одному осетину было во сне видение: Богоматерь приказала оставить икону на этом месте. Весть об этом дошла до архиерея Гаия. У Иверской иконы им был совершен торжественный молебен, после которого он хотел перенести икону в городской собор. Но ему было открыто, что икона должна остаться на том месте. Епископ внял этому небесному внушению и построил здесь для Иверской иконы часовню.

В 1796—1797 годах на месте часовни был выстроен храм во имя Успения Богоматери, при котором вскоре же была основана женская обитель. Но в 1799 году церковь во имя Успения и монастырь были закрыты, равно как упразднена была и сама Моздокская епархия.

По преданию, когда главный начальник всех кавказских горцев Шамиль подходил со своим войском к Моздоку, чтобы овладеть им, ему явилась в видении Жена в белой одежде и приказала не трогать этого города.

В конце XIX столетия в честь Иверской иконы Божией Матери жителями Моздока выстроен был величественный храм. Но не только моздокские жители считают эту икону своей покровительницей — она чтится по всему Кавказу, в области войска Донского и в Воронежском крае; и не одни лишь православные, но и католики, населяющие Кавказ, служат ей молебны и ставят пред ней свечи.

От Иверской Моздокской иконы совершилось много чудес и исцелений. Часто по обету богомольцы приходят к ней издалека босиком и несколько раз обходят вокруг собора на коленях. Каждый год ее переносят в город Владикавказ, где она пребывает около месяца.

Иверская Моздокская икона написана по золотому фону. Низ ее украшен привесками, принесенными в дар получившими исцеления. Ширина иконы 1 аршин 7 вершков, вышина — 1 3/4 аршина.

Иверская икона в Молчанской Софрониевой пустыни Курской губернии

В 1713 году сумской атаман Лукьян Константинов по особому откровению Богоматери принес в Молчанскую пустынь список Иверской иконы, о чем вычеканена подробная надпись на большом, круглом серебряном киоте, где хранится икона. Этот список Иверской иконы прославлен чудотворениями, о которых сохранились и устные, и письменные сказания.

В 1801 году исцелился от каменной болезни по совершении акафистного пения пред этой иконой московский купец Дометий Мещанинов. Икона тогда была приносима в Москву.

В 1813 году в Воронежской губернии, в селе Боброве, купеческая жена Любовь Григорьева объявила о полученном ей от иконы исцелении от жесточайшей болезни, после нескольких бывших ей во сне явлений Богоматери с приказанием отправиться в Молчанскую пустынь и отслужить молебен пред Иверской иконой. Празднуют этой иконе во вторник Светлой недели. Она богато украшена, и, кроме того, на ней висит много привесок, принесенных в благодарность за полученные исцеления. Икона пребывает над


Источник: http://www.verapravoslavnaya.ru/?Poselyanin_Bogomatermz




Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]


Вера православная - Поселянин Богоматерь Вязание на авито москва

Ярмарки воронежа рукоделия 25 Петелек - Вязание крючком, схемы вязания крючком
Ярмарки воронежа рукоделия А вам слабо? Поделки из металла. Поделки из дерева
Ярмарки воронежа рукоделия БЕЗДРОЖЖЕВОЕ ТЕСТО НА СОДЕ - рецепты теста с
Ярмарки воронежа рукоделия Бронхиальная астма
Ярмарки воронежа рукоделия Вязание Для Детей Елена Вязалочка - Лучшие Схемы
Ярмарки воронежа рукоделия К чему снится Убийство во сне по 90 сонникам! Если видишь
Ярмарки воронежа рукоделия Как сшить домашние тапочки-сапожки своими
Как сшить юбки солнце и полусолнце со складками, с Лев Копелев. И сотворил себе кумира МЯСНОЙ ВЕСТНИК Новости производителя наборов для рукоделия РИОЛИС Поделки из бумаги своими руками. Подсолнух Рисуем по этапно Сибирская язва

Похожие новости